Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
21 января 2014, 15:16
 Мария Литвинова  1243

Код лошади

Москвичи Андрей Лучкин и Наталья Улитина уехали жить в деревню под Новым Осколом, чтобы посвятить себя лошадям

Код лошади
  • Мария Литвинова

Он смотрит так, как будто не понимает, чего от меня ждать. Высоко подняв голову, разглядывает с недоверием. Этого иссиня-чёрного орловского рысака зовут Ворон.

Не собака и не кошка

Ворона выводят из стойла: шерсть лоснится, копытами переступает. Рост – 174 сантиметра в холке.

– Это не наш конь, год назад его привели к нам на воспитание, – рассказывает Андрей Лучкин. – Очень строптивый у него характер. Поначалу разбивал копытами стойло, не хотел там находиться. Потом выходить оттуда отказывался. Никак не шёл на контакт с людьми. Но за год занятий он стал вполне натренированным, многое уже умеет.

– Как их дрессируют? Как собак? – пытаюсь понять принцип дрессировки.

– Да нет, они по характеру совсем не как собаки. В них нет такой собачьей преданности и рефлексов на еду. Но и нельзя сказать, что они независимы, как кошки. Это лошади… Такие особенные животные.

Город – не место для лошади. Для человека тоже

С девяти лет Наталья Улитина занимается лошадьми. Училась выездке в школе олимпийского резерва, в 17 лет работала берейтором, обучая верховой езде. Как и Андрей, получила образование в филиале Хреновского училища при Центральном Московском ипподроме. Выступала в наездницей на бегах, готовила лошадей к соревнованиям, получала призы и награды.

А потом вдруг Андрей и Наталья, молодые и успешные коневоды и спортсмены, порвали всем шаблон. Бросили благополучную столичную жизнь и уехали жить в деревню. Да ещё в такую, где осталось всего-то полтора десятка жилых домов. Купили там старенький домик, нескольких лошадей и начали новую жизнь, организовав клуб любителей лошадей «Серебряная подкова»

– Мы уехали в село, чтобы иметь возможность заниматься лошадьми. В Москве можно работать и зарабатывать, но она непригодна для жизни людей, а уж лошадей – тем более. Лошади вообще в городе не место.

Таволжанка – старое село в Новооскольском районе. Зимой туда добраться трудно, особенно, если намело снега. Много брошенных домов: из местных жителей остались одни бабушки. Зато окрестные места невероятны по своей красоте: с одной стороны – высокие меловые горы, с другой – сосновые леса.

– Когда мы показывали фотографии своим друзьям-москвичам, они не верили, что такое бывает, - рассказывает Андрей. – Спрашивали: неужели это находится в России? И корма для лошади здесь прекрасные: известковые почвы, много кальция. Трава луговая тут потрясающая совершенно!

Жеребцов купили на бойне

Вопреки мнению родителей, которые неоднозначно отнеслись к решению молодой пары, они постепенно начали обустраивать комфортную жизнь в деревне себе и нескольким лошадям. Точнее – лошадям, так как о собственном комфорте говорить пока не приходится.

– У нас нет выходных, отдыхать некогда, – рассказывает Наталья. – День начинается рано, заканчивается поздно. Свободное время – это не про нас.

У Андрея и Натальи живут сейчас шесть лошадей. Двух отдали на временное воспитание и содержание хозяева. Лошадью должны заниматься профессионалы, и не каждый человек, любящий лошадей, имеет навыки и возможность правильно за ней ухаживать и тренировать.

Ещё двух лошадей молодые люди купили жеребятами. А вот жеребцы Ландыш и Граф нашли свой новый дом и любящих хозяев буквально за день до того, как их должны были пустить на колбасу. Они оказались никому не нужными в закрывающемся хозяйстве…

– Поначалу мы собирались выкупить лишь одну лошадь, но пожалели и вторую. Собрали деньги и забрали животных, – рассказывают ребята.

У «прокатчиков» лошадки живут не дольше сезона

Андрей и Наталья своими руками построили загон для лошадей позади своего дома, из дубовых брёвен. Делают ремонт, строят сараи. Помимо этого – ежедневно занимаются лошадьми, гуляют с ними.

– Лошади нужен строгий режим, – объясняет Андрей. – Она в определённое время просыпается, питается в назначенном порядке, потом тренируется, снова отдыхает. В природе лошадь ест постоянно, но небольшими порциями. Она должна двигаться, гулять. Это хрупкое животное ни в коем случае нельзя бесчеловечно эксплуатировать, как это делают, к примеру, «прокатчики» в городах. У таких эксплуататоров лошадь может находиться целыми днями на жаре или холоде, неправильно питается, её попросту загоняют. При таком образе жизни лошади нередко живут не дольше одного такого сезона…

Негуманное отношение к животным – больная тема для Андрея и Натальи. Они могут долго рассказывать, как люди покупают лошадей для заработка, на сезон или несколько лет, а потом, когда вытянут из неё весь ресурс, сдают на мясо. Обычные люди не понимают этого, катают за деньги своих детей, умиляются, даже если лошадь тощая, больная, хромая.

Рождённые для движения

По словам Натальи и Андрея, они готовы выкупать на бойне ещё лошадей, ведь туда чаще всего попадают здоровые и крепкие лошади, которых хозяевам становится дорого и неудобно содержать. Но для этого должны быть желающие заниматься верховой ездой. Воспитывать и держать лошадь – дорого, да и стоит она не копейки даже на бойне: около 50 тысяч рублей. Андрей и Наталья надеются на помощь районных и областных властей, которые смогли бы поддержать их энтузиазм.

– Мы общались с главой сельской администрации, к нам отнеслись приветливо. Но пока что нам никто не помогает, – говорят. – Надеемся, что в новом году будет полегче: год Лошади, как никак, наступает.

У Андрея и Натальи большие планы в Белгородской области. Им обоим ещё нет и 25 лет, и они уверены, что времени у них в запасе много. Готовить к соревнованиям лошадь – долгий процесс, она достигает своей идеальной формы лишь к 17-18 годам. В России конный спорт перестал развиваться по сравнению с тем, как было в советские времена. При этом спортивные лошади в России служат гораздо меньше, чем, например, в Европе. Здесь не всегда есть возможность её постепенно готовить к спортивной жизни.

– Лошадь рождена для быстрого движения, – рассказывает Андрей. – У каждой разные характеры – одна спокойна, другая по природе строптива, третья – пуглива. Мы воспитываем их с любовью и доверием, при дрессировке не используем никакого «железа». Лошадь должна доверять человеку. Она всё понимает и любит поощрения. Лошадь любит, чтобы её легонько похлопывали по мышцам, гладили. С ней нужно быть твёрдым, она должна понимать, что ты от неё не отстанешь. Но ни в коем случае не жестоким. И запомните, что лошадь нельзя угощать свежим хлебом, она от этого болеет. Только сухарями.

А козы тоже кони

Ворон на фоне снежной зимы смотрится великолепно. Выбежав на лицу, на радостях начинает есть снег, а потом умело позирует перед фотоаппаратом.

Скоро его, наверное, заберут хозяева. Ворон уже готов к общению с людьми, умеет прыгать через барьер, обучен множеству трюков.

– Будет, конечно, жаль с ним расставаться, – сокрушается Наталья. – Столько сил в него вложено, да и полюбили мы его очень.

В хозяйстве Натальи и Андрея живут не только лошади, но и собаки с кошками. Многих из них ребята подобрали на улице, больными и брошенными. Вылечили, выходили. Таким же образом в их доме появилась и коза. За ней больше не могла ухаживать соседская бабушка, ребята её себе и забрали. Скоро пузатая коза, как говорят, окотится. А пока что ходит по двору, любопытная, просит всех, чтобы её гладили.

Пока Ворона выводили из стойла, коза зашла внутрь и легла на его подстилку: место заняла.

– Она всегда так делает, – смеётся Наташа. – А потом Ворон, не понимая юмора, в стойло с козой идти отказывается. Так и живём.

– Приезжайте к нам, – приглашает Андрей. – Мы прокатим вас на лошадях по увлекательным маршрутам, где леса, реки и меловые горы. Научим ездить верхом. А летом можем устроить купание с конями!

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×