Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
22 января 2014, 10:19
 Евгений Филиппов 916

Зарплату платили в «конверте»

Зарплату платили в «конверте»
  • Евгений Филиппов

В Белгороде суд защитил интересы главного бухгалтера, которого обсчитал работодатель.

Теневое кафе

Белгородка Татьяна Боровская без малого четыре года работала в областном центре главным бухгалтером кафе «Печки-лавочки», получая за свою работу 15 тысяч рублей в месяц.

В марте 2013 года она уволилась по собственному желанию, но работодатель – фирма «Мажор» – отказался выплатить ей всю зарплату за последний месяц, а предложил лишь чуть больше четырёх тысяч рублей.

В ответ Боровская обратилась с иском в суд, требуя, чтобы ей заплатили за последний месяц работы 15 тысяч. Кроме того, она потребовала полную компенсацию за отпуск и причинённый моральный вред, поскольку в течение 89 дней работодатель отказывался выплачивать причитающиеся ей деньги.

Свердловский районный суд Белгорода удовлетворил иск Татьяны Боровской. Белгородский областной суд, куда обратилась с жалобой компания «Мажор», оставил решение районного суда без изменения, и решение вступило в законную силу.

В суде выяснилось, что кафе «Печки-лавочки» является настоящим субъектом теневой экономики. Свою зарплату в 15 тысяч рублей Боровская получала частями: 8 тысяч – по легальной ведомости, а 7 тысяч рублей – «в конверте». Эти деньги, естественно, не облагались налогом на доходы физических лиц, с них не производились необходимые отчисления в Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования.

По такой же схеме – часть зарплаты в «конверте» – оплачивался труд и других работников кафе. Об этом в суде рассказали свидетели. Таким образом, к 22 миллионам человек, работающих в теневом секторе, о которых на недавнем Гайдаровском форуме говорил глава Минэкономразвития Андрей Белоусов, следует причислить и персонал кафе «Печки-лавочки».

Для «галочки»

По словам заместителя главы Федеральной службы по труду и занятости Михаила Иванкова, ситуация с серым рынком труда «достигла критического значения». Наёмные работники обычно вынуждены принимать диктуемые работодателями условия, иначе не получат работу. А протестовать начинают лишь тогда, когда сильно «припечёт» – как главного бухгалтера Боровскую.

В суде выяснилось, что теневую экономику подпитывает не столько вынужденное молчание наёмных работников, сколько формальный контроль со стороны уполномоченных государственных органов. Фирму «Мажор» проверяла трудовая инспекция, которая не обнаружила нарушений трудового законодательства. Кстати, документы для трудовой инспекции подписывал некий коммерческий директор ООО «Мажор», хотя в штатном расписании фирмы такая должность вообще отсутствует. А значит, проверка была проведена просто для «галочки».

В мае прошлого года Татьяна Боровская обратилась в Управление Федеральной налоговой службы России по Белгородской области с заявлением о наличии в компании «Мажор» теневой заработной платы. Результат проверки тоже оказался нулевой - ответственные лица не выявили нарушений налогового законодательства.

Частное определение

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда вынесла частное определение в адрес УФНС России по Белгородской области, Управления Пенсионного фонда РФ по Белгородской области и государственного учреждения «Белгородское региональное отделение фонда социального страхования». Как следует из документа, выявленные нарушения стали возможны из-за отсутствия со стороны контролирующих органов «соответствующих мер реагирования на такие нарушения». А это свидетельствует «о ненадлежащем исполнении контролирующими органами возложенных на них законом обязанностей».

Суд обязал адресатов частного определения в месячный срок сообщить о принятых мерах. На днях управляющий отделением Пенсионного фонда Дмитрий Худаев и управляющий региональным отделением фонда социального страхования Людмила Колесникова сообщили областному суду о том, что они включили ООО «Мажор» в план-график совместных выездных проверок на вторую половину февраля 2014 года. На момент подготовки публикации ответ из УФНС России по Белгородской области в областной суд не поступил.

Казнить нельзя…

Для Татьяны Боровской судебная тяжба с бывшим работодателем закончилась победой. Однако возникает вопрос: а не нарушила ли она сама закон? Ведь Боровская работала главным бухгалтером, следовательно, могла знать или догадываться о двойной бухгалтерии компании «Мажор». То есть, выражаясь языком уголовного права, – соучаствовала. А значит, её могут привлечь к ответственности, например, по статье 198 Уголовного кодекса РФ – уклонение от уплаты налогов и сборов.

«Ну, это вряд ли, – считает юрист Александр Шпай. – Первая составляющая для наступления ответственности - это прямой умысел на неуплату налогов. В случае с работником обязанность по уплате налога на доход физического лица лежит на работодателе. А работник может сказать: я думал, что налоги платятся, и понятия не имею, что работодатель нарушает закон и скрывает их доходы. Опровергнуть и доказать обратное будет очень сложно. Вторая составляющая – это минимальная сумма недоплаты налогов, которая за последние три года должна быть больше 600 тысяч рублей. Таких денег, чтобы 13 процентов налога от зарплаты составили 600 тысяч, подавляющее большинство честно работающих граждан не получает».

Разумеется, поверить в наивность главного бухгалтера, которая якобы «не знала» о том, что её работодатель работает в «тени», довольно сложно. Поэтому, скорее всего, речь идёт либо о некомпетентности (ибо главный бухгалтер обязан знать, как на его предприятии платятся налоги – работа у него такая), либо об откровенном лицемерии («Я ничего не знала и поняла, когда уволилась…»). При любом из двух вышеприведённых вариантов такой бухгалтер также выглядит не лучшим образом.

По мнению Александра Шпая, куда выше вероятность привлечь к ответственности за неуплату налогов работодателя, нежели работника. Впрочем, с этим тоже могут возникнуть проблемы. В сентябре прошлого года на расширенном заседании комитета Совета Федерации по социальной политике глава Минтруда Максим Топилин, отметив высокую долю теневого рынка в стране как причину недополучения 20 процентов страховых взносов, признал, что его ведомство не имеет готового пакета законодательных инициатив, чтобы «сдвинуть ситуацию с мёртвой точки»...

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×