Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
05 августа 2014, 16:02
 подготовила Мария Литвинова 14860

20 месяцев ада

До освобождения советскими войсками 5 августа 1943 года Белгород вынес самый страшный период в своей истории

20 месяцев ада Белгород, август 1943 г. Разведчики со знаменем 1004-го стрелкового полка 305-й стрелковой дивизии.
  • подготовила Мария Литвинова
  • Статья

Белгород пережил две оккупации немецко-фашистскими захватчиками. Первая продлилась с 24 октября 1941 года по 8 февраля 1943-го. Однако 18 марта город снова заняли немцы. Известно, что в первую оккупацию город был оставлен советскими войсками без боя. Второй захват произошёл в результате стремительной атаки оккупантов.

В общей сложности под гитлеровцами Белгород находился 20 долгих и страшных месяцев. Ровно до 5 августа 1943 года, когда советские войска окончательно освободили город от фашистов и погнали их в сторону Харькова и дальше на запад.

Книга памяти

В 2010 году в Белгороде была издана книга «Оккупация», рассказывающая о месяцах, которые пришлось пережить городу под гнётом гитлеровцев. Сборник состоит из свидетельств очевидцев оккупации, документов того времени, воспоминаний местных жителей. Авторы-составители книги Александр Крупенков, Тамара Утенина и Любовь Хромых по крупицам собирали свидетельства, которые открывают наиболее полную картину жизни Белгорода в без преувеличения самый страшный отрезок его истории.

«Оккупация» была издана мизерным тиражом – всего тысяча экземпляров, книгу можно найти даже не в каждой библиотеке города. Однако это, наверное, единственное издание, способное рассказать в подробностях о том, какие страдания и ужасы пришлось перенести белгородцам, которых после изгнания фашистов в городе осталось в живых не больше 150 человек. В городе, который до начала войны насчитывал 35 тысяч жителей. Тысячи мирных горожан до смерти запытали, расстреляли, повесили и заживо сожгли оккупанты.

Тысячи человек…

Сегодня нам трудно представить, что на месте популярного кинотеатра «Победа» находилась Базарная площадь с виселицами, где фашисты казнили белгородцев. На месте жилого девятиэтажного дома на перекрёстке проспекта Славы и улицы 50-летия Белгородской области располагалось здание аптеки № 8, в котором оккупанты истязали сотни военнопленных и гражданских мужчин и женщин. А вся площадь парка Памяти (в прошлом – Дальнего парка) в пять гектаров представляет собой кладбище, где похоронены тысячи человек.

В сегодняшнем номере «Белгородских известий» публикуются некоторые фрагменты из сборника «Оккупация». Эти материалы – доказательства преступлений, которые совершали гитлеровцы на Белгородской земле. Чтобы трагедия мировой войны никогда не повторилась, её историю нужно знать.

 

Белгород, март 1943 г. Южная сторона улицы Чичерина (стометровка). Вид со стороны с Новомосковской (ныне пр-т Богдана Хмельницкого)
Белгород, март 1943 г. Южная сторона улицы Чичерина (стометровка). Вид со стороны с Новомосковской (ныне пр-т Богдана Хмельницкого)

Жизнь в городе замерла…

Из акта о зверствах немецко-фашистских оккупантов в городе Белгороде, 14 ноября 1943 года:

«С момента оккупации Белгорода немецко-фашистскими захватчиками 24 октября 1941 года вся жизнь в городе замерла. Попирая международные законы и обычаи, фашистские изверги установили в городе режим насилия, кровавого террора, грабежа и массового истребления мирного населения. Буквально по пятам почти каждого гражданина ходила смерть, и она преследовала каждого лишь потому, что он являлся гражданином Советского Союза. Проводя идею массового истребления советских граждан, фашистские кровавые палачи использовали всяческие дикие, зверские методы: расстрелы, измор голодом и холодом, сожжение заживо, избиение до смерти, жестокие пытки…»

«…Со взятием Белгорода немцы начали массовые аресты советских граждан, якобы подозреваемых в связях с партизанами и принадлежности к коммунистической партии, за перерез кабельного провода, за хранение оружия, агитацию против немецкой власти, за скрытие места жительства и т. д., выявляя при этом наиболее активную часть советских граждан…»

«…Для запугивания заложников в практику было введено зачитывание приговоров непосредственно в камере…»

Белгород, март 1943 г. Место нынешней остановки «Родина». Справа - бывшая гостиница Яковлевой
Белгород, март 1943 г. Место нынешней остановки «Родина». Справа - бывшая гостиница Яковлевой

Фашистская пропаганда

Первое, что сделали немцы, – это взяли под контроль местные средства массовой информации. Первые выпуски оккупационной газеты выходили под старым названием «Белгородская правда». С 14 декабря 1941 года её переименовали в «Восход». В ней работали наши соотечественники, которые по разным причинам стали сотрудничать с врагом. Кто-то – по личным убеждениям, кто-то – из страха перед извергами.

Из приказа № 169 по Белгородской городской управе от 18 июня 1942 года за подписью городского головы Пфецера Г. Х., газета «Восход», 21 июля 1942 г.:

«Настоящим довожу до сведения населения города Белгорода о том, что Военным комендантом запрещено вновь занимать квартиры, освобождённые немецкими частями. В случае расхищения вещей из военных квартир виновные будут наказаны смертью».

Из приказа № 201 от 21 июля 1942 года, газета «Восход»:

«Установлены случаи безнадзорности детей, родители не следят за воспитанием своих детей и не интересуются их времяпрепровождением, дети бросают в проходящие автомобили, велосипеды и телеги камни и другие предметы. За вышеуказанные поступки родители и дети будут преданы смертной казни».

Белгород, июль 1943 г. Западная сторона Новомосковской улицы (нынешний пр-т Б. Хмельницкого) напротив пивзавода, вдали видна мельница на левом берегу Везёлки
Белгород, июль 1943 г. Западная сторона Новомосковской улицы (нынешний пр-т Б. Хмельницкого) напротив пивзавода, вдали видна мельница на левом берегу Везёлки

В лагере военнопленных

Из акта о зверствах немецко-фашистских оккупантов в городе Белгороде, 14 ноября 1943 года:

«…В Белгородском Доме колхозника и доме № 17 по улице Будённого немецко-фашистские захватчики организовали лагерь военнопленных. В первые дни в лагере совершенно отсутствовало питание, а затем стали выдавать в сутки по 500 граммов похлёбки с викой, в которой варили дохлую конину. Военнопленные в полном смысле этого слова голодали, и когда женщины приносили кусок хлеба, то при подаче его немецкие часовые били палками по рукам тех, кто протягивал за хлебом руку…»

«…Истощённых от голода и больных заставляли выполнять физические работы, как то: перевозка дров из Дальнего парка, подвоз бочек с водой из реки, вывоз мёртвых и замученных в Дальний парк.
Обувь у военнопленных была отобрана, и они оставались разутыми, помещение не отапливалось…»
Свидетельства выживших белгородцев говорят, что с советскими военнопленными оккупанты обращались не просто жестоко, а издевались, в том числе ради потехи:

Свидетель О. П. Костина рассказывает:

«В один из зимних дней военнопленных направили в баню. Во время купания в баню ворвался немецкий экзекутор Иоан Конский и начал избивать людей палкой. Избиение продолжалось до тех пор, пока купавшиеся нагими не были выгнаны на снег во двор. Этот же кровавый гитлеровский палач прикладом раздробил челюсть одному из военнопленных только за то, что тот не свернул с дороги, когда он шёл по двору. Для потехи этот гитлеровский выродок стрелял ночью в общежитие с людьми, в результате чего было много жертв».

Врач городской поликлиники А.Л. Корниенко рассказывает:

«Мне на амбулаторный приём приводили военнопленных с ушибами, побоями, с глубокими рассечениями мягких тканей, со штыковыми ранениями в области ягодиц. В зимнее время ноги у военнопленных были обмотаны тряпками, примёрзшими к телу, раны были открыты, так как медикаменты для русских пленных немецкое командование не отпускало».

Белгород, август 1943 г. Возвращение беженцев по ул.Попова мимо Преображенского собора.
Белгород, август 1943 г. Возвращение беженцев по ул.Попова мимо Преображенского собора.
Справа здание нынешнего теологического факультета БелГУ

В гестапо

Одним из главных застенков гестапо являлся подвал и здание аптеки № 8, откуда живым почти никто не возвращался.

Опрошенный комиссией в качестве свидетеля заложник А. П. Кондратюк рассказал:

«Будучи арестованным, я был доставлен в здание гестапо. Там было большое скопление арестованных, примерно до 600 человек, и были они так изнурены и измучены, что их трудно было узнать. Меня били два раза, но так сильно, что я терял сознание. При одном допросе, после побоев, приказали положить пальцы в щель двери, но я был настолько слаб, что не смог поднять руки. При избиении мне завязывали глаза, чтобы не видно было, кто производит пытку. Все, кто со мной сидели в этом подвале, были подвергнуты избиению. Нарушая всякие приличия, жандармы держали в камерах совместно мужчин и женщин».

Заложник В. Г. Фролов в своём заявлении писал:

«Не один волос на голове стал белым за то время, пока я находился в этом гестапо. Особенно жуткие были моменты, когда открывалась дверь и входил жандарм гестапо. Он входил за тем, чтобы избить кого-нибудь или взять на виселицу. Обречённым на смерть связывали руки проволокой и в крытых машинах увозили, сопротивляющихся жестоко избивали».

Из письменного показания Д. В. Почернина:

«После жутких пыток и издевательств арестованным зачитывали смертные приговоры через повешение, сожжение и расстрел и уводили на казнь. Виселицы находились недалеко от здания бывшей аптеки № 8 на Базарной площади. Так были зверски повешены: Елена Виноградская 1921 г. рождения, Иван Евграфович Лисицкий 1897 г. рождения, Наум Фишинзон 1908 г. рождения, Иван Фёдорович Черноусов 40 лет, Иван Григорьевич Погорельцев и ряд других, всего по неполным данным было повешено около 120 человек, из них по городу 21 человек, фамилии многих неизвестны.

Повешенных не разрешали убирать с виселиц по несколько суток – так фашистские палачи хотели запугать население города. Повешенных фотографировали, снимки показывали на допросе, говоря: «Так может и с тобой произойти». Осуждённых из аптеки № 8 группами и в одиночку уводили в Дальний парк и там после дополнительных издевательств зверски расстреливали».

Белгород, август 1943 г. Советские солдаты спускаются по склону у ж/д дороги в направлении вокзала. На фото справа - печи для обжига мела
Белгород, август 1943 г. Советские солдаты спускаются по склону у ж/д дороги в направлении вокзала. На фото справа - печи для обжига мела

Массовое сожжение

Одним из самых кровожадных злодеяний фашистов во время оккупации Белгорода было массовое сожжение советских граждан на месте бывшего камышитового завода. Это преступление было совершено 5 февраля 1942 года. В 7 часов этого кошмарного утра к зданию аптеки № 8 подъехали грузовики. В них стали грузить осуждённых: стариков, детей, женщин с грудными малышами, больных на носилках. Людей свезли к камышитовому заводу, раздели донага при 35-градусном морозе и затолкали в сарай. Шестеро привезённых на казнь мужчин по приказу фашистов сносили одежду людей в специальные места. Эти шестеро были убиты вместе со всеми остальными. Сарай был взорван и сожжён.

Воспоминания А. Ф. Копиной:

«Сарай, сожжённый вместе с людьми, я ходила смотреть со старухой Пенцевой. Подойдя к месту сарая, мы увидели жуткую картину: массу обугленных, сгоревших человеческих трупов».

Как рассказывает книга Александра Крупенкова, в районе камышитового завода гитлеровцы варварски сожгли свыше 1 700 советских граждан, из них жителей Белгорода 90 человек. Всего, по неполным данным, путём расстрелов, повешения и сожжения в Белгороде было уничтожено свыше 5 тысяч человек.

Из воспоминаний А. М. Кизиловой:

«Одну я помню, Тамару Лифшиц – красавица была женщина. У неё маленький мальчик Лёва был от еврея. Он переболел у неё менингитом, и всё равно она его не оставила. Ей, русской женщине, обещали сохранить жизнь, если она откажется от сына-еврея, но она не смогла этого сделать, и их обоих сожгли в сараях камышитового завода. Сколько всего там сожгли людей, я не знаю. Помню только тех, кого взяли с нашей улицы: Бронштейны, ещё одна пара была. Когда фашисты пришли в Белгород, то они наклеили им на грудь и спину яркие шестиконечные звёзды. Помню Мусю Шинкермахер, сожжённую в сараях камышитового завода. Я с ней училась в одной школе».

Белгород, август 1943 г. Советские пехотинцы проходят по Гражданской улице освобождённого Белгорода
Белгород, август 1943 г. Советские пехотинцы проходят по Гражданской улице освобождённого Белгорода

Партизаны

На протяжении всего периода оккупации в окрестностях Белгорода вели деятельность партизаны. Белгородский партизанский отряд был сформирован по решению Курского обкома ВКП(б) 30 сентября 1941 года из 82 человек. Командовали ими командир отряда Андрей Поляков и комиссар Сиверский.

Из отчёта комиссара белгородского партизанского отряда А. Т. Сиверского и секретаря Белгородского райкома ВКП(б) Ф. С. Луева об итогах деятельности партизанского отряда с октября 1941 года по февраль 1943 года:

«…Убито и ранено немецких солдат и офицеров, а также предателей до 870 чел.
…Сожжена конюшня в селе Беломестное с 86 лошадьми, боеприпасами, продовольствием, имуществом и двумя автомашинами.
…Возвращено населению отбитых у немцев более 150 гол. коров и много другого имущества, награбленного немцами у мирного населения.
…Выведено из окружения до 1500 бойцов и командиров 301-й Красноярской дивизии.
…Оказывалась систематическая помощь частям Красной Армии разведкой, проводниками, диверсией и личным участием в боях с немецкими оккупантами.
…За период боевых действий отряд потерял убитыми 27 чел., без вести пропавших 4 чел., раненых 6 чел.»

Из доклада руководителя диверсионно-разведывательной группы Ф. С. Луева и комиссара А. Т. Сиверского о деятельности юного партизана Александра Андросова:

«…Это был Александр Андросов из села Беломестное Белгородского района. В пасмурные ночи он часто брал коробку спичек, бутылку с керосином, осторожно пробираясь из села незаметным для немецких часовых на колхозные поля, и там поочерёдно сжигал скирды необмолоченного хлеба. Более 14 скирд сжёг партизан Андросов, не дав ни одного зёрнышка хлеба с этих полей чужеземцам. 17 декабря каратели забрались и в его родное село Беломестное. Каратели разместили своё имущество в сараях колхоза «Кр. боевик». Ночь была холодная, немецкие часовые, охранявшие сарай, не могли выстоять на морозе. Они ушли обогреваться в хату. Юный партизан Андросов с молниеносной быстротой в 4 часа ночи подбежал к конюшне, облил все двери и крышу над дверьми керосином и с трёх сторон зажёг её. Вся конюшня была охвачена пожаром. 86 лошадей, две автомашины, обмундирование, много боеприпасов и продовольствия было уничтожено огнём. Гестаповцам удалось найти Александра, который был расстрелян немцами».

 

Белгород, август 1943 г. Захваченные исправными танки Pz.Kpfw. V Пантера (по некоторым данным, из состава 10-й «Пантербригады»).
Белгород, август 1943 г. Захваченные исправными танки Pz.Kpfw. V Пантера (по некоторым данным, из состава 10-й «Пантербригады»).
Танки захвачены на сборном пункте аварийных машин (СПАМ) на окраине Белгорода. Дальний танк с тактическим номером 732 был доставлен в Кубинку для испытаний

5 августа

5 августа 1943 года завязались бои за Белгород. Войска 69-й армии входили в город с севера. Форсировав Северский Донец, войска 7-й гвардейской армии вышли к восточным окраинам города, а с запада Белгород блокировали соединения 1-го механизированного корпуса. В итоге к 18 часам Белгород был полностью очищен от гитлеровских войск, в качестве трофеев было захвачено много немецкой техники и боеприпасов. Пригородные слободы Пушкарная и Супруновка были заняты лишь утром 6 августа. В боях за Белгород немцы потеряли 3 200 солдат и офицеров.

Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция – заключительная операция Курской битвы, проводилась с 3 по 23 августа 1943 года с целью нанесения поражения белгородско-харьковской группировке вермахта, освобождения Харьковского промышленного района, создания предпосылок для окончательного освобождения Левобережной Украины. Операция осуществлялась силами Воронежского и Степного фронтов. Кодовое название – «Полководец Румянцев».


Фото из блога vassilio.livejournal.com и сайта waralbum.ru


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×