Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
19 апреля 2019,  14:29

Олег Набоков: Лучшее время «Салюта» – начало девяностых

Олег Набоков: Лучшее время «Салюта» – начало девяностыхОлег НабоковФото: Сергей Белых
  • Спортивная смена

В этом году кумир белгородских болельщиков 1980-х и 1990-х Олег Набоков отметил 55-летний юбилей. Он рассказал «Спортивной Смене» о конфликтах с тренерами, лучших белгородских футболистах и перспективах нынешнего «Салюта».

Жили одним коллективом

— Олег Михайлович, на форуме старого сайта «Салюта» написано, что вы за свою карьеру забили 81 гол. Вы сами считали свои голы?

— Лет 15 назад всё подсчитал журналист Анатолий Дорошенко и сказал мне, что 93. У него есть все программки матчей, он очень хорошо следил за статистикой. А я сам никогда свои голы не считал.

— Помните, как начинали играть в футбол?

— Пришёл я в детско-юношескую спортшколу лет в 10. Ребят моего года рождения – 1964-го – ещё не набирали. Была группа на год старше. Там я и начал, кстати, вместе с Валерой Яковлевым (сейчас – директор ДЮСШ № 6 Белгорода. – Прим. авт.).

— Как вы попали в «Салют»?

— В 1981 году пригласили меня, Серёгу Шестаченко и Юру Кривченко (сейчас – директор Академии футбола «Энергомаш». – Прим. авт.). Нам по 17 лет было. Детская спортшкола тогда была при команде мастеров, мы мячи подавали на матчах «Салюта». Это сейчас по договору клуб просит ДЮСШ выделить для этого детей. А раньше все жили одним коллективом. Мы были на всех салютовских тренировках. Маленьким смотрел и восхищался Монголиным, Васильевым, Цыгановым, Богдановым, Гаженко. А потом мне посчастливилось и поиграть вместе с ними в одной команде.

— Каким вам запомнился Юрий Васильев?

— Это великий футболист (лучший бомбардир в истории белгородского «Салюта», забивший 108 мячей. – Прим. авт.). Его в московский «Спартак» в своё время звали. Где‑то сохранилась телеграмма об этом. И он этим никогда не бравировал. Хотя по тем временам это было круто. Он очень талантливый был. У нас были хорошие дружеские отношения. Открытый, добрый человек. Мне был как старший брат. И никогда ни с кем у него не было никаких конфликтов.

Мягковатые и нагловатые

— Помните свой первый гол за «Салют»?

— В 1981 году в одном из первых домашних матчей сезона Липецку забил с правой, хотя я левша. Играл тогда левого полузащитника. Сместился со своего фланга в центр и из‑за штрафной пробил.

— Какой свой гол считаете самым красивым или самым важным?

— Без лишней скромности могу сказать, что красивых много было. С тех же штрафных или после ударов издали. Но мне больше нравилось, когда мы разыгрывали мяч. Я же не только штрафными славился. Были техничные, умные игроки, края хорошо работали. И комбинационный стиль, спартаковский, который я любил с детства. Мы старались так играть.

— За что вас и ещё нескольких игроков отчислили из команды в 1989 году?

— Мы сами ушли. Тренером был Михаил Глазунов. На общекомандном собрании мы договаривались насчёт определённых сумм премиальных за каждую победу. Когда раздавали конверты, выяснялось, что у каждого меньше процентов на 30. Не помню сейчас точных сумм. Допустим, средняя сумма – 100 рублей. Кому‑то положено 130, кому‑то 80. А получилось, что у нескольких человек было 100, у остальных – меньше 50. Куда делись деньги?

Я был капитаном. Начал высказывать тренеру, а он то в состав меня не поставит, то заменит. И после очередной игры я написал заявление, положил ему на стол и ушёл. Мне запретили играть в чемпионате области, чтобы я вернулся. А через месяц-полтора Глазунова убрали, и я вернулся.

— Расскажите, из‑за чего между игроками и тренерами в 1990 году на одном из выездов случился конфликт? После этого главным тренером стал Виктор Прохоров.

— Из‑за нарушения режима. По‑моему, в Раменском. Ну и руководство обиделось на нас. Юрий Васильев, хоть и был главным тренером, но не особенно хотел этого. Ему больше нравилось работать с детьми. Старший тренер – Владимир Булгаков – как‑то всегда был вторым, поэтому тоже не особенно стремился. А главный тренер должен быть с характером, держать дисциплину. Они были мягковатые, а мы – сильно нагловатые. Прохоров как раз приехал из Италии, куда ездил с белгородской делегацией смотреть матчи чемпионата мира. Мы все сели, поговорили и выбрали его главным.

— В том сезоне вы в 32 матчах забили 18 мячей. Это была лучшая ваша результативность за сезон. Помните его?

— Конечно. Я вообще считаю, что с 1990 по 1992-й – лучшие годы «Салюта». Это как раз когда пришёл Саныч (Виктор Александрович Прохоров. – Прим. ред.). У него было потрясающее чутьё и организаторские способности. С большим уважением отношусь к нему. Он тогда собрал всех играющих и сумел создать сплочённый коллектив: Серёга Шестаченко, Юра Кривченко, Тимур Богатырёв, Витя Богданов, Сашка Медведев, Виталий Салов, Юра Горбенко, Яша Сулейманов.

Подошли молодые Витя Навоченко, Серёга Гридчин, Ромка Нерубенко. Но потом пошли пертурбации в организационном плане. Во всей стране творилось непонятно что. Тяжёлые годы. И если бы та команда не распалась, то ещё годика три-четыре мы бы ещё попыхтели, побились.

1990 год. Товарищеский матч. «Салют» (Белгород) – «Шахтёр» (Донецк). Штрафной исполняет Олег Набоков 1990 год. Товарищеский матч. «Салют» (Белгород) – «Шахтёр» (Донецк). Штрафной исполняет Олег Набоков / Фото: личный архив Олега Набокова

Слова Юрия Васильева

— Какой‑то матч тех времён вам особенно запомнился?

— Да, приезд «Асмарала» в 1992 году, если не ошибаюсь. Мы играли в Первой лиге. Консультантом у них был Константин Бесков (заслуженный тренер СССР, тренировал все ведущие московские клубы и сборную страны. – Прим. авт.), но он не приехал в Белгород. Главный тренер – Владимир Федотов. В составе – половина бывших спартаковцев. Банда серьёзная. Они всем загружали по четыре, по пять. Все экипированные, в «Адидасе», сумки модные. Это был первый частный профессиональный футбольный клуб. Деньги были, правда, непонятно откуда. Владельцы не воспитывали футболистов, а покупали готовых.

Перед матчем на разминке они все с задранными носами – понятно, звёзды приехали. И мы их 2:0 грохнули. Юрка Кривченко красивый гол тогда забил. Не скажу, что за счёт мастерства, но за счёт характера, бойцовских качеств мы выиграли.

Судьи потом рассказывали, как после игры Федотов звонит Бескову, а тот спрашивает: «Два ноль? А чего так мало?» Федотов ему: «Да нет, проиграли два ноль». После этого Федотов, послушав Бескова, весь покраснел и трубку положил.

— Почему два наших профес­сиональных клуба – «Энергомаш» и «Ритм» – прекратили существование в 1992 году?

— Я надеялся, что Прохоров останется и они договорятся с Крюковым (главный тренер «Ритма» и «Салюта» в 1990-х годах. – Прим. авт.). Но Саныч уехал в воронежский «Факел». И меня звал с собой. Лёшка Голубцов, Серёжа Гридчин поехали. А я, кроме как в Белгороде, нигде играть не хотел. Когда‑то Юра Васильев мне сказал: «Надо быть преданным одному клубу. А если уходить, то на хорошее повышение». Хотя сам, как мы знаем, «Спартаку» отказал.

— Когда объединили команды в один клуб и Крюков стал главным тренером, он пригласил на первую тренировку всех футболистов и «Ритма», и «Энергомаша». Почему вы не пришли?

— Наверное, я уже не верил во что‑то хорошее, когда случился этот развал. Было два хороших клуба, а потом не могли найти денег даже на один.

— Вы – один из любимцев белгородских болельщиков. У вас когда‑нибудь была звёздная болезнь?

— Нет. Никогда не ставил никаких ультиматумов, со всеми тренерами находил общий язык. И с тем же Саней Крюковым на сборах «Салюта» мы вместе были, ещё когда он играл. Были такие дружеские отношения. Могу честно сказать, что если бы он лично меня тогда убедил, мы бы поговорили и я бы пошёл в его команду.

Пару штрафных под левую

— Где вы играли с 1993-го по 1999-й?

— Воспитанники Евгения Сахаренкова – им было по 16–17 лет – заявились на чемпионат области за «Энергомаш». И они вместе с Анатолием Кецкало пригласили меня в эту команду. Взяли ещё Сергея Богатырёва и вратаря Ваню Кротова. Они, кстати, работали на заводе. А я в свободном полёте был. Как раз среди этих ребят из ДЮСШ были Игорь Ермаков, Руслан Желтоноженко.

— Вас звали обратно в «Салют»?

— Почти каждый год. Я уже не хотел туда. Если серьёзно играть, уже не выйдешь просто так, как на чемпионате области. Нужно было подтаскивать функциональную готовность. Это другой уровень всё‑таки. Я про себя уже думал: «А нужно ли мне это всё?» Плюс уже кое‑какой бизнес у меня был.

— В 1999-м вас таки смогли уговорить.

— Тренером «Салюта» тогда был Василий Голиков. Подходит: «Олег, очень надо помочь». А команда стояла на вылет из Второй лиги. Говорю: «Да какой из меня помощник?» А это был летний недельный перерыв, как я себя подтяну функционально? В общем, меня в итоге убедили. Но всё равно команда вылетела. Чуть-чуть не хватило. Следующий сезон я оты­грал и в 2001 году закончил.

— Почему?

— Мне уже 37 лет было. Поехали на сборы. Дали нагрузку, а у меня хоть и серьёзных травм не было, но ахилл беспокоил. Боль появилась и не проходила. Посидел, подумал: «Пора и поберечь себя чуть-чуть». Президент Николай Головин оставил меня работать в клубе. Числился я тренером-селекционером, а отвечал за весь детский футбол. Проработал до 2004 года, пока Головин не ушёл.

— Вы забивали много голов со штрафных. Болельщики считали, что для Олега Набокова это почти как пенальти. Как вы тренировали эти удары?

— Когда приезжали судьи, их в шутку просили: «Пенальти не надо. Поставьте под левую пару штрафных, даже можно не рядом со штрафной, а дальше». Конечно, я оставался после каждой тренировки и бил. И не только я. Сейчас я вообще удивляюсь. Как‑то разговаривал с Навоченко (главный тренер «Энергомаша» в 2015–2018 годах. – Прим. авт.): «Витя, почему они у тебя сразу после тренировки разбегаются?» Мы как минимум на полчаса оставались. Кто‑то передачи делает, кто‑то в «квадратик» поиграет, кто‑то пресс качает. Мы с Кривченко «дубасили» эти штрафные с разных точек.

«Салют». Начало 1990-х «Салют». Начало 1990-х / Фото: личный архив Олега Набокова

«Комнатные» дети

— Чем отличаются футболисты вашего поколения и нынешнего?

— У них нет какой‑то целеустремлённости. Чего‑то добились – всё, этого достаточно. Хотя каждому поколению кажется, что следующее как‑то не так себя ведёт. Так же и мы не нравились нашим родителям. Я вот с детьми сейчас работаю 2008 и 2009 годов рождения (в спортшколе № 6. – Прим. авт.). Они «комнатные» все, слабенькие, иммунитета нет. И это даже не только те, кто спортом занимается. Ну не должен ребёнок болеть по пять раз за зиму. А они болеют. Единицы – по разу, по два.

— В чём причина этого?

— Мы жили в какое время? Не было даже сотовых телефонов. Посмотри, сколько у них сейчас интересов. Это совсем другая жизнь. Едем по области на игру. Только сели в автобус – каждый воткнулся в телефон. Говорю: «Уберите хоть за 20 минут до игры, чтобы глаза отдохнули». Хорошо всё это или плохо – наверное, время покажет.

Всё начинается с детского футбола

— В 1999 году в «Салюте» начинал вратарь Сергей Рыжиков. Можно было представить, что он попадёт в Премьер-лигу, станет чемпионом России?

— Оказалось, ещё перед тем, как попасть в «Салют», он следил за мной, как я бью, откуда. Это он мне потом сам рассказывал. После тренировок оставались, и я ему говорил: «Серёня, давай!» Для него это была школа вообще сумасшедшая. Когда нападающий не забил – все это быстро забыли, а вратарь «пенку» пустил – будут помнить долго. Поэтому надо обладать характером, трудолюбием. И когда у Серёжи пошло, я даже не удивлялся. Он такой юморной парень, балагур, но на тренировках себе слабинки никогда не давал.

— Не считая приглашения в воронежский «Факел», вам когда‑то предлагали уехать из Белгорода в другую команду?

— Два раза звал московский «Локомотив» – в 1987 и 1988 годах. Не поехал. Наверное, потому, что слова Васильева вспомнил о преданности клубу. И ещё когда в первый раз звали, жена была беременная, а во второй – только дочка родилась. Не решился срываться из Белгорода. Хотя Юрий Сёмин (главный тренер «Локомотива». – Прим. авт.) приезжал лично, когда мы с кем‑то играли в Подмосковье или в Москве. Сказал, что ждёт меня и на меня рассчитывает. Я поговорил с женой, хотя и сам уже решил никуда не ехать. Мне комфортнее было дома.

— Кого вы считаете лучшими белгородскими футболистами в истории?

— Я не застал Александра Жолтикова, которого сильно хвалят. А из тех, кого я видел, первый – это Юрий Васильев. Очень нравился мне Серёжа Бережной. Он опорного хавбека играл. Хотя по отношению к делу я бы его в пример не привёл – были проблемы с режимом. И конечно, Толик Богданов. Он тоже играл в полузащите. Роль опорного полузащитника в современном футболе снизилась, но вообще он всегда считался мозгом команды.

— Болельщики на улицах вас сейчас часто узнают?

— Конечно. Люди вспоминают тот «Салют». Такое внимание всегда приятно. Раньше на футбол ходило намного больше людей, поэтому нас все знали в лицо. По городу нельзя было пройти. А чтобы, например, выпить бутылку пива, нужно было куда‑нибудь прятаться.

— За «Салютом» следите? Каковы, на ваш взгляд, перспективы нашей команды?

— Следил за «Энергомашем», пока оттуда не ушёл Витя Навоченко и команда вновь не стала «Салютом». Перспектива одна – должны играть свои воспитанники. Условия нужно создать, чтобы ребята стремились играть здесь, а не разъезжаться непонятно куда – в такого же уровня команды. Но без должного финансирования, помощи областных или городских властей поднять футбол невозможно. Вот я работаю в ДЮСШ. Есть условия, но всё это с таким трудом: те же тренировки, поездки. Зал каждый тренер ищет. Где сможет договориться, там и будут занятия. В школьные спортзалы детей, даже маленьких, вообще не пускают. А ведь всё начинается с детского футбола.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×