Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
28 апреля 2019,  14:00

Кругосветка в двух приближениях. Как Александр Смагин решился обогнуть земной шар

Об этом белгородец рассказал корреспонденту «Спортивной смены» задолго до своего путешествия

Кругосветка в двух приближениях. Как Александр Смагин решился обогнуть земной шарАлександр Смагин в СенегалеФото: личный архив
  • Статья

Сейчас за плечами Александра Смагина больше 11 тысяч км. Стартовав 15 сентября 2018 года из Санкт-Петербурга, он на бамбуковом велосипеде проехал всю Западную Европу. Уже в Африке пути Александра и его напарника – петербуржца Константина Колотова – разошлись, и они решили продолжать путь поодиночке. На сегодняшний день Смагин в пути уже более 200 дней. Сейчас он на острове Занзибар, в Танзании.

Приближение первое. Март 2018-го

Мы сидим на кухне моей квартиры. Изрядно похудевший Александр, буквально на днях вернувшийся с восхождения на гору Аконкагуа в Аргентине, за чашкой чая делится впечатлениями от путешествия. На столе лежат гостинцы из далёкой южноамериканской страны: чай мате и сгущённое молоко, которое в Аргентине любят не меньше, чем в России.

 – Аконкагуа (высота 6 960,8 метра – прим. авт.) считается высшей точкой планеты за пределами Азии. Если оценивать по шкале от 1 до 5 баллов, где 5 – это самая сложная гора, на которую мне приходилось подниматься, то Аконкагуа я бы дал 3,5–4 балла, – рассказывает Александр Смагин. – Туда сложно было добраться: дорога из России заняла почти двое суток. Непросто дойти и до самой горы: от входа в национальный парк до базового лагеря почти 50 км, то есть два полноценных дня нужно топать. Чтобы не нести снаряжение, можно, конечно, нанять мулов, но всё это стоит денег. Свой 17-килограммовый рюкзак я нёс сам.

— Чем Аконкагуа отличается от других гор, на которых ты уже побывал, того же Эльбруса, пика Ленина?

— При классическом восхождении с юга на пути там нет ледников. То есть почти весь маршрут можно пройти без кошек, никакого специального альпинистского снаряжения не требуется. Чисто технически Аконкагуа – несложная гора. Но перед самой вершиной склоны там очень крутые. Все идут без страховки, хотя на маршруте встречаются снежники, фирн (плотный, слежавшийся, зернистый снег – прим. авт.) и каменные осыпи. Сорваться на этих участках и покатиться вниз совсем несложно, достаточно один раз ошибиться. Можно ли назвать эту вершину пешеходной? Это скорее вопрос терминологии. Многие называют и Эльбрус пешеходной вершиной, хотя на нём в год гибнут 20–30 человек. Горы не прощают ошибок.

— Для общего понимания расскажи, что, по‑твоему, простой поход и что – сложный.

— Сложные походы – это восхождения на высоту 6–7 тысяч метров. Это Аконкагуа, пик Ленина. Во время трекинга по Непалу у меня иногда получается взойти на три пятитысячника за поход. Если же говорить о чём‑то простом… Велопоход в Эстонию на три дня, автопутешествие в Норвегию либо несложный поход по Алтаю дней на десять, например.

— Сколько в год у тебя бывает путешествий: от несложных туристических походов до опасных восхождений?

— Только за прошлый месяц у меня было 11 перелётов. В год получается 22–23 похода. То есть пара путешествий в месяц – это если считать все – и большие, и маленькие.

 

Вокруг света на велосипедеВокруг света на велосипеде / Фото: личный архив

Надо сказать, что уже несколько лет Александр Смагин руководит небольшой фирмой Feel Travel, которая занимается организацией необычных путешествий – походов, восхождений и авторских туров по всему миру.

— Правильно я понимаю, что для тебя это был не коммерческий поход?

— Скажем так, это был не чисто коммерческий поход: я ничего не заработал, но и своих денег на восхождение не потратил. Изначально я должен был вести группу из трёх человек, но в итоге по различным причинам со мной поехал всего один турист. Один просто забыл продлить Шенгенскую визу, а вылет у нас был из Хельсинки.

— Сколько вообще стоит подъём на Аконкагуа?

— Он обойдётся в 2 800–3 000 долларов на человека, включая расходы на перелёт (он стоит около 1 000 долларов). Это при условии, если всё организовывать самостоятельно. Пермит – разрешение на посещение горного района – стоит от 500 до 700 долларов, в зависимости от сезона. Пермит включает страховку, в том числе эвакуацию вертолётом в случае чрезвычайной ситуации – такого на других горах не встретишь. Готовый тур в одной из компаний, занимающихся экстремальным туризмом, обойдётся в среднем в 3 500–4 000 долларов – это без перелёта.

— Расскажи, когда ты решил, что будешь жить и зарабатывать путешествиями?

— Я окончил белгородский «технолог» по специальности «инженер-механик». Отслужил на Черноморском флоте, вернулся на гражданку и устроился на одно из белгородских предприятий инженером-исследователем бурового инструмента. Проработав меньше года, я понял, что это не моё: денег приносит мало, да и не очень интересно. В то время один мой товарищ занимался бизнесом в Москве. Он‑то предложил мне попробовать себя в своём деле. У нас было много совместных проектов – от продажи носков и обуви до морских контейнеров и спортивных тренажёров. Со временем я понял, что точно так же можно продавать не только товары, но и походы. До этого момента мне приходилось разбираться во всём с нуля, ведь, чтобы продать морской контейнер, надо вообще знать, что он собой представляет. В походах же я разбирался хорошо, а главное, это мне было интересно. Я впервые сходил с группой на Эльбрус. До этого я почти полгода сидел на одном месте, а тут отправился в путешествие и понял, что хочу так жить дальше.

За пару ночей я написал бизнес-план, придумал название компании – Feel Travel. Достаточно быстро набрал пару групп желающих покататься на лыжах на Эльбрусе. Я убедился в том, что этим можно зарабатывать на жизнь, и расписал план путешествий на год вперёд. С тех пор я этим и живу. Никакого стартового капитала у меня не было. Это был шаг в неизвестность. Я пошёл ва-банк и выиграл. Не скажу, что это приносит мне огромные деньги. Это даже бизнесом сложно назвать, скорее это самозанятость. Но это позволяет мне путешествовать по миру, приносит удовольствие от жизни – для меня это лучше, чем работать инженером на заводе или логистом в крупной компании.

Для обеспечения своих потребностей мне достаточно организовывать тур раз в пару месяцев, но мне интереснее делать больше. Я почти не вкладывался в рекламу – обо мне узнают благодаря сарафанному радио. Сейчас люди сами находят меня – через социальные сети, через рекомендации друзей. Им комфортно путешествовать со мной. И этого потока клиентов мне хватает, чтобы зарабатывать на жизнь. Понятно, что для увеличения доходов нужно расширяться, и я об этом сейчас думаю. Этим делом я занимаюсь уже почти пять лет.

Уже перед самым уходом Смагин по секрету сообщил, что сейчас его занимает новый большой проект – кругосветное путешествие на велосипеде. О подробностях говорить было рано, но маршрут он уже начал продумывать.

 

Трапеза в СенегалеТрапеза в Сенегале / Фото: личный архив

Приближение второе. Август 2018-го

Наша следующая встреча отличалась от первой. Вместо снежного марта на улице стоял жаркий август. Стол летнего кафе тоже отличался от посиделок на кухне. А глаза Александра Смагина светились уже не просто идеей, а конкретным планом кругосветного путешествия.

— Стартуем 15 сентября из Питера, – первым делом сообщил Смагин. – Вместе с напарником Константином Колотовым поедем на бамбуковых велосипедах. Для нас их сделал петербургский мастер Кирилл Пуртов. Весь маршрут мы планируем преодолеть на двух велосипедах, за исключением двух перелётов на самолёте и трёх паромов.

— А как будете получать визы, вы уже придумали?

— Вопрос с визами мы планируем решать по ходу путешествия, для этого мы оформили по второму загранпаспорту. Будем заранее отправлять загранпаспорт с доверенностью нашим партнёрам, которые помогут нам с оформлением виз. Визы стран, которые нельзя оформить по доверенности, мы будем делать сами в посольствах этих стран. Мы планировали и обсуждали путешествие полгода, но окончательное решение приняли в начале июня – либо сейчас, либо никогда. На тот момент у Константина была виза США, но она заканчивалась. У меня американской визы не было, и для её получения нужно было подать документы, дождаться предварительного одобрения. Мы поняли, что сейчас заниматься этим нецелесообразно. Поэтому решили, что озадачимся этим вопросом либо в Австралии, либо по дороге к ней. К тому времени у нас за плечами уже будет 50–60 стран, а путешественникам обычно идут навстречу при оформлении въездных документов. Бывали случаи, что путешественники получали визу на границе – просто потому, что они дошли, доехали до очередной страны.

— А где будете брать деньги на жизнь?

— По дороге мы планируем ещё и зарабатывать. Изначально эта возможность закладывалась в самой концепции путешествия. Как раньше выглядел мой бизнес? Из штаб-квартиры в Белгороде я с клиентами еду в Марокко и вместе с ними возвращаюсь назад. Потом еду на Килиманджаро, в Непал, на Кавказ и снова возвращаюсь. Теперь же я просто буду передвигаться от одной точки до другой на велосипеде и встречать клиентов уже на месте. Это и будет одним из способов моего заработка. Константин тоже будет зарабатывать – он предприниматель в сфере инфобизнеса в Интернете.

 

ТубкальТубкаль / Фото: личный архив

— Сколько, по вашим прикидкам, займёт по времени эта бамбуковая кругосветка? Сколько стран вы планируете посетить?

— Предварительно мы рассчитали маршрут на три года, за которые планируем посетить 100 стран. Это если не возникнет проблем с визами, например. Дело не в количестве стран, а в фактическом выполнении кольцевого маршрута вокруг земного шара. В Европе сложностей возникнуть не должно. Мы также примерно представляем, как проехать Африку. В Азии, Индонезии я не был, но у моего напарника есть определённый опыт проживания в странах этих регионов. Константин, например, бывал в США, а я восходил на Аконкагуа в Южной Америке. То есть наш коллективный опыт позволит нам преодолеть весь маршрут. В новинку для нас будет лишь Австралия. После этого мы хотим преодолеть обе Америки с юга на север – от Аргентины до Канады. Разговор идёт не о числе стран – для количественного показателя нам достаточно просто подольше задержаться в Европе. Но с этим тоже связаны определённые сложности: Шенгенская виза ограничивает наше пребывание 90 днями. Так что мы решили, что не будем гнаться за количеством.

В Африке мы не поедем через ряд стран, в которых просто опасно находиться, через Ливию, например. Если мы сможем объехать какие‑то опасные участки, это увеличит время в пути. Если безопасных путей не будет – придётся плыть на пароме, что сократит время в дороге. Поэтому три года – это примерное время нашего путешествия. Где‑то, например, нам откажут в визе при въезде, и нам придётся возвращаться в Россию, получать визу и лишь после этого продолжать путешествие. Хотя, конечно, с такими вариантами не хотелось бы сталкиваться. Надеемся, что тур получится непрерывным.

— Зачем тебе это вообще нужно?

— Для меня это исполнение мечты. Кто‑то может мечтать о чём‑то, а потом сказать самому себе: «Перестань об этом думать. Это невозможно». Для меня это возможно. Я не вижу другого пути в своей жизни. Я живу на планете, которая вполне осязаема и конечна. И я хочу эту планету увидеть. Я могу это сделать, так почему же я должен себе в этом отказывать?

 

ГвинеяГвинея / Фото: личный архив

Сейчас Александр Смагин внешне напоминает другого известного русского путешественника – Фёдора Конюхова. За время пути ему уже приходилось ремонтировать велосипед, встречать самых разных людей – от радушных хозяев, приглашавших путешественников разделить с ними стол и зазывавших на ночлег, до агрессивных и злых. Так, например, в марте в Сенегале на Александра напал местный житель с ножом, нанеся несколько неопасных, но неприятных ранений. Подробную карту маршрута и хронологию путешествия Смагина «Спортивная смена» опубликует в одном из ближайших номеров. А пока за его кругосветкой можно следить в социальных сетях в режиме online:

 vk.com/ansmagin

 instagram.com/a.smagin

Кругосветка в двух приближениях. Как Александр Смагин решился обогнуть земной шар - Изображение Фото: личный архив
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×