Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
17 февраля 2021,  19:24

Осознанное ограничение: истории белгородцев о вызовах самим себе

Мотивационный текст от «БелПрессы» для тех, кто никак не соберётся бегать по утрам

Осознанное ограничение: истории белгородцев о вызовах самим себеФото: pixabay.com
  • Статья

Если вы хоть раз давали себе слово начать с понедельника новую жизнь, бросить курить, сесть на диету и перестать покупать ненужные вещи, то вот вам рассказы белгородцев, у которых получилось.

Дмитрий Ткаченко, общественный деятель: Новые нейронные связи и опыт

«В 17 лет я был довольно полным и, чтобы это исправить, решил отказаться от сладкого, мучного и заняться спортом. День был расписан так: после школы иду на бокс, потом в [тренажёрный] зал, потом – бегать, в любую погоду. За год я потерял 17 кг. Так я впервые доказал себе, что при изменении каких‑то условий жизни меняется результат. Потом такие вызовы стали регулярностью.

Следующий большой челлендж случился в 19 лет. Не то чтобы моя студенческая жизнь была насыщена алкогольными вечеринками, но выпивал достаточно часто. В какой‑то момент я понял, что это не только не делает меня лучше, веселей или счастливее, но и отбрасывает назад в занятиях спортом. Сначала планировал отказаться от спиртного месяца на три, чтобы понять, что такое тотальная трезвость. А потом не находил объяснений, зачем опять пить. 

Так я остановил употребление алкоголя на 500 с лишним дней. И осознал на себе, что значит в русском обществе – молодёжном, студенческом – не пить. Вначале это вызывало какое‑то недоумение у товарищей, но я продолжал ходить на вечеринки, пил либо безалкогольное пиво, либо лимонады и не стал изгоем. Когда на следующее утро мы созванивались с друзьями, я видел, как им плохо, как жалеют о том, что алкоголя было больше нормы, а я не ощущал каких‑либо последствий. Сейчас я могу выпить раз в две недели или в месяц – бокал вина, бутылку пива. Но стараюсь потом компенсировать в спорте.

 

Дмитрий Ткаченко Дмитрий Ткаченко / Фото: из личного архива

Ещё один вызов связан с локдауном весной 2020 года. Мы сидели дома, обильно питались и набирали вес. У нас с товарищем возникла идея отказаться от мяса. Это вызов именно на силу воли, потому что мы были убеждёнными мясоедами. В итоге я не ел мясо полгода, при этом обильно занимался спортом, похудел на 5 кг. Стал себя легче чувствовать, но повысилась утомляемость, не хватало, видимо, витаминов или калоража. Снова стал есть мясо по той же причине, что и перестал – было интересно, как поменяется моя жизнь, если вернусь к животной пище. В итоге за несколько недель набрал обратно 4–5 кг, почувствовал больше энергии. Понял, что с мясной пищей гораздо проще переесть, она требует больше внимательности к рациону.

В последние три года каждый месяц я ставлю себе порядка 10 вызовов. И это самые насыщенные и интересные годы в моей жизни. Я пробовал лепить из глины, делать мебель, менял виды спорта. Всё это даёт новые нейронные связи и опыт. К тому же ты обрастаешь контактами – в различных сферах у тебя есть приятели и знакомые.

Очень кайфово ощущать, что ты принадлежишь к количеству людей, которые осознанно в чём‑то себя ограничивают. Это аристократия нового типа. Потому что людей, которые себя не ограничивают и не видят в этом смысла, в мире очень много. Это не только гедонисты, но и просто люди, которые не умеют работать с самодисциплиной. 

Я считаю, что дисциплинировать себя, ставить вызовы, вытаскивать себя из зоны комфорта – единственный путь развития современного человека. К сожалению или к счастью, жизнь не линейная, она расширяется во все направления. Если раньше эволюция была вызвана внешними факторами, то сейчас она происходит под воздействием внутренних идей и смыслов. Зачастую не успеваешь осознать, насколько сильно изменилась жизнь вокруг. Когда в ней присутствуют вызовы, адаптация к изменениям происходит гораздо быстрее».

Фото: из личного архива Бориса Ховраха
Когда мотивация есть любовь

Кирилл Киселёв, фотограф: 100 км за три дня

«Весной 2019 года я поставил себе цель поучаствовать в Московском осеннем марафоне (42,2 км – прим. ред.). Вообще спортом в школьные годы я занимался, но заядлым бегуном не был.

Готовиться начал с июня, у меня были бешеные цели: 200 км пробежек в месяц. Но подготовился плохо – не хватило времени и дисциплины. Бегал невпопад, потому что много работал. Так что настоящий челлендж случился на марафоне, 21 сентября.

Начал бежать – пошёл проливной дождь, который сменялся градом и солнцем. На 30-м км уже думал, что победа в кармане, хотя и очень тяжело уже было. Есть хотелось до безумия, организм отказывался бежать. Очень стало болеть колено. Я фактически измывался над собой: останавливался, садился, лежал прямо на асфальте, снова пытался бежать, прыгал. Я хотел доказать себе, что, несмотря на глупое решение бежать марафон без правильной подготовки, достигну цели. В итоге я пробежал очень медленно, можно сказать, слил марафон, хотя медаль мне дали.

У этой истории два урока: любое преодоление (в рамках разумного) даёт результат, но важно осознавать цену результата, иногда радость не стоит потраченных усилий.

 

Кирилл Киселёв на Московском марафоне Кирилл Киселёв на Московском марафоне / Фото: из личного архива

 

В декабре 2019-го мы с другом запустили в соцсетях беговой челлендж. Нужно было заявить, что пробегаете определённое количество километров за какое‑то время. Если сдерживаете слово, переводите какую‑то сумму на благотворительную помощь животным. Если не сдержали – переводите в два раза больше. Я взялся пробежать за декабрь 200 км (видимо, это болезненная цифра для меня). Вышло так: сначала филонишь, потому что весь месяц впереди, потом какое‑то время бегаешь, а в конце месяца накапливается много работы и не успеваешь снова… В общем, 25 декабря я понимаю, что мне осталось бежать ещё 100 км. Заявленная сумма была посильной – 3 тысячи рублей, но принцип взял своё. И вот я в 7–8 вечера прихожу с работы, переодеваюсь и бегу 20 км – с Харгоры до кольца на Соломино и обратно. На следующий день повторяю процедуру. 27 декабря уже было тяжко: лёгкая тошнота, ощутимая боль в ногах… 30 декабря – что‑то невероятное: друзья пришли в гости, предновогодняя атмосфера, а мне бежать… До слёз было досадно, но я дожал.

Был комичный момент: моя знакомая живёт в Соломино, и каждый вечер, когда ехала домой, видела, как я бегу. В последний день она не выдержала, остановила автомобиль: «Кирилл, давай я тебе помогу, отвезу куда надо». Объяснил ситуацию, и, честно, очень хотелось сесть в машину, но отказался.

Почему поддерживаю челленджи? Ты живёшь обыденно, но когда пробегаешь 400 км за месяц (такой опыт тоже есть), жизнь делится на «до» и «после». Ты меняешься, появляется уверенность в себе. Имея опыт регулярных преодолений, легче решать другие задачи. Мне 21 год, но любые падения – финансовые, дружеские, даже если меня на улицу выселят – меня не испугают. Потому что я знаю, что такое стоять на обочине трассы с безумной болью в ногах, промокшим, озябшим, с разряженным телефоном и думать: как я здесь оказался?»

Наталья Андрюшкина, педагог: Жалко денег на тряпки

«В середине 1990-х я решила круто изменить жизнь. Развелась с мужем, уволилась из школы (я работала учителем начальных классов) и для пущего эффекта уехала из небольшого казахстанского города к дальним родственникам в Белгород. Рассчитывала, что очень скоро получу гражданство, найду работу и съеду на съёмное жильё. 

 

Осознанное ограничение: истории белгородцев о вызовах самим себе - Изображение Фото: pixabay.com

 

Почему я была такой наивной в 24 года? С гражданством решилось довольно быстро, за 2–3 месяца. А работу искала долго. Искала буквально – ходила по городу, читала вывески, записывала номера телефонов и потом из дома звонила, спрашивала о работе. Опять идти в школу мне не хотелось. Денег с собой у меня было мало, а в долг я принципиально не беру. Наверное, это гордыня. 

Очень скоро я начала чувствовать себя нахлебницей у родственников, хотя они не давали мне повода. Есть старалась немного, а о покупке каких‑то вещей даже не думала: дала себе слово, что покупать себе что‑то буду только на собственные заработанные деньги. Что привезла с собой в двух сумках, то и носила: джинсы, пара маек, одна юбка, блузка, смена обуви, куртка и пуховик. Соблазны были, конечно. Помню, как поразил меня размерами и ассортиментом центральный рынок! Всё челночное шмотьё казалось шикарным. Потом приходила домой, штопала себе колготки, нижнее бельё. Плакала от отчаяния, даже хотела вернуться к родителям. 

Но уехать обратно было стыдней, чем ходить в одних и тех же штанах. Да и гражданство уже получила. Только через семь месяцев я нашла работу – в фотосалоне «Кодак», печатала на машине снимки. Первое время работала чуть не в минус, делала много брака. Через пару месяцев поднаторела и с гордостью понесла на рынок первую зарплату. И вдруг поняла, что тратить на тряпки с трудом заработанные деньги жалко. Долго ходила между рядов, придиралась то к качеству, то к цене. В конце концов купила что‑то самое необходимое, кажется, туфли из кожзама. 

Сейчас с работой у меня всё нормально, готовлю малышей к школе. А шопоголиком я так и не стала. Обхожусь в одежде малым, но предпочитаю качество. Пусть лучше у меня будет одно пальто, но качественное, чем несколько дешёвых».

Нелля Калиева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×