Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
07 августа 2014, 10:37
 Ярослав Макаров 1722

Август освобождения

71 год назад Красная армия очистила от немецких войск Борисовку

Август освобождения Центр Борисовки - память о воинах-освободителях. Фото Ярослава Макарова
  • Ярослав Макаров

Гитлеровцы пришли в посёлок в октябре 1941 года. Так началась почти двухлетняя оккупация района, освобождение пришло 7 августа 1943 года.

Личными воспоминаниями о событиях тех дней могут поделиться, в основном, лишь дети войны. Большинству из них за восемьдесят. 

Так случилось, что Борисовка, как и Белгород, встречала наступавшие советские войска дважды. По словам научного сотрудника районного историко-краеведческого музея Аллы Подорожко, первый раз, 13 марта 1943 года, на завершающей фазе Воронежской наступательной операции к слободе вышла 96-я отдельная танковая бригада. Виктор Гринченко, на тот момент 13-летний мальчишка, жил в то время, как и сейчас, на восточной окраине Борисовки.

По его словам, наши машины попали в засаду и были расстреляны немецкой артиллерией. Виктор Иванович вспоминает подбитые советские танки на заметённом снегом поле, лежащего в поле убитого советского полковника-танкиста в белом полушубке. Именно о весенних боях напоминает сегодня установленный на въезде в Борисовку постамент с танком Т-34 – один из признанных символов посёлка.

Говорят, что памяти человека свойственно со временем отсеивать плохие и страшные образы. Но воспоминания о вражеской оккупации сильнее защитных механизмов человеческой психики. И сегодняшние старики, прожив долгую жизнь, не могут забыть этого: постоянная забота о еде и постоянное чувство голода. Зимой нечем топить – пронизывающий холод. Постоянный страх – рядом немцы. Виктор Иванович Гринченко со слезами вспоминает, как отчаявшиеся от голода пацаны приходили зимой под окна школы: просить у квартировавших там солдат вермахта корку хлеба. Как подозвавший к себе немец окатил его, сразу бросившегося под окно мальчишку, кипятком. Вспоминает о повешенных на площади земляках. Как избил ногами немецкий часовой –Витя ненароком задержался рядом со штабом. Можно представить, с какой надеждой все эти дни и месяцы смотрели на восток все жители оккупированных территорий – от мала до велика.

 

В августе 43-го Владимиру Бондаренко было 12 лет
В августе 43-го Владимиру Бондаренко было 12 лет

Окончательную дату освобождения западных районов нынешней Белгородской области определил исход Курской битвы. Когда начались августовские бои за Борисовку, Владимиру Бондаренко было 12 лет. Владимир Андреевич рассказывает о двигавшихся по полю со стороны Томаровки немецких танках, сопровождаемых многочисленной пехотой. Некоторые танки не сориентировались в незнакомой местности и попали в окаймлявший Борисовку с востока противотанковый ров. Концентрацию немецких боевых машин в Борисовке вечером 6 августа могли оценить даже дети: во многих дворах стояло даже не по одному, а по два танка. Между тем, немцы были явно деморализованы: Курская битва проиграна, Красная армия ведёт крупномасштабное наступление на фронте от Орла до Харькова, только что оставлен Белгород, сил, чтобы заткнуть многочисленные прорехи в рвущемся фронте, нет. Все разбитые и отступающие армии ощущают себя одинаково. Тем не менее, импровизированная группировка, куда входили части трёх пехотных и одной танковой дивизий, попыталась закрепиться в Борисовке.

События развивались стремительно: утром 6 августа советские войска взяли (после жестоких уличных боёв) укреплённый узел в Томаровке, продвинулись затем на 30-50 километров на запад и отбили расположенную западнее Борисовки станцию Хотмыжск. К ночи слобода была практически окружена. Около 2 часов ночи начался штурм Борисовки, натиск наши войска вели со всех сторон. Основную часть боевой работы взял на себя 32-й гвардейский стрелковый корпус, который перебросили сюда из-под Прохоровки.

 

Вспоминая оккупацию, Виктор Гринченко не смог сдержать слёз
Вспоминая оккупацию, Виктор Гринченко не смог сдержать слёз

Одним из участников штурма стал лейтенант гвардейской мотострелковой бригады Алексей Белокобыльский. В своих воспоминаниях, оставленных для районного краеведческого музея, офицер вспоминает о том, как разведчики их батальона подорвали охранявшие въезд в Борисовку три «тигра». Командование батальона приняло решение попытать удачу и войти в слободу силами ударной разведывательной группы.

В кромешной тьме в село пошли 30 бойцов и несколько младших офицеров с одним противотанковым ружьём и двумя ручными пулемётами. Вступая в огневые стычки с противником, под непрерывный гул немецких танковых моторов, группа встретила рассвет, потеряв одного бойца, и стала одним из первых подразделений, вступивших в Борисовку.

Ожесточённо сопротивляясь, противник несколько раз группами от 300 до 1000 человек пытался прорвать кольцо, но выйти из окружения ему не удалось. Враг потерял несколько тысяч убитыми, здесь погиб и командир немецкой 19-й танковой дивизии генерал-лейтенант Шмидт. Сопоставимое число окружённых немцев попали в плен. Значительной удачей стал захват ремонтного парка, где восстанавливалась подбитая бронетехника, эвакуировать её фашисты не успели. Список трофеев возглавили не менее 40 исправных тяжёлых и средних танков, в том числе «тигров», пополнили его 600 автомобилей, несколько продовольственных складов, большое количество имущества и снаряжения.

Свидетельство ещё одной короткой жизни, положенной за освобождение Борисовки, – площадь Ушакова, главная площадь райцентра. Она названа в память о советском лётчике-истребителе, сбитом над Борисовкой, но продолжившем бой на земле. Парашют опустил майора Митрофана Ушакова на территории тракторной станции, прямо в расположение одной из немецких частей. Лётчик отстреливался от набежавших гитлеровцев до последнего патрона, который оставил себе, не желая попадать в плен. Сегодня его останки покоятся в той земле, над которой он совершил последний боевой вылет.

Радость избавления от оккупации была горькой: она нанесла колоссальный вред Борисовской земле. Материальный ущерб, нанесённый хозяйственному комплексу района, составил по ценам того времени 727,8 миллиона рублей, 295 миллионов пришлось на сельское хозяйство. С момента прихода и до изгнания захватчиков были разрушены 116 колхозов, 60 школ, 16 лечебных заведений, 5 машинно-тракторных станций. Район лишился почти 10 тысяч голов крупного рогатого скота, 7 тысяч лошадей и так далее. Всё предстояло восстанавливать заново.

«Начали раздавать людям землю, а она вся заросла бурьяном, – вспоминает Владимир Бондаренко. – Мужиков не было, кроме искалеченных на войне, в поле выходили старики, женщины, брали с собой даже маленьких детей. Пололи руками. Работали все.

Конечно, самой тяжёлой, невосполнимой утратой стала гибель людей. 156 борисовцев, среди которых были старики и дети, повесили и расстреляли оккупационные власти. А из 14 тысяч жителей Борисовского района, ушедших на фронт в годы Великой Отечественной войны, не вернулись домой около 9 тысяч».

Торжества, посвящённые дню освобождения Борисовского района, который одновременно является и Днём посёлка в Борисовке, пройдут в субботу. Откроет их митинг памяти в центре посёлка, а наиболее зрелищной частью праздника станет праздничный фейерверк, запланированный на 10 часов вечера.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×