Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
22 января 2021,  10:49

Умрём, но не сдадимся! Какую тайну хранит подвал грайворонского музея

Умрём, но не сдадимся! Какую тайну хранит подвал грайворонского музеяздание краеведческого музея в ГрайворонеФото: Анна Емельянова
  • Белгородские известия

Красно-белое одноэтажное здание в центре Грайворона построили в 1887 году как учебное заведение на средства местного купечества. И действительно более 100 лет здесь занимались дети: то в гимназии, то в начальных классах школы им. Энгельса, то в школе искусств, располагавшихся в доме по очереди.

А в 2020 году в здание переехал Грайворонский историко-краеведческий музей. Произошло это из‑за уникальных находок, обнаруженных в подвале во время капремонта.

Поменялись

«До нас в здании находилась музыкальная школа, и после реставрации в классы должны были вернуться ученики. Всё изменилось, когда мне позвонила директор музыкальной школы и предложила прийти посмотреть на что‑то интересное, найденное в подвале. Оказалось действительно интересно!» – вспоминает директор музея Елена Ягельская.

До капремонта большую часть подвальных помещений не использовали, они были засыпаны землёй. Строителям удалось раскопать большую печь, которая позволяла отапливать здание, а также надпись на стене «Умрём, но не сдадимся! Патронов больше нет… Наша возьмёт!»

После таких находок власти городского округа решили отдать это здание краеведческому музею, а юных музыкантов перевести в дом, изначально предназначенный для музея.

В одном из подвальных помещений музейные сотрудники расположили зал, повествующий о советском периоде истории. Здесь за стеклом оставили фрагменты широкого воздуховода, по которому воздух, идущий с улицы, проходил к печи. Сама печь осталась в другом помещении, как раз рядом со словами «Умрём, но не сдадимся…» Этот зал логично посвятили революции и Великой Отечественной войне.

Елена Ягельская Елена Ягельская / Фото: Анна Емельянова

Выхода нет

«Изначально надпись выполнили кирпичом, а позже уже повторили мелом, – рассказывает Елена Ягельская. – Но и мелом слова обвели очень давно, потому что засыпалось всё вскоре после войны».

По словам Елены Васильевны, в другом подвальном помещении при ремонте нашли человеческие кости. Пришлось вызывать полицию и поисковиков, чтобы они определили их принадлежность. Выяснилось, что останки принадлежат всё же более раннему периоду.

«Раньше неподалёку отсюда – на месте Дворца культуры и спорта – находился Успенский собор, к которому прилегала обширная территория. А возле каждого храма располагались кладбища. Скорее всего, там и был похоронен найденный человек», – предполагает директор музея.

Так что, кроме надписи, никаких свидетельств героической обороны здания найти не удалось – ни гильз, ни каких‑либо других предметов.

«Сразу после войны здесь ещё проводились различные занятия со школьниками по начальной военной подготовке. Здание входило в состав общеобразовательной школы. А уже начиная с 70-х годов всё было засыпано. По какой причине, мы не знаем, – признаётся Ягельская. — Мы пытались поговорить с людьми, но всё‑таки слишком много времени прошло после войны, и вспоминать уже некому. Некоторые говорят, что тут были партизаны. Но это явно были солдаты, которые отстреливались».

При этом в самом подвале отстреливаться от кого‑то проблематично, так как в помещениях нет окон. Можно предположить, что советские воины вели бой где‑то в здании наверху, а когда их окружили, им ничего не оставалось, кроме как спрятаться в подвале. Спустившись вниз, мужчины увидели, что другого выхода отсюда нет, и поняли, что их участь предрешена. Тогда безымянные герои и начертали своё последнее послание на стене обломком кирпича.

Есть ещё версия, что солдаты могли попасть в подвал с улицы.

«В помещении есть часть кладки, которая выглядит несколько иначе, чем на других стенах, – говорит директор музея. – Вероятно, за ней был проход. По рассказам старожилов, ряд зданий в Грайвороне имели между собой тайные ходы, в том числе и это здание, а также мужская и женская гимназии. И многие зажиточные люди делали в домах такие ходы, чтобы можно было выбраться в случае опасности. Все они вели либо к Никольскому храму, либо к берегу реки, на Петровскую кручу».

Как бы то ни было, вероятность того, что жизнь воинов оборвалась именно в этом подвале, очень велика. Или же они по­пали в плен. Но это мы уже вряд ли когда‑либо узнаем.

Умрём, но не сдадимся! Какую тайну хранит подвал грайворонского музея - Изображение Фото: Анна Емельянова

Несломленные

Скорее всего, надпись оставили не партизаны, но это не значит, что никто из них не бывал в подземной части музея – сопротивление оккупированных немцами грайворонцев было очень велико.

Враги вступили в район в октябре 1941 года и на 22 долгих месяца установили здесь режим кровавого террора. Преследования карателей не сломили местных жителей. Из нескольких десятков проверенных людей они сформировали партизанский отряд «Шахтёрское племя». Название появилось благодаря его основателям – попавшим в окружение ополченцам из Донецкой области, работавшим до войны шахтёрами.

В состав отряда входило более 100 местных жителей. Есть данные, что партизанам удалось уничтожить 88 немцев и 27 полицаев.

С грайворонским отрядом тесно сотрудничали юные подпольщики: 16-летние Петя Игнатенко и Митя Балицкий, а также Коля Синицын 14 лет. Они распространяли листовки со сводкой Совинформбюро, сообщали о расположении фашистских штабов и складов, вели перечень преступлений полицейских и старост. Есть и версия о том, что парни устроили подрыв немецкой автобазы, располагавшейся в парке имени Шухова, который в те годы назывался Троицким садом.

4 ноября 1941 года гитлеровцам удалось схватить ребят.

«По воспоминаниям местных жителей, их держали и пытали в подвале школы. Но неизвестно, о каком здании школы шла речь – о нашем или о нынешней школе, стоящей рядом, – заметила Елена Васильевна. – А 7 ноября мальчишек повесили перед зданием школы».

Умрём, но не сдадимся! Какую тайну хранит подвал грайворонского музея - Изображение Фото: Анна Емельянова

Освобождение

Грайворонскую землю в отличие от ближайших районов освобождали дважды. В первый раз это произошло в феврале, но в марте советские войска снова оставили край. Местные рассказывали, что вторая оккупация была гораздо более жестокой. Людей могли схватить и расстрелять безо всяких причин. А когда гитлеровцы поняли, что город придётся оставить, они вывезли всё, что можно, в том числе оборудование больницы и иконы из Никольского храма.

Вторая оккупация длилась четыре с половиной месяца. Окончательно Грайворон освободили от немецко-фашистских захватчиков 7 августа 1943 года во время Белгородско-Харьковской наступательной операции Курской битвы. В боях за город участвовали четвёртый гвардейский танковый Кантемировский корпус генерала Павла Полубоярова и первая гвардейская танковая армия Михаила Катукова. Советские войска уничтожили полтора десятка вражеских танков и самоходных орудий, многочисленный фашистский гарнизон был разбит.

Люди запомнили несгибаемых юных подпольщиков. 21 сентября 1981 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Дмитрия Балицкого, Петра Игнатенко и Николая Синицына наградили медалями «За отвагу» посмертно, а на месте их смерти установили памятную стелу, куда всегда можно принести цветы.

Умрём, но не сдадимся! Какую тайну хранит подвал грайворонского музея - Изображение Фото: Анна Емельянова

В тему

Выбрали смерть

В музее хранится докладная записка в политотдел от члена партизанского отряда Грайворонского района Е. Жариковой. Благодаря её отчёту потомки могут узнать о подвиге местных героев.

Жарикова пишет, что 11 февраля 1942 года партизан Ковалёва, Корнева и Гончарова в штаб-квартире в селе Мокрая Орловка окружил карательный отряд немцев с местной полицией – всего 50 человек. Бой длился девять часов. При этом грайворонцы убили шестерых немцев и полицейских и ранили ещё троих.

Во время боя немцы заставили сельского старосту Костина поджечь штаб-квартиру, но он не стал подчиняться страшному приказу, перешёл на сторону партизан и вместе с ними отбивался от фашистов.

Тогда гитлеровцы согнали всё местное население и под пулями заставили поджечь квартиру. Партизаны не стали стрелять в своих и покончили жизнь самоубийством.

Через день каратели полностью уничтожили семью Костина – старосты села Мокрая Орловка.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×