Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
23 июля 2020,  09:19

«От красоты остолбенела». Грайворонская пенсионерка всю жизнь вышивает крестиком и гладью

«От красоты остолбенела». Грайворонская пенсионерка всю жизнь вышивает крестиком и гладьюФото: Анна Емельянова
  • Белгородская правда

Дома у Веры Овсянниковой в селе Гора-Подол полно чудесных вещей из ткани: вышитых картин, скатертей, наволочек и прочей подобной красоты. Женщина раздаривает свои работы, но меньше их не становится, ведь процесс её творчества не прекращается уже много лет. Мастерица рассказала, как пронесла любимое увлечение через всю жизнь.

Сама освоила

В нынешний Грайворонский городской округ Вера Овсянникова прибыла ещё крохой из Магаданской области.

«Я 1953 года рождения, а сюда мы приехали, наверное, в 1954-м. Мама моя – сибирячка, а здесь родина отца. Родителей репрессировали, и они находились там в лагере. Папа за то, что побывал в плену у немцев, а мама даже не знаю за что, это же сталинские времена были, так что, может, по доносу, – предполагает Вера Николаевна. – В лагере они познакомились, а как сроки их закончились, так домой к папе и вернулись».

Супруги устроились в селе Козинка, да там и остались жить и трудиться. Вера тогда была совсем маленькой, так что своей родиной справедливо считает грайворонскую землю.

Рукоделием Овсянникова занималась с самого детства, лет с семи–восьми. Она помнит, как во втором классе начались уроки труда и её класс занялся вышивкой.

«Сидела я, тихонечко училась петелечками вышивать. А потом увидала, как девочка впереди меня сидит и вышивает гладью. Боже ж мой! Я от такой красоты остолбенела, до того красивые цветочки у неё получались! – до сих пор восторгается Вера Николаевна. – Идём из школы с подружкой, и я кажу: «Галя, ты бачила, як Валя вышивает?». И стала она мне на снегу рисовать, как иголочку вкалывать да продевать. Прибежала домой, кричу бабушке: «Я буду вышивать!». И засела за это дело».

А бабуля Верочки тоже вышивала, делала крестиком большие орнаменты, могла расшить и рубашку, и скатерть. Для работы женщина выбирала красные и чёрные нитки, как и принято для народных орнаментов. А вторая бабушка, сибирская, даже ковры вышитыми узорами украшала, а ещё вязала и пряла. Родственница и сама в гости приезжала, и посылки с вышитыми вещичками присылала.

«Я любила и рисовать, и спортом сильно увлекалась, но того не было, как сейчас, чтобы в кружок пойти или спортивную секцию, – сетует Овсянникова. – Кто сам чего достиг, так оно и осталось. Не было и хорошего учителя, чтобы я смотрела, как он вышивает, и училась на примере. Всё, что сама освоила, тем и занималась».

Веря ОвсянниковаВеря Овсянникова / Фото: Анна Емельянова

И сажусь вышивать

После окончания школы девушка отправилась постигать профессию токаря в Харьков и там познакомилась с будущим мужем. Парень родом из Чечни приехал к двоюродному брату в большой город на заработки и трудился в строительной организации.

«Вам правду рассказать, как мы познакомились? – застеснялась Вера Николаевна. – Мы с подругой мусор из студенческого общежития выносили, и он меня заприметил, завёл беседу. Так и стали общаться. На мусорке он меня подобрал!» – смеётся рукодельница.

Когда в молодой семье появился ребёночек, встал вопрос: где жить? Возвращаться к родителям не хотелось, как и жить в съёмной квартире, поэтому супруги уехали в харьковский совхоз, где Вера устроилась работать дояркой. А муж стал трудиться вначале скотником, а позже трактористом.

«Потом мы домой вернулись – не понравилось нам там. И тут я дояркою устроилась в колхоз «Дружба». Такой колхоз у нас был огромный, миллионер, знаменитый! – с гордостью вспоминает Вера Николаевна. – Долго я работала, и при Советской власти, и когда всё частным стало: с 1984-го по 1996 год».

Как бы Вера Овсянникова ни была занята, на любимую вышивку всегда время находила:

«Прибегаю с фермы в девять часов после утренней дойки, а в одиннадцать уже опять на работе надо быть. В перерыве надо всё успеть: дома огород огромный, дети маленькие, работы полно, поросята в сарае ждут, надо есть всем сварить. Бегу на кухню, ставлю кастрюли на огонь и скорее сажусь вышивать. Потом, бывало, смотрю, зажарка на плите сгорела, но что ж поделать. Хай небо треснет, а буду вышивать! Как алкоголик, ей-богу, зависимость какая‑то», – сама себе удивляется рукодельница.

«От красоты остолбенела». Грайворонская пенсионерка всю жизнь вышивает крестиком и гладью - Изображение Фото: Анна Емельянова

Для всей семьи

Когда Вера Николаевна вышла на пенсию, желание вышивать у неё прошло. Неожиданно помогло несчастье – заболел супруг.

«Помню, сижу я как‑то раз, на мужа смотрю, думаю, не дай бог умрёт! А у меня было несколько стареньких наволочек на подушках на диване. Вот сижу я и смотрю на них. И стала как‑то по этим наволочкам гладью вышивать. Муж выздоровел, а я стала из шкафа наволочки доставать и дальше украшать вышивкой», – рассказывает мастерица.

Она занялась и вышиванием картин. Среди её произведений есть и работы, выполненные по покупным заготовкам, и картины, идеи для которых она взяла из журналов. Дома у Овсянниковой расшитый подзор для кровати («юбка», которая закрывает каркас кровати и свисает до пола), скатерть, несколько расшитых наволочек и пододеяльников, но немалую часть она раздала. Благо, в большой семье есть кому дарить. У Веры Николаевны трое детей, шестеро внуков, уже и правнучек есть – маленькому Евгению меньше года.

Обеим дочерям передалась материнская любовь к рукоделию. Они тоже вышивают и крестом, и гладью.

«У одной целая горка картиночек вышитых лежит, и я всё любуюсь на них. А что я теперь понавышивала, хочу невестке подарить, осталось только в рамочки вставить. Хотя она тоже умничка. Сама и вышивает, и вяжет. Но они строят дом, и я всё думаю, хорошо бы, если бы мои картины у них висели», – улыбается Вера Николаевна.


От оберега до «Сикстинской капеллы»

Никто не знает, где и как появилась вышивка. Вышивок, датируемых ранее XII века, практически не осталось. В Азии это искусство было известно задолго до того, как его начали использовать греки и римляне. Кстати, именно в Греции и Риме очень популярна была вышивка золотой нитью. Там даже пытались ограничить такое рукоделие как неоправданную роскошь.

Техника и богатство исполнения вышивки достигло своего апогея при византийских императорах. Тогда же впервые начали использовать серебряные нити. Толчком в развитии всех искусств, и вышивания в том числе, послужила эпоха Возрождения, в частности, политика двора Лоренцо Медичи. Лучшие художники разрабатывали схемы и рисунки для вышивальщиц.

В России самой большой популярностью пользовалась мережка – выдёргивание ниток, а также вышивка по полотну. Вышивали чаще всего «крестом». Он выполнялся красными нитками на рубашках, передниках, по краю белья. Вышивка на рубахах располагалась на таких местах, которые считались местами соприкосновения внешнего мира и тела человека: по вороту, рукавам, подолу – и таким образом, она служила оберегом.

Начиная с XIII века, вышивание проникает в быт всех слоёв населения. Оно делится на народное и городское. Городская вышивка была подвержена моде и постоянно менялась, а народная, напротив, следовала обычаям и была практически неизменна.

А вышивку «Сикстинская капелла» даже занесли в книгу рекордов Гиннесса. Потолок «Сикстинской капеллы» – одно из самих известных произведений эпохи Ренессанса, созданных Микеланджело в 1508–1512 гг. Уменьшенную копию этой знаменитой работы вышила крестиком Джоанна Лопяновски-Робертс из Сан-Франциско (США). Для того чтобы сделать 628 296 стежков на полотне размером 203 х 90 сантиметров, она потратила десять лет.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×