Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
23 июля 2020,  09:48
 Иван Смирнов 81

Жаркий июль 1943 года. Как танкисты продолжали сталинградские традиции под Прохоровкой

Жаркий июль 1943 года. Как танкисты продолжали сталинградские традиции под ПрохоровкойФото: Вадим Заблоцкий
  • Иван Смирнов
  • Белгородская правда

10 апреля 1943 года 2-й танковый корпус отметил первую годовщину своего существования. За год боёв части корпуса подбили и сожгли 725 немецких танков, до 300 орудий, 74 самолёта и много другой техники врага. Уничтожили свыше 25 тысяч немцев.

Приказ: «К бою!»

И вот наступило затишье. Корпус направили в район станции Уразово. Здесь его части пополняли техникой и людьми. Для личного состава вторая половина апреля, май и июнь стали временем напряжённой учёбы. 2 июля поступила шифровка о возможном переходе противника в наступление между 3 и 6 июля.

Ночью 5 июля начальника штаба корпуса полковника Василия Кошелева вызвали в штаб Юго-Западного фронта. Там он получил приказ: корпусу быть готовым к бою.

События тех дней восстановлены в одном из материалов редкого издания «Военные разведчики в Курской битве (в документах и лицах). Книга 1. Белгородское направление».

Авторы – уроженец села Мазикино Корочанского района Фёдор Ладыгин, генерал-полковник, бывший в 1992–1997 годах начальником ГРУ, и полковник военной разведки Игорь Бурнусов.

Как и предсказывала разведка, 5 июля немцы бросили в наступление свои главные силы, сосредоточенные в районах Орла и Белгорода. 6 июля они прорвали передний край нашей обороны. 2-й корпус в этот день получил приказ сосредоточиться в районе прорыва и, заняв оборону, остановить немцев. За сутки наши воины совершили 200-километровый марш и приняли на себя удар отборных эсэсовских моторизованных и танковых дивизий.

После двухдневных оборонительных боёв поступил приказ перейти в контрнаступление.

Герой Советского Союза артиллерист и поэт Михаил БорисовГерой Советского Союза артиллерист и поэт Михаил Борисов / Фото: Леонид Гильман

Драться как под Сталинградом

Контрнаступление – задача непростая. Бригады корпуса располагали 80 танками Т-34 и полусотней лёгких танков Т-70. А на участке перед ними находились две сильные немецкие танковые дивизии «Мёртвая голова» и «Райх». В их составе свыше 150 танков, в том числе большое количество «тигров». Количественный перевес в технике дополнялся сильной обороной и продуманной системой огня, на командных высотах немцы расставили мощную противотанковую артиллерию. К тому же наши позиции беспрестанно атаковали бомбардировщики.

Корпус сражался отважно. За день на всём фронте было подбито 304 вражеских танка, из них на долю танкистов и артиллеристов корпуса пришлось 15. Кроме того, они уничтожили 12 пушек и истребили свыше 500 немцев. Однако продвинуться вперёд не удалось. Немцы имели подавляющее превосходство в силах, поэтому пришлось занять оборону. Это было 9 июля.

В этот день вышел первый номер корпусной газеты «В решающий бой». В передовой статье читаем:

«…Воины готовы скорее погибнуть, чем уступить хоть пядь родной земли. Так мы дрались под Сталинградом, так мы должны драться сейчас».

И танкисты чтили боевые традиции первых героев корпуса. Несмотря на то что вечером 9 июля немцы бросили в атаку 20 танков, за бронёй которых двигались 700 автоматчиков, экипажи 99-й танковой бригады отбили атаку. Тогда немцы предприняли атаку на участке соседней мотострелковой бригады, потеснили её, пытаясь прорваться на станцию Прохоровка, имеющую для нас важное стратегическое значение. Но и в этот раз противник потерпел неудачу.

Зрел план контрудара

11 июля немцы снова наступали на Прохоровку. Им удалось отрезать 99-ю бригаду, но к утру она смогла соединиться со своими, Прохоровку немцы так и не взяли. В этот день в корпус приезжал Маршал Советского Союза Александр Василевский. Обстановка была сложной, из‑за частых и массированных бомбёжек связь работала с перебоями, поэтому он решил лично выяснить положение.

Это было в разгар боя, когда вражеские танки, поддержанные крупными силами артиллерии и авиации, снова рвались к Прохоровке. Вокруг стоял беспрестанный грохот стали, железа, брони. Куда ни кинешь взгляд – всё в дыму пожаров. Жаркий летний день накалялся не зноем солнца, а пламенем боя. Казалось, воздух и земля горят, столько снарядов, мин, бомб рвалось вокруг, поджигая уцелевшие деревья, одинокие строения.

Наблюдательный пункт командира корпуса генерал-лейтенанта танковых войск Алексея Попова находился в пункте Правороть – разрушенной деревеньке южнее Прохоровки. Генерал непосредственно руководил боем, находясь неподалёку от боевых порядков экипажей.

Сражение достигало кульминационной точки. Назревал перелом, который решался стойкостью и выдерж-
кой наших экипажей, упорством артиллеристов и бронебойщиков, дерзостью автоматчиков.

В такой именно момент на наблюдательный пункт командира корпуса прибыл Василевский. Он понаблюдал за боем, дал ряд указаний в отношении удержания рубежа под Праворотью и потом, обращаясь к генералу, спросил:

— Удержите этот рубеж?

— Заверяю вас, товарищ маршал, – ответил командир корпуса, – что мои танки не только отстоят рубеж, но и перейдут в контрнаступление. Атаки немцев уже выдыхаются…

Это были не пустые слова. Прогноз генерала базировался на основе личного наблюдения за полем боя и анализе хода боевых действий. В отчаянных попытках немцев пробиться вперёд на этом участке генерал видел, как теряет последние силы противник. И в мыслях командира корпуса уже зрел план нанесения контрудара.

И наступил перелом

В этот же день, 11 июля, прогремела слава о молодом герое корпуса девятнадцатилетнем артиллеристе-наводчике, комсомольце, старшем сержанте Михаиле Борисове. Когда бой стих, безмолвными свидетелями выдающегося подвига советского патриота стояли 8 подбитых и подожжённых немецких «тигров».

За этот подвиг мужественному артиллеристу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Подвиг отважного артиллериста-комсомольца Михаила Борисова, подвиги других воинов корпуса словно знаменовали собой и общий перелом в боях на Курской дуге. И действительно, когда через несколько дней Красная армия перешла в контрнаступление, танкисты уже неотступно погнали врага на запад. А степи на Курской дуге и поле под Прохоровкой ещё долго светились заревом пожарищ в знойные июльские ночи.

В июльских боях воины 2-го танкового корпуса истребили до 15 тысяч немцев, уничтожили 227 немецких танков, 120 пушек, 40 бронемашин и сбили 17 самолётов.

24 июля в частях корпуса пронеслась радостная весть: Сталин поздравлял войска с успешным завершением ликвидации летнего немецкого наступления 1943 года – последнего крупного немецкого наступления на советско-германском фронте и объявлял войскам благодарность.

Поставили перед катастрофой

Танкисты рассказывали, что были горды сталинской благодарностью, объявленной всем войскам. И каждый танкист в ответ на похвалу Верховного Главнокомандующего давал клятву новыми подвигами прославить боевое знамя корпуса.

Измотав противника в тяжёлых боях, превратив Прохоровское поле в кладбище немецких «тигров» и «фердинандов», 2-й танковый корпус совместно с другими частями Красной армии перешёл в решительное контрнаступление. И «если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила её перед катастрофой», – заключил Верховный Главнокомандуюший. После сражения на Курской дуге наши армии неудержимым потоком устремились на Украину, освобождая её из‑под немецкого ига.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×