Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
02 апреля 2020,  11:16
 Юрий Анциферов 225

Первопроходец. Почему геолог Семён Чайкин не ошибся в своих прогнозах

Первопроходец. Почему геолог Семён Чайкин не ошибся в своих прогнозахФото: архив Юрия Анциферова
  • Юрий Анциферов
  • Белгородская правда

Хорошо помню, как в первой половине восьмидесятых годов прошлого столетия в Москве ходил по Музею революции – сегодня это Государственный центральный музей современной истории России.

На одном из стендов увидел исцарапанный, видавший виды старый геологический компас. На табличке под ним прочитал: «Компас геолога Чайкина – первооткрывателя Яковлевского железорудного месторождения». Но это не единственное знаковое событие в жизни нашего замечательного земляка.

В министерстве сомневались

Обоянская угольная разведочная экспедиция, работавшая в центральном районе Курской магнитной аномалии, не обнаружила в требуемом количестве качественный каменный уголь. Потому её решили закрыть.

Все сочли это вполне естественным. И лишь один человек – старший геолог экспедиции Семён Чайкин – настаивал на продолжении бурения. А когда убедился, что на месте его никто не поддерживает, поехал в Министерство геологии. Но там безапелляционно заявили, что работы надо сворачивать, дальнейшее бурение на уголь бесперспективно.

«А я считаю, что работы надо продолжать, – возразил Семён Иванович. – Только предлагаю бурить не на уголь, раз его там нет сколько надо. Я предлагаю бурить на железную руду!»

Высокопоставленные собеседники буквально опешили:

«Как же так, Семён Иванович, ведь профессор Эрнест Егорович Лейст ещё в XIX веке утверждал, что богатая руда залегает там, где активные магнитные аномалии. А в Яковлево какие аномалии? Слабые».

Чайкин ответил, что профессору тогда многое было неясно. Ведь прошло более ста лет.

«Понимаете, после длительных наблюдений и исследований, изучения результатов бурения тысяч скважин я пришёл к противоположному выводу, – излагал свои аргументы Чайкин. Сильные магнитные аномалии, которые фиксирует компас, вызываются не богатыми рудами, а, напротив, бедными – железистыми кварцитами. А там, где мы бурили на уголь, в Яковлево, аномалии слабые. Значит, именно здесь есть вероятность больших запасов богатой железной руды».

Вероятность вероятностью, а будет ли руда, ещё не известно – оппонентов Семёна Ивановича смущало и то, что деньги могут быть впустую потрачены, и то, что он пытался опровергнуть известного учёного.

И всё же авторитет Чайкина сыграл свою роль, в министерстве знали, что он ещё ни разу не ошибался в своих прогнозах. Да и заманчиво было: а вдруг действительно богатая руда есть. Случись такое – событие мирового масштаба. В результате напористый геолог добился разрешения продолжать бурить.

Семён ЧайкинСемён Чайкин / Фото: архив Юрия Анциферова

Есть богатая руда!

Словно на крыльях возвращался Чайкин домой. Хотя дома как такового не было тогда – спал у хозяйки на лавке. Потом ему выделили щитовой домик, внутри покрытый плесенью. Но бытовые условия его менее всего беспокоили, главным было дело.

Сразу же после возвращения из Москвы начали бурение. Буровой снаряд углублялся метр за метром, но руды по‑прежнему не было. Семён Иванович не спал ночами, возвращался к исследованиям, брался за компас. И всё же случилось! Глинистый раствор, возвращённый из скважины, побурел. Столбик керна был тяжелее угольного, тёмно-коричневого цвета. Позвали старшего мастера Константина Чикунова. Внимательно осмотрев керн, тот воскликнул:

«Да это самая настоящая руда!»

Свершилось! Буровая за буровой доходили до руды, местами её толщина достигала 150 метров.

К тому времени Чайкина назначили главным геологом Белгородской железорудной экспедиции, в которую реорганизовали Обоянскую угольную. Пробурили несколько сот скважин, и почти каждая оказывалась рудной.

Постепенно бурение начали и на Гостищевском месторождении. На этих двух месторождениях оказалось свыше 20 млрд тонн руды, содержащих до 70 % железа. Такую руду без дополнительного обогащения можно было в доменных печах переплавлять в чугун.

А в ходе дальнейшего бурения открыли Хохловское, Покровское, Малиновское, Ольховатское, Большетроицкое, Погромецкое и Чернянское месторождения.

Первопроходец. Почему геолог Семён Чайкин не ошибся в своих прогнозах - Изображение Фото: архив Юрия Анциферова

Высшая награда

За разведку и углублённое изучение месторождений Чайкина и других специалистов отметили Ленинской премией.
По мере бурения Яковлевского, Гостищевского, а особенно Висловского месторождений всё чаще встречались бокситы. Об их обнаружении и необходимости их дальнейшей разведки Чайкин доложил в Госплан СССР. Но по разным причинам это откладывали.

Чайкин не отступал. И со временем его правота подтвердилась – Висловское месторождение было разведано. В нём оказалось свыше 500 млн тонн бокситов. Коллегия Министерства геологии СССР вручила Семёну Ивановичу свидетельство первооткрывателя месторождения. Это событие для Чайкина, по его признанию, стало высшей наградой.

Семён Иванович до последних дней жизни с глубоким интересом следил за развитием геологической науки, продолжал много читать соответствующей литературы. Однажды ему попалась статья «Минерально-сырьевые ресурсы и стратегии развития Российской экономики». Я видел, что, как и другие публикации на данные темы, статья пестрела карандашными пометками внимательного читателя, старейшего геолога России. А её автор – кандидат экономических наук Владимир Путин, который тогда ещё не был президентом.


Справка

Семён Иванович Чайкин (1919 – 2005) родился в селе Терехово Воронежской области. После школы окончил геологический факультет Воронежского государственного университета. Работал младшим геологом, геологом, главным геологом Атасуйской геолого-разведочной экспедиции в Казахстане. Был старшим геологом, начальником геологоразведочных партий на Северном Кавказе и в Кривом Роге.

Трудился главным геологом Белгородской железорудной экспедиции, заведовал отделом рудничной геологии Всероссийского научно-исследовательского института по осушению месторождений полезных ископаемых, защите инженерных сооружений от обводнения, специальным горным работам, геомеханике, геофизике, гидротехнике, геологии и маркшейдерскому делу (ВИОГЕМ). Был экспертом-консультантом Министерства геологии СССР по чёрным металлам в ряде стран, членом научного совета Академии наук СССР по проблемам КМА.

Семён Иванович – автор около 50 научных работ, в их числе «К познанию генезиса железистых кварцитов КМА», «Опыт поиска богатых железных руд КМА». Он лауреат Сталинской (1951 г.) и Ленинской (1959 г.) премий, кавалер ордена Ленина. В 2002 году за многолетний плодотворный труд и большой вклад в развитие горно-металлургического комплекса области ему присвоено звание «Почётный гражданин Белгородской области».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×