Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09 апреля 2020,  15:08

21 вместо 210, или Чего не хватает для развития сети пунктов приёма вторсырья в Белгороде

Корреспондент «Белгородской правды» – о том, что изменилось в работе сборщиков ПЭТ, алюминия, картона и прочего, годного для последующей переработки

21 вместо 210, или Чего не хватает для развития сети пунктов приёма вторсырья в БелгородеФото: Наталия Козлова
  • Статья

Год назад я впервые попробовала отделить от мусора вторсырьё и сдать его. Тогда я за три месяца накопила его аж на 63 рубля. И если вы подумаете, что сей факт меня опечалил и остановил, то зря.

Я продолжаю разделять мусор, но делаю это потому, что хочу меньше навредить природе. ПЭТ я регулярно опускаю в пандомат, а бумагу и картон складываю в стопочку.

За 6 рублей

Очередная партия картона килограмма на два с половиной копилась около трёх месяцев. И вот я снова отправила её в пункт приёма вторсырья. И меня снова ждало финансовое разочарование – картон сильно подешевел.

— В прошлый раз принимали по 5 рублей за килограмм, – заметила я оператору, грустно глядя на вырученные 6 рублей.

— Так вы у нас давно не были: картон дешевел уже несколько раз, – ответила она. – Сейчас по 2,5 рубля за килограмм, его и не несут почти, а когда по 5 был – машинами везли. Люди спасибо говорили за то, что дворы чище стали, всё же сюда сдавали, нигде ничего не валялось. А сейчас вон смотрите – склад почти пустой.

Я бегло осмотрела цены на другие позиции – они тоже изменились. Кеги от пива и ПЭТ-бутылки от молока принимают бесплатно. Зато алюминиевые банки подорожали с 7 до 22 рублей за килограмм.

«Ох, если так и дальше пойдёт, позакрывают нас», – вздохнула приёмщица, а во мне созрела тема очередной статьи о том, как формируются цены на вторсырьё.

Почему подешевел картон

Ответ на этот вопрос знает Андрей Коваль – директор компании «Чистый белый край», которой и принадлежит сеть пунктов приёма вторсырья. Компания на рынке с 2017 года. Сначала специализировалась исключительно на макулатуре. Андрей Коваль говорит, что ещё несколько лет назад всю макулатуру из области отвозили на Украину. Заводы давали хорошую цену, потому что свою конечную продукцию отправляли в Европу.

 

«Сейчас граница закрыта, и все думают, что именно поэтому цена макулатуры упала. На самом деле нет, – объясняет он. – Тенденция началась в сентябре 2019 года, когда пошло ощутимое падение производства. Макулатура идёт на изготовление картонной упаковки. Её потребление традиционно возрастает к концу года. Заводы наращивают объёмы производства и повышают закупочную цену на макулатуру. Но в прошлом декабре никакого увеличения не произошло. Люди покупают меньше товаров, соответственно, компании снизили объёмы производства и стали закупать меньше коробок. Вот в такую цепочку попали мы, сборщики вторсырья».

Он добавил, что падение объёмов сбора заметили все участники рынка, и многие небольшие закупщики макулатуры закрылись.

Макулатуру, собранную на пунктах сбора вторсырья по всей области, сортируют, прессуют и отправляют на белгородский завод «Гофротара». Ежемесячно он перерабатывает 4 тыс. тонн вторсырья, принимая его крупными партиями.

«Люди всегда недовольны закупочной ценой, – констатирует Коваль. – Принимали картон по 5 рублей за килограмм, были те, кто жаловался: почему не 10 рублей за килограмм? Но чтобы сдать его по 10 рублей, надо собрать тысячу тонн, рассортировать, запрессовать, довезти на завод и ещё открыть счёт на юрлицо, куда бы завод мог перечислить деньги».

21 вместо 210, или Чего не хватает для развития сети пунктов приёма вторсырья в Белгороде - Изображение Фото: Анна Емельянова

Лежат на складе

За ПЭТ-бутылки от молока и кеги не платят. Почему?

Полное название ПЭТ – полиэтилентерефталат. Бутылки для напитков, молока и масла имеют разный химический состав. В пластике, из которого сделаны бутылки для молока и масла, есть добавки, защищающие продукт от попадания солнечных лучей, что увеличивает его срок хранения.

Каждый из пластиков имеет свой цикл переработки. Так, при переработке бутылок от молока и масла нужны специальные компоненты, нейтрализующие эти вещества. ПЭТ-бутылки перерабатывают в гранулы и отправляют изготовителям упаковки и пластиковых изделий.

«Мы прессуем ПЭТ и отправляем на заводы в Воронеже, Курске, – продолжает Андрей Коваль. – Сейчас спроса на вторичный ПЭТ нет, поскольку на рынке огромное количество готовых гранул. Но мы принимаем всё, что приносят, независимо от спроса на вторсырьё. Раньше молочную ПЭТ принимали наравне с другими, но потом завод сказал нам, что больше её не перерабатывает. Мы продолжаем принимать их бесплатно, потому что не хотим, чтобы эти бутылки отправлялись на мусорные полигоны. Они лежат на нашем складе и ждут, когда завод снова начнёт принимать их. Но когда это будет, я не знаю».

Пластик, из которого сделаны пивные кеги, – это вообще не ПЭТ. Первое время их тоже принимали на вес, но когда кинулись искать переработчиков, оказалось, никто не знает, как переработать этот сложный слоистый материал. И кеги тоже лежат спрессованными на складе в ожидании развития технологий.

«Когда пункты только открывались, все восприняли их как место, где можно заработать. Да, есть люди, для которых и эти деньги являются доходом, но изначально‑то идея была в другом: научить людей разделять отходы и бережно относиться к ресурсам планеты, к природе», – говорит Андрей Коваль.

21 вместо 210, или Чего не хватает для развития сети пунктов приёма вторсырья в Белгороде - Изображение Фото: Анна Емельянова (архив)

Вторичные гранулы

Плёнка ПВД (это полиэтилен высокого давления) и стретч-плёнка (она растягивается) также имеют разный состав – как из ПЭТ, из них делают гранулы. В пунктах вторсырья эти плёнки принимают по 7 рублей за килограмм.

«Цена на вторичные полимеры зависит от цены первичных полимеров, а поскольку это один из продуктов переработки нефти, то его цена зависит от мировых цен на нефть, – поясняет Андрей Коваль. – Сейчас нефть дешёвая, соответственно, и первичные гранулы тоже. Производитель конечного продукта между вторичными и первичными гранулами предпочтёт первичные, поскольку их качество гарантировано. У вторичной гранулы возможны погрешности: кто‑то не уследил, в плёнку стретч попала ПВД, и уже состав гранулы изменился. Например, сложную пластиковую вазу условно плавят при 250 градусах. Гранулы из стретч хорошо её выдерживают, а там, где попала ПВД, они начинают гореть, потому что их максимальная температура плавления 200 градусов. Получается брак, а это ненужные производителю расходы».

Ещё немного про ПЭТ

Чтобы заработать на ПЭТ-бутылках, нужно собирать их в промышленных масштабах. Килограмм ПЭТ-бутылок от напитков пункты принимают по 9 рублей. В килограмме 24 «полторашки», или
30 литровых бутылок, или 37 бутылок по пол-литра, или 10 пятилитровых баклажек. Перед тем как сдать, их надо ещё помыть и открутить у них крышки, ведь они из другого пластика.

Любой адекватный человек не станет так заморачиваться ради 9 рублей, а просто выбросит ПЭТ в мусорку или в отдельный контейнер-сетку, если бы он был. А ведь ещё недавно эти сетки стояли и везде были полны.

«Мы думали о том, чтобы поставить сетки для ПЭТ, – продолжает Андрей Коваль. – Готовность отделять его от мусора у людей всё‑таки есть, и моя задача – создать условия, чтобы людям было удобно разделять мусор, а мне на нём заработать: мы же всё‑таки коммерческая организация, а не благотворительная».

Он рассказал, что сетки убрали, потому что возникло много вопросов об ответственности: кому принадлежат, кто собирает вторсырьё и обслуживает площадки, кто должен их убирать. Оказалось, что у сеток было много собственников, и найти ответственных за обслуживание площадок было сложно.

«Мы хотим в одном из районов Белгорода поставить сетки, – озвучил планы Коваль. – Полная сетка для нас ещё не показатель. Мы должны понять, сколько пластика по весу, сколько там будет мусора, сколько труда и, соответственно, затрат уйдёт на сортировку бутылок и подготовку товарной партии для переработчика».

21 вместо 210, или Чего не хватает для развития сети пунктов приёма вторсырья в Белгороде - Изображение Фото: Анна Емельянова

Социальный вместо коммерческого

В прошлом году речь шла об открытии 210 пунктов приёма вторсырья по всей области, а открыли только 21. За всё время работы в пунктах собрали 1,7 тыс. тонн вторсырья. Больше всего принесли белгородцы – 678 тонн и шебекинцы – 90 тонн. В основном это макулатура, ПЭТ, плёнки. Алюминиевых банок сдают мало, не стимулирует даже их высокая цена.

— Сейчас это оказался социальный проект, он будет коммерческим, когда мы сможем заработать. Пока мы только вкладываем, – говорит Андрей Коваль. – Мы хотим, чтобы он работал правильно, но пока он работает неправильно, потому что у людей нет культуры раздельного сбора мусора. Это же другой уровень сознания должен быть.

— Как пробудить это сознание?

— Дополнительными санкциями и поощрениями, должна быть политика природосбережения. Я провожу много встреч и семинаров со школьниками, студентами, юными экологами – у молодёжи есть потенциальный интерес. Но тем, кто уже готов разделять мусор, не хватает инфраструктуры, чтобы можно было сдать вторсырьё у дома, а не тратить время и деньги на бензин, отвозя его в пункт приёма.

— Это вы про 210 пунктов? Не отказались от изначальных планов?

— Да можно и 210 открыть, но насколько это будет эффективно? Ежемесячно на содержание одного пункта уходит около 50 тыс. рублей. Сейчас окупают себя только пункты в Белгороде, поэтому расширять сеть мы будем только здесь. В районах пункты себя не окупают и особого интереса у населения не вызывают.

Ирина Дудка

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×