Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
03 сентября 2021,  12:58

«Кузенька, потерпи». Каким главным качеством должен обладать ветеринарный врач

Корреспонденты «Белгородской правды» понаблюдали за работой врачей Старооскольской ветклиники

«Кузенька, потерпи». Каким главным качеством должен обладать ветеринарный врачФото: Павел Колядин
  • Статья

В начале августа цирковая тигрица Деста прославила Старооскольскую городскую ветлечебницу на всю страну.

У животного тяжело проходили роды, и старооскольским ветеринарам пришлось экстренно делать кесарево сечение, в результате чего на свет появился малыш-тигрёнок. История закончилась благополучно, собрав в соцсетях множество добрых комментариев в адрес ветеринаров.

Полсотни пациентов в день

«В основном в городскую клинику обращаются владельцы животных из Старого Оскола и близлежащих сёл, – объясняет руководитель государственной ветеринарной службы Старооскольского округа Валерий Сорокин. – И из Курской области приезжают. В среднем через нас проходят 50 пациентов в день».

Большей частью это непродуктивные животные: собаки, кошки, попугаи и прочая живность для души. Но есть и продуктивные, проще говоря, наши кормилицы: коровы, козы, лошади.

Сорокин с удовольствием рассказывает об оснащённости городской клиники, о диагностическом оборудовании. И добавляет, что к профессиональному празднику ветлечебница приобрела новый специализированный автомобиль скорой ветеринарной помощи – в нём даже операции можно делать. 

Валерий Борисович работает в государственной ветслужбе с 2005 года, а вообще в профессии, по его собственному признанию, всю жизнь.

 

«Я ведь сельский, – объясняет Сорокин. – А на селе у каждого живность».

Уже потом его подчинённые рассказали мне, что при Сорокине лечебница стала активно развиваться и расти. И сейчас, по сути, это целый кластер, состоящий из нескольких зданий и занимающий довольно большую территорию. Причём территория радует глаз, особенно сейчас, когда цветут розы.

— Какое качество вы считаете самым главным для ветврача? – спрашиваю я.

— Человечность, – отвечает Валерий Борисович, не задумываясь. – Когда профессионализм основан на человечности, результативность труда колоссальная.

 

«Кузенька, потерпи». Каким главным качеством должен обладать ветеринарный врач - Изображение Фото: Павел Колядин

Раз на раз не приходится

Клиника работает с 8 утра. К нашему приезду, то есть к 10 часам, здесь успели принять, судя по журналу регистраций, 14 кошек и собак. В лечебнице идёт ремонт, он создаёт некоторые временные неудобства врачам и пациентам, зато вскоре позволит улучшить условия работы.

Сейчас в коридоре пусто, у врачей окошко в ожидании пациентов. Вообще в клинике работают две смены по четыре врача. И сегодня в смене – Александр Чжан-Сен, тот самый доктор, оперировавший тигрицу. Именно он держит на руках новорождённого тигрёнка на фотографии, разлетевшейся в Интернете. Такого внимания к себе Александр Юрьевич явно не ожидал:

«Чего они только меня выложили, как будто я один оперировал?!»

Он работает в клинике 15 лет после окончания Курской сельхозакадемии. Сегодня ему принесли сбитого автомобилем кота – к счастью, без переломов, но с рваными ранами: их пришлось зашивать.

«Частая кошачья беда – выпадение из окон, – присоединяется к разговору врач Евгения Вивдич. – И поедание всяких несъедобных вещей – ниток, новогодней мишуры. Недавно пришлось оперировать кошку, проглотившую моток ниток с иголкой».

 

Или вот принесли кота, которому ребёнок запихал в пасть 10-рублёвую монету. Сделали бедолаге рентген, потом операцию, всё хорошо. Через время приходит хозяин, жалуется, что не может коту нужную таблетку скормить.

«Мы отвечаем – попросите ребёнка, у него получится», – шутит Александр Юрьевич.

Что у кошек семь жизней – неправда. Евгения Владимировна это знает точно. В детстве она мечтала стать библиотекарем, но всё изменилось, когда умер любимый кот Кузя, которого не смогли спасти врачи:

— Я тогда решила, что если бы сама была врачом, то вылечила бы его. И поняла, как бывает тяжело, если теряешь животное.

— Часто у вас бывает такое окошко, когда нет пациентов? – спрашиваю у своих собеседников.

— Раз на раз не приходится, – отвечает Александр Чжан-Сен. – Иногда зайдёшь утром в операционную – и до вечера не выходишь.

 

Ты выиграл, Майк

А вот и пациент – пёс боксёрской породы, которого ведёт на поводке молодая женщина. Прежде чем направить к врачу, администратор Зоя Сорокина вносит в электронную базу необходимые данные о владельце и животном.

«Что‑то у нас ухо красное, – объясняет хозяйка, едва войдя в кабинет врача. – В речке купались, может, продуло?»

Александр Юрьевич в свою очередь тоже задаёт вопросы и узнаёт, что боксёра зовут Майк, ему полтора года и он любит говядину.

Всё это время пёс спокойно сидит на столе для осмотра. Похоже, у него бактериальный отит.

Доктор объясняет хозяйке назначения. Майка снимают со стола, животное по‑прежнему ведёт себя спокойно. Вероятно, от скуки внимательно изучает меня. Флегматично, но в упор. Я стою в полуметре от этого взгляда и чувствую, как моя корреспондентская душа сползает в пятки. Первой отвожу глаза. Ты выиграл, Майк.

 

 

— Неужели вы не боитесь, ведь видите собаку первый раз, к тому же пёс без намордника? – спрашиваю я, едва за Майком закрывается дверь.

— Животные по‑разному реагируют на постороннего, и это сразу видно, – говорит Александр Юрьевич. – Бывает, поставишь собаку на стол, она рычит, показывает, как настроена. Тогда нужно надеть намордник или тесёмку повязать, потому что собака травмирует в основном зубами. Но, опять же, животное чувствует выброс адреналина. Если боюсь, оно понимает и начинает доминировать. А вообще я с детства их никогда не боялся.

— Неужели вас кошки не царапали?

— И кусали, и царапали, не без этого. Ведь зачастую болезненные манипуляции приходится делать. Бывают такие агрессивные животные, что три человека не могут удержать.

— Породы разные, – соглашается Евгения Вивдич. – Боксёр – добродушная собака. Мы обычно спрашиваем – кусается или нет. Некоторым собакам, например ротвейлерам, нельзя смотреть в глаза, они воспринимают это как вызов. Но бывает, надо осмотреть морду – значит, делаем это осторожно. У нас хватает рисков на работе. За нос укусить могут 20 раз в день. У меня был случай с адекватной дрессированной собакой. Сидит на столе, я снимаю ей катетер. И вдруг она бросается в лицо, чтобы укусить. Я успела увернуться, но всё равно чуть-чуть задела, синяк под глазом остался.

Кошки не любят резких движений. Подходить к ним нужно плавно, спереди, говорит врач. И обязательно ласково разговаривать.

 

Катетер для кота

У входа в клинику останавливаются женщина и молодой человек – судя по всему, сын. Из сумки-переноски, которую держит юноша, доносится жалобное мяуканье.

«Потерпи, Кузенька, уже пришли, – ласково уговаривает кота женщина. Заметив мой участливый взгляд, объясняет: – Мучается Кузя, два дня в туалет не ходит».

Кузя – шикарный чёрный кот, любимец семьи. Сейчас его мяуканье всё больше напоминает плач. Слышать его нелегко.

Спустя несколько минут в Кузино бедро вонзается иголка шприца – стажёр клиники Андрей Мызников вводит коту нужную дозу наркоза. Постепенно тот затихает, его забирают у встревоженных хозяев и несут в кабинет врача.

При виде кота, который с открытыми глазами неподвижно лежит на столе, у меня сжимается сердце. Оказывается, животные под наркозом не закрывают глаза. Думаю, доктору тоже жаль котика, но его любовь к животным равна готовности им помочь.

 

 

— Он спит? – спрашиваю я, преодолевая желание погладить Кузю.

— Конечно, под наркозом же, – терпеливо объясняет Александр Чжан-Сен, одновременно говоря стажёру, какие инструменты и препараты следует принести.

У Кузи мочекаменная болезнь, поэтому и в лоток не ходит. Доктор вставляет в мочевой пузырь животного катетер и шприцом откачивает содержимое. Время от времени ощупывает Кузин живот и рассказывает мне про оксалаты и прочие камни, из‑за чего мучаются животные. Затем вводит препарат, который поможет Кузе справиться с напастью.

«Раньше кошки не болели этой заразой, в основном – коты, – говорит Александр Юрьевич. – А теперь и кошки страдают».

Гром, Громушка…

Постепенно в коридоре собирается небольшая очередь из четвероногих питомцев и их владельцев. Регистрируя пациентов, Зоя Сорокина довольно быстро распределяет потоки, направляя их к освободившимся докторам и принимая плату за приём. А ещё отвечает на телефонные звонки, объясняет, как подготовить кошку к стерилизации, в какое время можно прийти на капельницу. Зоя Николаевна работает в клинике девять лет, при необходимости может ассистировать на операциях.

Между тем в кабинет, где приём ведёт Екатерина Немцева, вносят шпица. Недавно он проглотил игрушку от киндер-сюрприза, перенёс операцию. Теперь Екатерина Сергеевна ставит капельницу, которая поможет псу восстановить здоровье. Во время процедуры (около часа) от шпица ни на шаг не отходит хозяйка – девочка лет 8–9. Ласково гладит собаку и сочувствующе вздыхает.

Андрей Щеглов очень кстати вернулся с вызова – ему несут котёнка на плановую вакцинацию. Андрей Алексеевич в шутку называет себя ветеринарным мамонтом, корифеем – почти 30 лет лечит животных. А ведь поначалу выучился на человеческого фельдшера, но потом родственник переманил его в профессию.

 

«Гром, Громушка, – приговаривает хозяйка, удерживая на столе чёрно-белую дворнягу, которая отчаянно пытается избежать осмотра. – Мой сладкий, потерпи. И пасть тебе завязали…»

Этого пса когда‑то чуть было не отдали в приют. Нынешние хозяева забрали его к себе и теперь пытаются узнать у доктора, почему Гром всё время чешется. Неужели от сладкого?

Часам к трём пополудни наплыв пациентов иссякает, вновь образуется небольшое окошко.

— Сегодня к вам приходят собаки и кошки. А экзотических животных приносят?

— Бывает, – кивает Евгения Вивдич. – Джунгарских хомячков, например, размером с грецкий орех. То ушиб, то лапку придавили. Кусаются! Геккончика, помню, приносили. Такое интересное животное!

— Вас в сельхозинституте учили лечить гекконов? – удивляюсь я.

— В мои годы ещё не учили, – улыбается Евгения Владимировна. – Но мы ездим на семинары, конференции, учимся, повышаем квалификацию.

 

 

— Вот все СМИ за случай с тигрицей ухватились, а мы ведь местный зоопарк обслуживаем, кого только не приходилось лечить, – говорит Андрей Щеглов.

Однажды, тоже из гастролирующего цирка, на обследование привезли байкальскую нерпу. Но узнать подробности тюленьего диагноза я не успеваю. Раскрасневшаяся женщина входит в клинику, прижимая к себе живой свёрток. Из него выглядывает голова с переполненными страхом инопланетными глазами. Это сфинкс Мотя. Его сегодня в первый раз вынесли из дома: привезли на кастрацию. И видно, что этот поход стал испытанием и для хозяйки, и для животного. Кот отчаянно вырывается, беззвучно открывая пасть. Хозяйка приговаривает, жалеет его. Но что делать, если Мотя метит углы в квартире?

Стажёр колет Моте наркоз, предупреждая, что кота может вырвать. Минут через 15 сфинкс оседает на руках, становится ватным.

«Всегда хотела лысого кота, – рассказывает хозяйка, когда питомца уносят на операцию. – Я ещё не знала, что это за животные. А теперь знаю: Мотя всегда мёрзнет и постоянно хочет есть. Но всё равно он самый любимый».

Прооперированного кота скоро выносят хозяйке, она бережно берёт его и уходит. Проснётся Мотя уже дома.

 

 

Мы тоже уезжаем, успевая на прощание сфотографировать обаятельного пекинеса Сёму, такого же жизнерадостного, как и его хозяйка. И очаровательную вислоухую кошку Боню, которая испуганно озирается по сторонам.

Это всего лишь несколько эпизодов обычного рабочего дня Старооскольской городской ветеринарной клиники. Да, сегодня здесь не было тигров и обезьянок, только кошки и собаки. Но для ветеринаров экзотичность животного – вопрос не первостепенный. 

Нелля Калиева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×