Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
22 мая 2020,  17:40

Поезд пришёл. Кто и зачем путешествует железной дорогой во время пандемии

Корреспондент «БелПрессы» провела несколько часов на перроне ж/д вокзала в Белгороде

Поезд пришёл. Кто и зачем путешествует железной дорогой во время пандемииФото: Анастасия Арчибасова
  • Статья

«Да всё как обычно. Никто никого не шугался, хотя было немного страшно, когда кто‑то рядом громко кашлял или чихал», – пришло мне сообщение от подруги. Она только вернулась из Петербурга и теперь скучала взаперти, соблюдая положенные две недели карантина.

Следующее сообщение уточняло: «В масках, правда, никого не было. Их все поснимали, как только сели в вагон…»

До отправления

— А что, поезда сейчас разве ходят? – удивилась другая знакомая. – Я думала, всё закрыто и отменено.

— Железная дорога работает, но на вокзал никого не пускают, пассажиров маринуют на медосмотрах по два часа – короче, весело, – с видом знатока пояснил приятель.

В ответ на вопрос, откуда взял такие печальные сведения, он смущённо хмыкнул: всем же известно! Но это прозвучало совершенно неубедительно. Поэтому я решаю всё выяснить сама – прячусь за маску, вооружаюсь антисептиком и отправляюсь на станцию Белгород.

Приезжаю на ж/д вокзал и сразу отмечаю, что людей вокруг меньше, а парковки, обычно забитые такси, полупустые.

Хмурый парень со спортивной сумкой через плечо бредёт в сторону центрального входа. Его понурая фигура словно символ: просто так на перрон не пройти, оставь попытки всяк сюда бредущий. Проверяю догадку – так и есть: боковой проход перегорожен, одиноко белеет объявление: «В связи со сложной эпидемиологической обстановкой проход на перрон станции Белгород производится через центральный вход здания вокзала».

 

Поезд пришёл. Кто и зачем путешествует железной дорогой во время пандемии - Изображение Фото: Анастасия Арчибасова

 

За забором появляется охранник. Без маски. Останавливается напротив, подозрительно спрашивает:

— Что вы тут делаете? Не пробраться ли, часом, собираетесь?

— Просто изучаю информацию, – кажется, такой ответ бдительного стража удовлетворяет.

По крайней мере, дальнейших расспросов не следует, а сам охранник неторопливо удаляется.

Захожу в здание вокзала через центральный вход. Внутри непривычно безлюдно. Закрыты многие ларьки с сувенирами и кроссвордами. Вошедшие вместе со мной пассажиры, не останавливаясь, пробегают зал насквозь – на платформы. Я пропускаю всех и возвращаюсь на улицу.

Попробую пройти на перрон по пешеходному мосту.

 

Белгород – Санкт-Петербург

После объявления про вход через центральные двери в здание вокзала на пешеходный мост особенно я не рассчитываю, но выходы с моста вниз оказываются открытыми, и я спускаюсь на платформу. Здесь уже стоит поезд: скоро он отправится в Санкт-Петербург. Посадка ещё не началась, пассажиры ждут на перроне. Все как один – в масках.

Большинство флегматично роются в смартфонах, но есть и такие, кто настороженно осматривает будущих соседей по вагону и старательно держится от них подальше. Легко представить, что именно их купе будет залито антисептиком от пола до потолка, а сами отважные странники проделают весь путь, не снимая маску и прикрываясь ею точно щитом.

Впрочем, скептиков куда больше. Один из них – приземистый мужчина в сером спортивном костюме, маска топорщится на усах, нос радостно торчит наружу.

— Не страшно уезжать в Петербург в такое время? Всё‑таки город крупный, заболевших немало…

— Да что там страшного? Это у вас тут страшно: приехал к матери в гости, а меня сразу на карантин на две недели! И контактного номера не оставили, не проверили ни разу. Панику только разводят. А у нас в Питере всё спокойно.

Дальше адепт безмятежности громогласно убеждает окружающих, что никакого вируса не существует. Что его, безусловно, придумали власть имущие для каких‑то своих коварных целей:

«Вот представь: если бы такая болезнь и правда была, разве стали бы те же звёзды и политики так открыто признаваться, что заболели? Конечно, нет, стыдились бы да лечились втихомолку. А так это всё просто пиар и пропаганда».

Белгород – Москва

Теперь на вокзале, помимо привычных слуху сообщений о прибытии или отправлении поезда, то и дело звучат призывы соблюдать правила профилактики и по возможности отказаться от поездок.

— Обязательно используйте медицинские маски, не ходите парами! – напоминает диктор.

— Ой, ну мы нарушители, – беззаботно смеются идущие по перрону мужчина и женщина.

Масок не видно даже на подбородке, глаза сверкают уверенностью: уж нас‑то ничего не тронет.

Следующее объявление – о недавно введённой в Москве системе электронных пропусков. Голос вокзала заботливо подсказывает: не забудьте заранее оформить пропуск.

«С пропусками всё получилось далеко не с первого раза, – сетует пассажир московского поезда Николай. – Очень долго не получалось зайти на «Госуслуги», сайт был перегружен. В результате пришлось регистрироваться на недома.мос.ру, уже там кое‑как пропуска оформил».

Николай и Андрей возвращаются в Москву к друзьям. Надеются, что сейчас обстановка в столице мягче, чем была, когда они оттуда уезжали.

— Мы отсидели в Москве на строгой самоизоляции и решили приехать в родной Белгород переждать, пока всё пойдёт на спад, – рассказывает Андрей. – Хотя и здесь не сразу вырвались на свободу: нас с поезда моментально посадили на двухнедельный карантин. Контролировали, соблюдаем ли, каждый день звонили и спрашивали, как себя чувствуем, с кем контактируем.

— А сейчас возвращаться в Москву не боитесь?

— Нет. Надоело уже бояться. Ну сколько можно?

Так же считает и студентка одного из столичных вузов Дарья:

«Даже если «повезёт» мне заразиться, что дальше? Переболею быстро и всё».

Дарья признаётся: в Белгороде, с родителями, ей сложно и неуютно. А в Москве, даже несмотря на систему пропусков, огромное количество ограничительных мер и риск заболеть, будет комфортнее. Поэтому и уезжает.

 

Поезд пришёл. Кто и зачем путешествует железной дорогой во время пандемии - Изображение Фото: Анастасия Арчибасова

Москва – Белгород

Встречаю московский поезд. Вместе со мной на платформе и другие встречающие – среди них много тех, кто махнул рукой и на настойчивые увещевания диктора, и на московскую статистику по заболеваемости COVID-19. Единственная защита у них вовсе не от вируса, а от дождя: зонт или капюшон.

«Я настроена позитивно и уверена, что всё наладится и будет хорошо. Но для этого очень важно соблюдать все правила, не зря же их придумали», – уверена белгородка Ирина, одна из немногих, кто экипирован по всем требованиям: от маски до одноразовых перчаток.

Ирина встречает свекровь, которая работает вахтовым методом и сейчас возвращается домой с севера с пересадкой в Москве.

— Не переживаете, что даже за время пересадки она могла заразиться?

— Конечно, переживаем! Но мы будем внимательно следить за её самочувствием, обязательно организуем две недели изоляции. Думаю, всё должно быть хорошо.

Поезд приходит почти пустой. В каждом вагоне не больше четырёх пассажиров. Проводницы напоминают о санитарном контроле, и пассажиры послушно остаются на своих местах, нетерпеливо поглядывая в окна.

Сквозь стёкла видно, как две женщины в медицинских защитных костюмах проходят по вагону. Первая что‑то спрашивает у путешественника, тот отрицательно качает головой. Тогда вторая направляет на него дистанционный градусник, через пару секунд машет рукой – свободен. Прошедший процедуру подхватывает вещи и спешит к выходу. Проверка всего поезда занимает у медиков не больше 7 минут.

Наталья приехала в Белгород из Нижнего Новгорода. Прямого поезда между этими городами нет, поэтому пришлось добираться через Москву. В наш город девушка переезжает на постоянное жительство.

— Почему именно теперь? Не хотелось дождаться, пока всё пойдёт на спад?

— Откладывать жизнь не по мне. Что бы ни происходило в мире, время продолжает идти. И я не хочу потерять ни одной секунды, – улыбается новоиспечённая белгородка.

Вокзал работает, он не спит и не останавливается. Пассажиров стало меньше, но они есть, и каждый спешит по своим делам: кто‑то уезжает, кто‑то возвращается. Потому что права Наталья: жизнь – это здесь и сейчас. И проводить её в режиме ожидания, наверное, не стоит.

Александра Токтарёва


Все материалы «БелПрессы» о коронавирусе COVID-19 собраны здесь.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×