Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
22 мая 2020,  15:06

«Иван-Виллис» из Дубового. Как белгородец восстановил старинный автомобиль

О необычном хобби жителя посёлка Евгения Чиркова «Белгородская правда» узнала из письма читательницы Александры Сафоновой

«Иван-Виллис» из Дубового. Как белгородец восстановил старинный автомобильФото: Наталья Харитошкина
  • Статья

В День Победы и день освобождения Белгорода он вместе со своими детьми поздравляет ветеранов войны, приезжая к ним на отреставрированном ретроавтомобиле ГАЗ-67.

«Сказка» на дороге у дома

Одну из встреч с Евгением Чирковым в День города Александра Григорьевна описала в своём письме так:

«…Неожиданный стук в дверь. Заходят посетители в военной форме: седовласый солдат лет 45–50 и его дети – тоже в военной форме. Растерявшись от неожиданного визита, с трудом узнаю в высоком стройном солдате Евгения Чиркова – друга нашей семьи, проживающего в Дубовом. Как идёт ему солдатская форма времён войны! Малыши поздравляют нас, детей войны, с праздником, читают трогательные стихи о Победе, Родине, Красном знамени. Сказка! От избытка чувств летит душа, катятся слёзы радости, гордости за отца-солдата, за его «фронтовых» детей. А продолжение сказки – на дороге у дома. Они приехали на настоящей военной машине производства Горьковского автозавода. Не верю глазам своим: открытая, командирская, с сиденьями-лавочками, рулём. На одном из сидений – две красноармейские каски. Машина сверкает чистотой. Кажется, что она только с завода. На заднем борту надпись «На Берлин!». И развевается на высоком древке красный флаг – Знамя Победы».

С Евгением Чирковым мы договариваемся встретиться в Дубовом 9 Мая. Метеопрогноз на День Победы в Белгороде неблагоприятный – синоптики обещают дожди почти всю вторую половину дня.

Ливень с градом начинается как раз в тот момент, когда мы оказываемся у дома нашего героя. Неподалёку припаркован его автомобиль – накрытый брезентовым тентом ГАЗ-67. Евгений вместе с детьми – сыном Сергеем и дочерью Верой – в назначенный час выходит из подъезда. Все Чирковы – в военной форме, пошитой по образцу той, что была в годы Великой Отечественной войны. Пока идёт дождь, предлагаю им побеседовать под козырьком подъезда, ехать по такой погоде в открытой машине – сомнительное удовольствие.

 

Евгений Чирков восстанавливал машину 4,5 годаЕвгений Чирков восстанавливал машину 4,5 года / Фото: Наталья Харитошкина

 

— Как родилась традиция столь необычно поздравлять ветеранов с праздниками? 

— Имея такую технику, грех не порадовать людей, – улыбается в ответ Евгений. – Как только я перестал быть занят на работе 9 Мая и 5 августа, стал выезжать в эти праздники на машине. Сначала просто катался по Дубовому, потом на связь со мной вышла местная администрация. Помогал поздравлять ветеранов. Сегодня мы с детьми планируем объехать ближайшие памятники Великой Отечественной войны.

Дочь Евгения, Вера, вспоминает, что впервые так необычно они поздравили Александру Сафонову 5 августа 2017 года.

«Это мама моего друга. На самом деле с неё всё и началось, – объясняет Евгений Чирков. – В тот день мы поехали поздравить Александру Григорьевну и её супруга – он был узником нацистских концлагерей – с Днём города. Они очень растрогались. После этого мы решили, что будем поздравлять их так каждый год».

Дочь Евгения – ВераДочь Евгения – Вера / Фото: Наталья Харитошкина

Машина для загородных поездок

Евгений Чирков не планировал становиться владельцем ретроавтомобиля.

«Я из тех, кто любит выбраться на машине на природу, за город, – объясняет Евгений Николаевич. – На «жигулях», которые у меня были раньше, постоянно застревал на бездорожье. Поэтому начал искать какую‑нибудь полноприводную машину для таких поездок».

Посмотрев несколько вариантов, Евгений понял, что ни один УАЗ по цене не вписывается в имеющийся бюджет, а «козлик» ГАЗ-69 ему, как правило, предлагали приобрести уж в совсем «убитом» состоянии. Чирков уже отчаялся было найти подходящий вариант, когда ему позвонил товарищ и сообщил, что в одной из деревень наткнулся на вездеход ГАЗ-67Б.

«Я приехал, чтобы своими глазами увидеть это чудо. Автомобиль был в очень плохом состоянии. Походил, посмотрел и решил не связываться – уж очень много сил и времени нужно было вложить в этот хлам, чтобы он поехал. Но прошло какое‑то время – неделя, две, – и я понял, что машина, что называется, запала мне в душу. В итоге я её приобрёл. Это был 1994 год. Ещё несколько лет потратил на восстановление», – рассказывает Евгений Чирков.

Такие автомобили выпускали с 1943 по 1953 год. Сейчас дату выпуска автомобиля, который достался Евгению, установить нереально. Ему удалось выяснить, что до 1956 года машина числилась в гараже УВД, а потом работала в Книготорге.

«Более ранней информации о машине найти не удалось. По внешним признакам и некоторым деталям можно предположить, что автомобиль выпущен ближе к 1950 году. Моторы на таких машинах жили недолго, поэтому авторемонтные заводы при капремонте двигателя набивали новый номер. После нескольких капремонтов набивать номера было уже некуда, поэтому такие моторы считались безномерными. В советские годы такие машины, которые числились на балансе организаций, без проблем ставили на учёт. Та же история и с рамами: номер не выбивался, как сейчас, на металле, а наносился краской. Поэтому до наших дней он тоже не сохранился. У прежнего хозяина автомобиля я видел остатки таблички с номером, которая раньше была на раме, но на ней уже ничего было не разобрать», – объясняет Евгений Чирков.

По некоторым деталям можно сделать вывод, что машину выпустили ближе к 1950-м годамПо некоторым деталям можно сделать вывод, что машину выпустили ближе к 1950-м годам / Фото: Наталья Харитошкина

Делали на совесть

«В общей сложности на восстановление у меня ушло 4,5 года. Машину пришлось возвращать практически из небытия, – рассказывает владелец вездехода. – Когда приобрёл этот автомобиль, умел только гайки крутить. Интернета тогда не было, поэтому всю информацию искал в литературе. Что мог – делал своими руками. Со сваркой и покраской помогали товарищи. А вот мотор собирал сам. На этой машине стоит родной мотор объёмом 3,3 литра. Точно такие же двигатели ставили на знаменитую армейскую полуторку ГАЗ-АА и на «эмку» – легковой автомобиль ГАЗ М-1».

Евгений рассказывает, что двигатель восстанавливал по наитию: брал детали из кучи запчастей и просто собирал их разными способами. В итоге всё сложилось в единый механизм, однако чего‑то не хватало. Оставалось понять, чего именно.

«Я долго выяснял, что это может быть за деталь. Даже обращался к военным из нашей белгородской воинской части: у них на постаменте стоит полуторка, в которой точно такой же двигатель. Они с пониманием отнеслись к моей просьбе, предупредив, что эта машина заехала на постамент своим ходом, поэтому ничего от неё откручивать не дадут. Но посмотреть дали. Как оказалось, мне не хватало масляного насоса. Я пытался ставить туда маслонасосы от «москвича», «Волги» – они работать отказывались. Со временем мне удалось найти оригинальный, и мотор заработал как надо».

Сын Евгения – СерёжаСын Евгения – Серёжа / Фото: Наталья Харитошкина

 

Много сил и времени ушло на восстановление кузова автомобиля. Днище за годы не очень бережного хранения прогнило полностью. С верхней частью кузова дела обстояли чуть лучше. Дело в том, что в середине прошлого века машины делали на совесть: толщина металла в некоторых местах достигает 3 мм. Для сравнения: кузова современных авто собирают из металлических деталей толщиной менее 1 мм. По словам Евгения, если на обычный современный автомобиль ушло бы 3 кг автомобильной шпаклёвки, то на толстокожий ГАЗ-67 пришлось израсходовать больше 5 кило. Шутка ли – в некоторых местах ржавчина въелась в крылья автомобиля на 1,5 мм. Всё нужно было зачищать до металла, шпаклевать, красить.

«Особенно ругались ребята, помогавшие мне выправлять крылья, – со смехом вспоминает Евгений Чирков. – А всё из‑за того же непривычно толстого металла. Им просто физически сложно было с ним работать».

Помощь в восстановлении машины Евгению оказали и некоторые белгородские промышленные предприятия, работавшие в городе в то время, – «Гормаш», абразивный завод. Кто‑то помог со шпаклёвкой, кто‑то со сваркой, покраской. В итоге машина получила вторую жизнь.

 

«Иван-Виллис» из Дубового. Как белгородец восстановил старинный автомобиль - Изображение Фото: Наталья Харитошкина

Замёрзнуть, обгорев на солнце

За время нашей беседы дождь почти прекратился, и мы идём к машине. Евгений снимает с автомобиля брезентовый чехол, под которым оказывается поистине спартанский салон: два сиденья, обтянутые чехлами из брезента, минималистичная панель приборов по центру.

«Это специальные ручки, чтобы машину можно было поднять, – указывает на металлические поручни в задней части машины Евгений, устанавливая в салоне древко с красным знаменем Победы. – Трое взрослых мужчин могут приподнять автомобиль и переставить его заднюю часть, если он вдруг забуксовал».

Колёса на машине Чиркова от ГАЗ-69. Оригинальные покрышки с рисунком «ёлочка» сегодня найти очень сложно. По словам Евгения Николаевича, серийно такую резину сейчас выпускают только в США – для реплик американских «Виллисов».

Он садится за руль, включает зажигание.

 

«От управления машиной испытываешь необычные впечатления, – делится хозяин газика. – Я давно не ездил на лошади, но ощущения, наверное, сопоставимые. Отчасти похоже и на езду на мотоцикле: когда у автомобиля нет крыши, а ветер обдувает тебя со всех сторон, ощущение скорости меняется – кажется, что ты движешься быстрее, чем показывает стрелка спидометра. При нынешней дождливой погоде на 40 км/ч будет уже холодно. При 20 градусах тепла на улице в обычной одежде за рулём довольно прохладно на скорости 60 км/ч. Шею солнце печёт, а ехать в машине холодно».

ГАЗ-67 – не самая простая в управлении техника.

«Как‑то я участвовал в соревнованиях по джип-триалу, которые проходили два дня, – вспоминает Евгений Чирков. – После первого дня состязаний у меня руки просто отваливались, ведь усилителя руля здесь нет. Я тогда занял второе место в классе «Стандарт». Мог выступить и лучше, если бы потратил на подготовку к старту чуть больше времени. У машины тогда не очень хорошо работали тормоза, и я всё время выезжал за границы трассы. Каждый выезд наказывали штрафом в 60 очков. Я дважды выехал с трассы и в итоге стал вторым».

На военном вездеходе непросто двигаться и по городским пробкам: педали здесь тугие, скорости включаются с усилием. Неспроста установлен и рычаг КПП от грузовика почти метровой длины.

 

«Я сначала его укоротил, а потом понял, что погорячился: чтобы включить скорость, здесь нужен именно такой рычаг», – смеётся Евгений.

Для этой машины сложно найти топливо. Изначально мотор предназначался для бензина с низким октановым числом – А-66 или А-70. Сейчас такой не выпускают. Евгений старается найти оставшийся кое‑где бензин А-80. Если ему это удаётся, то делает запасы, покупая топливо впрок.

«Спасает то, что современный бензин достаточно быстро теряет октановое число: если раньше оно сохранялось примерно год, то сегодня снижается буквально за три месяца, – делится хитростью Чирков. – Но даже на 80-м бензине мотору работать тяжело: он перегревается, если машина попадает в пробки. Ведь изначально вездеход рассчитан на движение со скоростью пехоты. А рваный городской ритм с постоянными ускорениями и торможениями не идёт ему на пользу».

Город – не то место, где этот автомобиль может проявить свои лучшие качества. Его стихия – бездорожье.

«За городом, в лесу на ГАЗ-67 передвигаться одно удовольствие: звери не боятся звука его мотора – например косуля может перебежать дорогу, зайцы не прячутся и продолжают заниматься своими делами. Словом, идеальная машина для наблюдения за животными».

Над машиной развевается Знамя ПобедыНад машиной развевается Знамя Победы / Фото: Наталья Харитошкина

Далеко ли до Берлина?

Когда мы трогаемся, сквозь тучи начинает проглядывать солнце.

«Последние три года на 9 Мая идёт дождь, – говорит Евгений Чирков. – Вот, пришлось даже приобрести солдатскую плащ-палатку и научиться ею пользоваться. Надевать её правильно – это целая наука».

На машину, за рулём которой сидит солдат в форме, все обращают внимание. Пешеходы машут руками, а водители приветственно сигналят.

«Я заметил, что в дни праздников другие автомобилисты нас почти всегда пропускают на перекрёстках, хотя по правилам и не должны этого делать, – улыбается Чирков. – Обычно 9 Мая мы спрашиваем у прохожих дорогу на Берлин: мол, правильно ли мы едем? Иногда это вызывает замешательство, а однажды нам ответили: «Правильно-правильно! Добейте!».

На прямой мы разгоняемся. Действительно, когда едешь в открытой машине, даже скорость в 40 км/ч воспринимается, как будто ты движешься гораздо быстрее.

 

«Одно время в Дубовом на месте нынешних новостроек стояли полуразрушенные, готовящиеся под снос дома, – продолжает свой рассказ Евгений Николаевич. – Как‑то накануне 5 августа мы с детьми подъехали к этим развалюхам и начали на их фоне фотографироваться. Одна женщина, проходившая мимо, говорит: «Что ж вы на фоне какой‑то мусорки фотографируетесь?» Мы отвечаем: «Это не мусорка, а развалины рейхстага».

Мы останавливаемся на площадке между Дубовским ДК и храмом. Какое‑то время Евгений вместе с Сергеем и Верой позируют для фотографа. К машине то и дело подходят люди и спрашивают, можно ли потрогать раритет и сфотографироваться рядом с военной машиной. Чирков никому не отказывает. Спустя какое‑то время он вновь заводит автомобиль, только теперь уже с помощью «кривого стартера»: со второго оборота рукояти мотор начинает урчать.

Евгений сажает детей в машину и делает несколько кругов по парковке. Они в восторге.

* * *

Своё письмо Александра Сафонова заканчивает так:

«Уже несколько лет ездит на отремонтированной машине времён войны Евгений Чирков вместе с детьми в День Победы, на 5 августа, чтобы порадовать своих земляков. Гляжу я на Женю, его детей, и сердце радуется. Наш красный флаг в надёжных руках молодого поколения! С ними Россия непобедима!»

 

Видео Натальи Харитошкиной



Справка. Советский полноприводный легковой автомобиль ГАЗ-67 начали выпускать в 1943 году. Машину предполагалось использовать в войсках как артиллерийский тягач. Осенью 1943 года автомобиль успешно выдержал испытания, во время которых было пройдено 2 200 км с 76-миллиметровой пушкой ЗИС-3. В результате ходовая часть пушки совершенно вышла из строя, а автомобиль ГАЗ-67 существенно не пострадал. «Неладно скроен, да крепко сшит», – говорили про простой, но надёжный ГАЗ-67.

На фронте машина с прорезями вместо дверей и упрощённым открытым кузовом получила прозвище «Иван-Виллис»: мол, русская версия американского внедорожника «Виллис», который поставляли по договору ленд-лиза в Красную армию. После войны машину продолжили выпускать для нужд сельского хозяйства, МВД, КГБ, геологоразведки. Всего до 1953 года было выпущено 92 843 таких автомобиля.

Вадим Кумейко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×