Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13 февраля 2019,  12:01

Непедагогические методы. Жители Губкина подали в суд на бывшую работницу детсада

Эта конфликтная история произошла в детском саду № 35 «Родничок»

Непедагогические методы. Жители Губкина подали в суд на бывшую работницу детсадаФото: shutterstock.com
  • Статья

Няня детсада снимала на телефон детей, которых, по её мнению, обижала воспитатель, и выкладывала ролики в интернет. Родители, ограждая чад от подобной защиты, подали на женщину в суд.

Что произошло

Взяться за телефон, по словам ответчицы Людмилы Горбуновой, её заставил случай, когда воспитатель Ирина Дорохова заставляла мальчика есть кашу, в которой ребёнок увидел таракана.

«Воспитатель ударила его тапком, после чего я предупредила, что дальнейшие её действия буду снимать на телефон, но воспитатель на это не обратила внимания», – рассказала Горбунова.

Вскоре это видео оказалось в интернете. Как объяснила его автор, прежде чем выложить ролик на «Ютьюб», она обработала его в видеоредакторе: закрыла лица детей «солнышком» (на видео, которые Горбунова прислала в редакцию, лица детей ничем не закрыты – прим. авт.):

«Как это делают иногда в новостях, когда закрывают лица мозаикой. И назвала ролик «Рукоприкладство в детском саду». Я не написала, какой это детсад, с кем и что произошло. И потом по первому требованию видео из Сети убрала».

Горбунова на непедагогические методы Дороховой пожаловалась в управление образования, и воспитатель в итоге написала заявление на увольнение по собственному желанию.

«И меня заставили написать заявление по собственному желанию, потому что, после того как я показала это видео, заведующая детсадом заявила, что работать здесь мне больше не даст», – сообщила Людмила.

Заведующая детсадом № 35 Любовь Муханова заверила, что ни воспитатели, ни нянечки не имеют права снимать детей. Это правило прописано в соответствующем положении, которое расположено на сайте дошкольного учреждения, и с персоналом на данную тему проводится инструктаж.

 

Кроме того, обратила внимание заведующая, когда ребёнок поступает в детский сад, родители дают письменное согласие на обработку персональных данных, и никаких фото- или видеосъёмок без разрешения родителей быть не должно.

По информации Мухановой, Горбунова сняла свои видео ещё в мае. «Я просто покажу маме, что её ребёнок не хочет кушать», – так она объяснила свой поступок. И до определённого момента няня хранила видео, а когда у неё возник конфликт с воспитателем, решила скандальным роликом воспользоваться.

«Сначала она переслала видео родителям, – пояснила заведующая. – Родители не отреагировали. Я предложила Горбуновой: приходите, посмотрим, будем разбираться. Но она ушла на больничный, и потом это видео появилось на «Ютьюбе». Я ей перезвонила и сказала: Людмила Викторовна, вы не имеете права это делать без ведома родителей, уберите, пожалуйста. На какое‑то время она убрала, а потом видео снова появилось. И дальше оно стало фигурировать везде, где только можно».

Чего боятся дети

Двое родителей – Маргарита Иванова и Ольга Черноношкина, чьи дети попали в видеоролик Горбуновой, – подали в суд иски с требованием удалить из Сети видеозапись, не использовать её впредь и взыскать с ответчицы компенсацию морального вреда.

«Мы потребовали, чтобы Горбунова удалила видео из Сети, а она этого не сделала, в итоге у него 850 просмотров. Мало ли кто смотрит, мало ли кому она это видео продаст, мы хотим защитить своих детей, поэтому и обратились в суд», – выразила общую позицию Черноношкина.

Позицию Ивановой и Черноношкиной поддерживают и полностью разделяют другие родители.

«У нас полгруппы родителей, которые готовы прийти на суд свидетелями, – сказала Карина Коровянская. – Надо остановить Горбунову, защитить наших детей от этого человека. Куда она дальше хочет пойти, мы не знаем, может, на ТВ или ещё куда‑то. Она хочет славы, что ли? Мы хотим, чтобы она отстала от этого сада, чтобы родители не боялись туда водить своих детей. Мой ребёнок говорит: я боюсь, когда меня снимают не телефон. Мы и обратились в суд от безысходности».

Что сказал юрист

Возможно, дети в «Родничке» и нуждались в какой‑то защите от действий воспитателя, однако с точки зрения действующего законодательства Людмила Горбунова выбрала для этого не лучший способ.

Как заметила старший юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова, в такой категории дел важно смотреть, как именно были сняты дети, насколько они были идентифицируемы, каков контекст и содержание видео.

 

В то же время, обратила внимание юрист, сама по себе съёмка детей в детских учреждениях персоналом не несёт в себе серьёзных рисков и законом не запрещена.

«Нарушение прав ребёнка, – пояснила она, – может произойти тогда, когда видео с изображением детей будет распространено публично. По закону, на распространение нужно получать согласие родителей ребёнка. Однако есть три исключения, когда это можно не делать: если использование изображения представляет собой общественный или публичный интерес, если съёмка проводится в месте, открытом для свободного посещения и изображение ребёнка не является основным на видео, а также если ребёнок позировал за плату».

В этой истории, считает Кузеванова, суду нужно будет установить, представляет ли видео с детьми общественный интерес, поскольку все остальные основания свободного использования не могут быть применены в данной ситуации. Все стороны конфликта как раз имеют разные мнения насчёт общественного интереса, поэтому решающим будет позиция няни и обоснование ею важности распространения этого видео. И если на нём действительно зафиксирован факт недопустимого обращения воспитателя с ребёнком, а лица детей скрыты, то не исключено, что распространение видео может быть расценено судом как представляющее общественный интерес.

«И ещё очень важное обстоятельство, – отметила медиаюрист, – узнаваемы ли дети на видео? Няня утверждает, что закрыла им лица, не указала номер детского сада, группы, следовательно, детей сложно идентифицировать. Если это действительно так, то права детей нельзя признать нарушенными, поскольку предприняты соответствующие меры для того, чтобы главным в видео стали не изображение конкретного ребёнка, а незаконные действия воспитателя, о которых важно рассказать обществу».

Что касается меры ответственности, то, по словам Кузевановой, за нарушение права на изображение предусмотрена компенсация морального вреда:

«Обе истицы просят по 10 000 рублей. Это вполне адекватная сумма, обычно в таком размере в среднем суды и взыскивают».

Что решил суд

24 января Губкинский городской суд рассмотрел данное дело и вынес решение о частичном удовлетворении иска Ивановой и Черноношкиной. По решению суда ответчику запрещено любое публичное использование видеоматериалов с изображением детей истцов, а также в пользу каждого истца с ответчика взыскали 2,5 тыс. рублей компенсации морального вреда и 2,5 тыс. рублей, понесённых судебных расходов.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×