Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
31 января 2014, 13:09
 Алексей Стопичев 2877

Невероятные приключения итальянца в России

Как итальянский аристократ судился с Белгородской таможней

Невероятные приключения итальянца в России Иллюстрация Анастасии Дружининской
  • Алексей Стопичев
  • Статья

В кабинет вошёл невысокий худощавый мужчина со своей гражданской женой и по совместительству переводчиком.

– Виола Гуальтеро! – представился иностранец и о чём-то быстро заговорил по-итальянски.

– Он спрашивает, не отправят ли его в Сибирь за это интервью? – тут же перевела своего возлюбленного Наталья Данкевич.

От подобного предположения я чуть не рассмеялся. Хотел было пошутить, что у нас если и сажают, то по месту, а в Белгороде климат помягче, чем за Уралом. Однако, уловив напряжённый взгляд итальянца, шутить всё же передумал.

Барон Гуальтеро

Виола Гуальтеро, наследный барон из старинной дворянской семьи, родился в 1947 году в Риме. Один из его предков – барон Никола Спедальери, известный итальянский философ и реформатор, живший в XVIII веке. А в начале прошлого века дедушка Виолы занимался производством мартини.

Однако Вторая мировая война разорила дворян, уничтожив семейный бизнес, и Виоле пришлось всё начинать сначала. Папа Виолы был обычным служащим в статуправлении, мама – домохозяйкой.

Благодаря таланту и усердию Гуальтеро получил грант на обучение, блестяще окончил университет и стал профессором математики. Преподавал в государственном университете Рима. Женился. Воспитал двоих детей. И всю свою жизнь был очень законопослушным гражданином. «Капитализм помог мне достичь всего, чего я хотел», – сообщил Виола.

В Риме Гуальтеро купил шикарную квартиру на 170 квадратных метров. Приобрёл домик на берегу моря. Да и выйдя на пенсию, продолжает работать, преподавая в частной школе.

Теперь в Россию не хочет…

В Россию Виола попал благодаря своей гражданской жене. Наталья Данкевич в 2004 году уехала работать в Италию. Там и познакомилась с профессором, который на тот момент уже развёлся со своей женой. Несколько лет Виола прожил с Натальей и решил приехать к ней в Россию. Гуальтеро очень нравилась наша страна, и он даже хотел остаться здесь жить и открыть небольшой бизнес.

Однако вскоре планы итальянца коренным образом поменялись, и жить в России он теперь не хочет. А всё – из-за скандала с таможней и судебных тяжб…

Предыстория мытарств итальянца в России такова. 3 декабря 2012 года Виола Гуальтеро на стареньком автомобиле «Лянча», 1998 года выпуска, приехал в Белгород. На границе Виола задекларировал машину на временный ввоз сроком на три месяца – то есть до 3 марта 2013 года.

Итальянское авто, не выдержав российских холодов, сломалось в начале февраля. Гуальтеро не смог найти запчасть на редкий автомобиль в Белгороде и потому улетел за ней в Италию. Перелёт и стоимость детали вышли чуть ли не дороже, чем стоимость «Лянчи». Однако законопослушного итальянца это не смутило и, отремонтировав машину, 24 февраля Виола выехал из страны. Впрочем, уехал он недалеко: в Харьковской области автомобиль сломался во второй раз. Но на этот раз поломка оказалась куда серьёзнее – двигатель. Оставить автомобиль на Украине Виоле не позволяло тамошнее законодательство. Поэтому Гуальтеро нанял эвакуатор и 25 февраля 2013 года привёз сломанную «Лянчу» назад к границе, вновь оформив временный её ввоз на три месяца – то есть до 26 мая 2013 года.

Пиковая ситуация

Работа и окончание визы заставили Виолу оставить сломанную машину в Белгороде и уехать в Рим. Всё это время гражданская жена пыталась продлить срок пребывания «Лянчи» в России или хотя бы отремонтировать либо утилизировать старенькое авто. Но ни то, ни другое, ни третье ей не удалось.

Продлить срок она не могла из-за того, что ни она, ни Виола вовремя не озаботились оформлением доверенности. А утилизировать автомобиль или отдать его в пользу государства было нельзя, так как старое авто соответствовало лишь стандартам ЕВРО 3. Отремонтировать машину также не получалось – ввиду серьёзной поломки.

На таможне итальянцу сказали, что несвоевременный вывоз автомобиля может грозить ему серьёзными карами. Виола лихорадочно делал новую визу, чтобы вернуться в Россию, а на почве стресса серьёзно заболел и попал в больницу в Риме. Врачи настояли на немедленной госпитализации, однако от неё из-за неразрешённой ситуации с автомобилем Виола под свою ответственность отказался и в ночь с 24 на 25 мая прилетел в Россию. В воскресенье, 26 мая, Гуальтеро пробовал найти эвакуатор для транспортировки «Лянчи» на границу, однако ему отказали в четырёх местах. Тогда рано утром в понедельник, 27 мая, итальянец пошёл на таможню. Там в продлении регистрации транспортного средства ему отказали и потребовали убрать машину с территории России.

Плач итальянца

Виола нанял эвакуатор и отвёз автомобиль на границу. Однако через границу эвакуатор не пустили, и потому машину без двигателя итальянец толкал собственноручно вместе с Натальей.

«Мы толкали машину, а вокруг все смеялись, – вспоминает итальянец. – Другие водители, таможенники. Вслед смеялись и свистели. А я плакал, как ребёнок…»

Гуальтеро частит на напевном итальянском языке, постоянно поглядывая на Наталью, а та спокойно переводит пламенную речь профессора:

«Ещё таможенники сказали, что раз я просрочил срок пребывания на один день, то должен заплатить штраф 1 500 рублей, и составили протокол. Штраф я оплатил, а свою «Лянчу» утилизировал в Венгрии».

Однако на этом злоключения итальянца в России не закончились. В июне Белгородская таможня выставила барону счёт на оплату таможенных платежей на 384 681 рубль! Вот тогда он заплакал опять, но уже по другой причине: стоимость автомобиля была в пять раз меньше предъявленного счёта!

Ничего плохого не совершал

«Я не понимал, за что должен платить такие деньги, – говорит Виола. – Ведь я не совершил никакого преступления и никому не причинил вреда. Я всеми силами пытался разрешить ситуацию, семь месяцев не мог спокойно спать и есть, два раза за это время попал в больницу… У нас, в Италии, такие деньги платят только за уголовные преступления».

Гуальтеро подал в суд заявление о признании требования таможни об уплате таможенных платежей незаконным. Фемида встала на сторону иностранца. Свердловский районный суд отменил требование Белгородской таможни от 7 июня 2013 года об уплате таможенных платежей. Вступившее в силу в декабре решение суда по делу итальянского гражданина поставило жирную точку в мытарствах иностранца в России.

«Я верил, что так и должно быть, ведь я ни в чём не виноват! – говорит он. – И я очень рад, что российский суд разобрался в ситуации…»

Репутационные издержки

Автор этих строк попытался поставить себя на место итальянца и понял, что менталитет у нас действительно разный. Случись у меня такой казус в другой стране – я бы просто бросил автомобиль на границе и больше не приезжал бы в это государство. Однако у итальянца даже мысли такой не возникло. И смешная для любого россиянина ситуация стала для Гуальтеро настоящей трагедией. Но что меня по настоящему расстроило в этой истории – это отношение профессора к нашей стране. Когда я его спросил, хочет ли он теперь жить в России, Виола лишь отрицательно покачал головой.

Потом добавил: «Друзьям своим говорю, что лучше сюда не ехать…»

Впрочем, одно хорошее впечатление о нашей стране итальянский барон и профессор математики Виола Гуальтеро всё же увёз. После всех судов он признался, что римское право, которое изобрели у них, в России действует ничуть не хуже, чем в Италии.

  • Как итальянский аристократ судился с Белгородской таможней

  • Как итальянский аристократ судился с Белгородской таможней

  • Как итальянский аристократ судился с Белгородской таможней

  • Как итальянский аристократ судился с Белгородской таможней


Комментарии


Владимир БЕЛЫЙ, адвокат, представлявший интересы Гуальтеро в российском суде:

«Формально нарушение заключалось в несоблюдении срока временного ввоза. Гражданин Италии просрочил на один день вывоз автомобиля по вполне понятным причинам. Таможенный кодекс Таможенного союза предусматривает право иностранных граждан ввозить на территорию России транспортное средство для личного пользования, зарегистрированное на территории иностранного государства, сроком до одного года с освобождением от уплаты таможенных платежей. Даже с учётом спорного дня общий срок года не прошёл. Ввозился он 25 февраля повторно сроком на три месяца, так как никто и подумать не мог, что за это время машину не смогут ни отремонтировать, ни утилизировать.

Кроме того, статья 14 пункт 8 Соглашения Таможенного союза предусматривает, что выпуск автомобиля в свободное обращение возможен только после уплаты таможенных платежей. Однако на момент вывоза автомобиля никто не заставлял моего клиента оплачивать таможенные платежи. Заявление такого требования спустя какое-то время носит фискальный характер. Получилось, что за одно нарушение таможня решила наказать человека дважды.

Будучи законопослушным гражданином, итальянец всеми путями пытался остаться в правовом поле. Он обращался в таможню с просьбой о помощи, но помощи не получил, и его фактически оставили один на один с проблемой. По моему мнению, иностранца постоянно пытались убедить в том, что его права ничтожны и он во всём виноват. Виола боялся, что его посадят. Огромная сумма платежа испугала его. В Италии такие суммы сопоставимы со штрафами за уголовные деяния. Гуальтеро решение суда воспринимал как приговор и постоянно думал, что его отправят в Сибирь. «Мне нечем платить, – говорил итальянец. – Я попаду в Сибирь!» И всё равно, несмотря на весь свой страх, он исправно приезжал сюда на судебные заседания.

Я на суде спрашивал у таможенников: вы же знали, что автомобиль утилизирован, почему не отозвали претензии? Они ответили: «Мы защищаем экономические интересы России!» А что делать с репутационным ущербом, причинённым нашему государству в глазах иностранца? Этот аспект ведь не менее важен. На этот вопрос мне, увы, не ответили…»


Сергей СКВОРЦОВ, начальник правового отдела Белгородской таможни, полковник таможенной службы:

«Наши сотрудники действовали строго в рамках закона. Существует международная норма – Соглашение между правительством РФ, правительством Республики Беларусь и правительством Республики Казахстан от 18 июня 2010 года, то есть стран Таможенного союза. Согласно статье 14 Соглашения, если транспортное средство вывезено с территории Таможенного союза не вовремя (пусть даже с превышением в один день), то кроме административной ответственности его владелец обязан ещё и осуществить уплату таможенных платежей в полном объёме. Потому мы были обязаны с человека взыскать деньги, как будто он эту машину растаможивает.

Возможно, такой подход несправедлив. Мы неоднократно писали об этом в вышестоящие инстанции. И вышестоящие инстанции нашу позицию разделяют. Но чтобы её снять – нужно новое Соглашение. Да, суд принял решение в пользу иностранного гражданина, и мы не стали опротестовывать это решение. Как показывает практика рассмотрения исков по подобным делам, суды склонны рассуждать следующим образом: если бы машина осталась, то взыскание таможенного платежа справедливо, но раз машина покинула страну, то взыскивать ничего не нужно. Мы не хотим проблем для людей и потому не бьём в колокола и не обращаемся в Верховный суд».


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×