• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
23 декабря 2015 г. 10:10:39

Откуда взялась мода на заниженные авто

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Красота по-латиноамерикански
ВАЗ-2103 белгородского фотографа Антона Плиша. Фото Дениса Сухова.

В сентябре ГИБДД по Белгородской области заставило изрядно понервничать некоторых автолюбителей. Госавтоинспекторы заявили о том, что будут снимать с регистрации машины, которые владельцы подвергли серьёзному тюнингу. Особое внимание правоохранители обещали уделять заниженным авто. «ОнОнас» решил разобраться, кто и зачем уменьшает клиренс, а главное – чем это чревато.

Новость в Интернете обсуждалась очень активно, и, как водится, мнения разделились поровну: кто-то обожает переделанные автомобили, а кто-то ненавидит их всей душой. Однако люди «в теме» говорят, что даже среди автомобилей с низкой посадкой есть две полярные субкультуры, которые нельзя путать. Борясь со старыми и небезопасными, власти могут объявить войну и уникальным машинам, сделанным в лучших традициях европейского и латиноамериканского тюнинга.

Проекты на колёсах

В августе в Белгороде впервые прошёл автофестиваль White motion, собравший несколько десятков тюнингованных автомобилей. Его организатор – Виталий Якименко, главный в команде Samopal Customs, которая превращает скучные серийные авто в уникальные экземпляры.

«Наша философия в том, чтобы сделать автомобиль не как у всех. Наши машины мы называем проектами, над каждым из которых работаем достаточно долго. Нужно очень сильно постараться, чтобы найти два одинаковых проекта».

Чтобы подчеркнуть индивидуальность автомобиля, кто-то ставит необычные колёсные диски или комплектующие пневмоподвески, заказанные специально для проекта из Японии. Для создания маленьких шедевров нужны и деньги, и живое воображение.

«Иногда, чтобы создать неповторимый автомобиль, люди тратят на него больше денег, чем он сам стоит. Но зато он будет один такой. А иногда обходятся минимальными вложениями, но мысля нестандартно», – поясняет Виталий.

В Samopal Customs считают, что настоящие шедевры можно создавать не только из иномарок, но и из отечественных авто. К любителям тонированных заниженных «тазов» парни относятся лояльно, но без особой симпатии:

«Каждый стиль имеет право на жизнь. Всегда найдутся люди, которые будут боготворить то или иное направление. Пусть одни ездят, пилят пружины, тонируют машины и ставят сабвуферы из старого шкафа на весь багажник. Мы же, наоборот, растонируем машины, установим пневмоподвеску, соорудим красивую инсталляцию в багажнике, чтобы это было красиво и не как у всех».

Русская «тройка»

Белгородский фотограф Антон Плиш – один из тех, кто решился на серьёзные вложения во имя автомобильной красоты. Ему принадлежит один из самых ярких автомобилей в округе – фантастической красоты вазовская «тройка» в возрасте 35 лет.

«Идея родилась давно. Как говорится, первые 40 лет детства у мужчин самые тяжёлые – с годами игрушки становятся всё больше и дороже, – смеётся Антон, рассказывая о выборе авто. – Искал, думал и всё же остановился на «жигулях», так как запчастей на них ещё полно. Купил ВАЗ-2103 1980 года выпуска. Машина на два года старше меня. Как ни крути, всё-таки «тройка» – самая красивая и модная машина тех лет. Да и сейчас её классические формы, до боли знакомые и родные, доставляют эстетическое удовольствие. Классика – она и есть классика».

Превращение серийной «трёхи» в эксклюзивный шоу-кар заняло год и потребовало вложений около полумиллиона рублей.

«Машина была полностью разобрана. Кузов привели в порядок, покрасили. А дальше пошло-поехало. Работы велись с августа 2014-го по август 2015-го, хотя и сейчас я постоянно что-то меняю, добавляю. Теперь машина полностью переделана – от подвески до двигателя. В следующем сезоне её ждут новые инсталляции в виде подлокотника из дерева и так далее», – рассказывает о своём детище Плиш.

Почти выставочный автомобиль на деле оказался вполне пригоден и для постоянных поездок. Тем более что каждая из них дарит водителю море внимания и позитива.

«Изначально машина задумывалась как автомобиль выходного дня. По факту же я провёл за её рулём всё лето и осень – не пропустил ни один солнечный денёк. С наступлением холодов «красотка» вновь ждёт хорошей погоды. Когда едешь, машина привлекает внимание окружающих. Водители знаки внимания подают. Если ты её где-то поставил, вокруг неё всегда много людей – смотрят, фотографируют. Даже сотрудники ДПС останавливали: просто чтобы посмотреть», – делится Антон.

Владелец подчёркивает: изюминка машины в том, что на ней установлено по минимуму каких-либо вспомогательных систем – ни усилителя руля, ни ABS, ни электронной педали газа. Антон называет это вождением в чистом виде. В повседневной жизни фотограф ездит на «мерседесе» и ему есть с чем сравнить:

«Жигули» – это совсем другая машина. Ездить на ней не очень удобно и не так просто, но ощущения от езды совершенно иные».

«Тройку» уже предлагали купить за миллион. Плиш решительно отказался: такие машины становятся родными:

«Для меня же именно в этом вся суть. Тюнинг – это дело такое: стоит недёшево, практического смысла в нём мало. Но именно такая работа над машиной выделяет её из миллиона других. Это красиво. Это твоя индивидуальность. Это очень красивая игрушка».

Директор техцентра «Шумoff» Тимофей Костенко.
Директор техцентра «Шумoff» Тимофей Костенко.
Фото со страницы Тимофея Костенко «ВКонтакте»

Обрусевшие латинос

Директор техцентра «Шумoff» Тимофей Костенко подтверждает, что практического смысла в занижении автомобилей нет.

«Это не то чтобы даже моё мнение – какой может быть практический смысл в занижении гражданского автомобиля? Вот гоночные автомобили, например, максимально приближены к земле для снижения сопротивления воздуха под днищем. Какой смысл в этом для обычных автомобилей? Можно, конечно, делать их чуть ниже стоковых авто. Но при этом нужно быть уверенным, что колёса не трутся о внутреннюю поверхность арок, занижение не мешает вывороту колеса, а на кочках резина не ударяется в арки», – рассуждает он.

Для обывателя и скребущая днищем асфальт ржавая вазовская «семёрка», и сверкающий литыми дисками заниженный Volkswagen Golf – это результат одного и того же увлечения. Но Тимофей Костенко видит чёткую грань и готов обозначить её для читателей «ОнОнаса»: по его словам, следует разделять ту самую stance-культуру и низкобюджетные переделки БПАН (БПАН – «Без посадки авто нет»). Разница в том числе и в уровне безопасности. Хороший стайлинг не приводит к проблемам.

«Отличительная черта культуры stance – колёсные диски с хромированной и желательно широкой полкой. На них ставят узкую резину под углом, чтобы она не тёрлась о колёсные арки. Чем ближе к аркам обод, тем считается круче и эстетичнее. Чаще всего stance-машины оборудованы пневмоподвеской – владелец может регулировать высоту клиренса».

Эта культура родом из Латинской Америки. Начиналось всё c Chevrolet Impala 1969–1974 годов выпуска. Среди стенсеров популярны соревнования – кто выше прыгнет на пневмоподвеске, кто дольше простоит на задних колёсах. Костенко подчёркивает, что за рубежом за подобное «техническое творчество» никого не наказывают:

«В Америке вообще с этим проще. Ты можешь собрать автомобиль из подручных материалов, поставить на четыре колеса, прикрутить двигатель, пройти сертификацию безопасности и получить на него документы. У нас же единственным местом, где это можно сделать, является Московский автодорожный институт. Но там всё серьёзно – экспертизы, краш-тесты, поэтому у обычного смертного шансов получить сертификат очень мало. Вот и остаётся молодёжи нелегально пилить пружины подвески. Другого пока государство предложить не может».

По словам Тимофея, мода на stance сейчас распространилась по всей Европе, где полно шикарных экземпляров Volkswagen, Volvo, Opel. На этих машинах есть все необходимые атрибуты: много хрома, лака, красивые диски и резина, низкая посадка и пневмоподвеска. Следуя тренду, в России тоже стали появляться фирмы, предлагающие за 60–75 тыс. рублей пневмоподвески из отечественных комплектующих. Их можно поставить на ту же «Приору» или вазовскую «классику» и ездить с комфортом. Однако эта сумма начинающим водителям часто не по карману. И вот тут появляется БПАН.

«Культура БПАН родилась на Северном Кавказе и в южных регионах России. Оттуда перекочевала в Москву, а уже из столицы пошла в регионы. Её последователи – молодые парни, которые учатся в институтах и колледжах. Их первые автомобили – отечественные. Как им быть? Всё просто – пилим витки на пружинах. Но если говорить о технической стороне, то пилить витки опасно. Изменяется работа всей подвески, кастор (угол продольного наклона оси поворота колеса автомобиля – прим. ред.) совершенно другой, иной угол работы рычага подвески. Если авто хорошенько подкинет, пружина может попросту выпасть и машина приземлится арками на колёса. Ухудшается управляемость. При торможении машина начинает клевать передним бампером – достаточно опасно, если зацепить землю. Дороги у нас ведь далеко не идеальны…» – раскладывает по полочкам Костенко.

По его словам, нередко встречаются и откровенно опасные экземпляры:

«В БПАН есть такое понятие, как «посадка в минус». Это когда нижняя часть резины, которая прилегает к асфальту, погружается в арку выше уровня порога. То есть машина реально едет пузом по земле. Однажды я видел такую – «двенашка» (ВАЗ-2112 – прим. ред.) приползла из Старого Оскола в Белгород. Так вот: если в «классике» у ВАЗа бензобак располагается в заднем правом крыле, и ты им никак не достанешь до земли, то на переднеприводных отечественных авто бак стоит под днищем. И тут уже есть риск пробить бензобак, поймать искры и загореться. Таких роликов много на YouTube».

На фестивале White motion.
На фестивале White motion.
Фото из группы фестиваля «ВКонтакте»

Пили, студент

Директор техцентра «Шумoff» говорит, что, хоть и многие поделки бпановцев опасны, винить молодых людей не в чем – они делают первые шаги на пути увлечения автомобилями.

«Я ни в коем случае не высмеиваю этих ребят. Они имеют на это право. Это самовыражение и их субкультура. Тем не менее я уверен, что пройдёт время, они это перерастут, пересядут на другие машины и, возможно, скажут потом: это было детской забавой. Утверждать, что они мешают движению, нельзя. Чем они могут помешать? Будут медленно переезжать «лежачих полицейских», скребя днищем? Ведь чем медленнее едешь, тем безопаснее. В потоке они обычно движутся в правом ряду со скоростью 30–40 км/ч. ГИБДД взялась за них из-за совокупности отличительных черт БПАН-культуры: глухая тонировка, низкая посадка, громкая эстрадная музыка из салона. Мне всё-таки кажется, что у нас есть более серьёзные проблемы на дорогах, например пьяные за рулём. Сколько рейдов ни проводили, а меньше их не становится. Вот это – проблема. А парни на заниженных авто – пусть уж лучше этим занимаются, чем пьют», – считает Тимофей.

Костенко уверен, что применять к бпановцам метод кнута не стоит, ведь в юном возрасте никому не избежать занятий, которые потом кажутся как минимум странными. Ведь он и сам когда-то был таким:

«Я помню свой первый автомобиль, это была BMW 1986 года, купе, двухлитровая, ярко-красного цвета. Она была на 100 % в оригинальном состоянии, я купил её у знакомого вместе с двумя мешками запчастей в нагрузку. Своими руками собирал её после покраски. А потом началось! Сначала появилась «жабры» в крыльях. Потом воздухозаборник на капоте. Позже через весь кузов протянулись две белые полоски, и ГИБДД постоянно ко мне придиралась, потому что по цветографической схеме «бумер» был похож на пожарную машину. Появлялся неон в салоне, в ногах. Ехать в машине было невозможно. Потом сабвуфер и музыка. Какие-то чехлы, накладки, наклейки. Сейчас как вспомню – я бы себе руки отрубил! Понимание пришло со временем: покупаешь авто, записываешь в блокнот, что в нём нужно сделать, ставишь оригинальные новые запчасти. Сейчас мне кажется, что есть харизматичные машины, с которыми не надо ничего делать. Оставь, всё как есть с завода, там тоже умные люди сидят».


для комментариев используется HyperComments