Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11 марта 2014, 17:24
 Екатерина Шаронова 4001

Третья струлёвская весна

Триумфальный концерт открытия Международного музыкального фестиваля классики и джаза прозвучал в белгородской филармонии 9 марта

Третья струлёвская весна Анатолий Кузнецов, Елена Образцова и Борислав Струлёв. Фото Юрия Бограда
  • Екатерина Шаронова
  • Статья

С 2012-го, когда его провели впервые, BelgorodMusicFest «Борислав Струлёв и друзья» стал ведущим событием музыкального Белогорья. Причин тому много, одна из главных – мощный гуманистический посыл проекта, в котором так нуждается наш современный мир. Этот посыл – в музыкантах исключительного дара и мировоззрения, что спешат к нам со всего света, в произведениях, что звучат в рамках фестивального пространства.

И в каждой сыгранной ноте классической партитуры – вкус дня сегодняшнего. А каждая нота джазовой импровизации исполнена на высшем уровне мастерства и подчинена единому замыслу. А он всякий раз грандиозен: арт-директор фестиваля и его непревзойдённый виолончелист Борислав Струлёв всегда возносит слушателей на вершину музыкального Олимпа. И когда кажется, что превзойти предыдущие выступления ему едва ли удастся, он избирает иной путь. Скажем, в этот раз Струлёв, как давно обещал, гармонично сочетал разные виды искусства: музыку и поэзию, музыку и хореографию, музыку и драматическое искусство. И сделал ставку на такой диковинный инструмент, как голос. И не на чей-нибудь, а на божественный голос «великой женщины и великой певицы» Елены Образцовой.

Елена Прекрасная

Кто хоть раз слышал народную артистку СССР Елену Образцову, называет её именно так. Совсем недавно, в декабре 2013-го, Россия чествовала творческий юбилей Елены Васильевны – полвека минуло с момента, как она дебютировала на сцене Большого театра. Великолепно исполненная партия Марины Мнишек в опере «Борис Годунов» Модеста Мусоргского в одночасье превратило одарённую студентку в звезду. И не только российской сцены, но и мира. Со времён Фёдора Шаляпина она признана первой российской певицей, добившейся абсолютного признания. Образцова – живая легенда, своим сказочным меццо-сопрано покорившая всех. Выдающийся тенор Хосе Каррерас назовёт её «особым явлением… обладателем голоса, равного которого он не слышал», режиссёр Франко Дзеффирелли – «потрясением». Ей рукоплещут и перед нею преклоняются первые исполнители мира.

Очаровывающий гибкостью, экспрессией, богатством нюансировок, голос Образцовой звучал с лучших мировых подмостков, а вот теперь его услышали со сцены большого зала Белгородской государственной филармонии. Своё искусство Елена Васильевна дарила белгородцам. И не только вокальное. Драматический талант Образцовой известен, есть записи её декламаций. Но мало кто знал, что Образцова стихи пишет. Между тем с тонко организованного чувственного чтения она и начнёт. «Мария Магдалина» её сочинения предварит старинную и прекраснейшую из трактовок «Аве Мария» Джулио Каччини (за роялем – Анатолий Кузнецов). Музыка «ангельского приветствия» предстанет удивительно хрупкой, точно хрустальной, полной света, добра и грусти, но при этом лишённой драматизма. Её сменят подёрнутые импрессионистической дымкой романсы Рейнальдо Ана. Музыка французского композитора первой половины XX века написана на стихи Поля Верлена («Аллея без конца», Виктора Гюго – «Если бы стихи мои имели крылья», Франсуа Коппе – «Май»). Композиции эти невероятно сложны для исполнения, собственно, как и каждая выбранная для белгородского концерта вещь. Но в их исполнении Елена Васильевна обнаружила столь разные эмоциональные оттенки, даже некие предельные состояния, что не могло не поразить.

А с какой лёгкостью она перевоплотилась для известной партии Графини из «Пиковый дамы» Петра Ильича Чайковского – одной из самых выдающихся в своём репертуаре (впервые исполнила её в 25 лет, да так, что даже мать не признала в согбенной старухе дочь, пока та не запела). И для комедийного «Дуэта кошек» (шуточную пьесу, приписываемую Джоаккино Россини, она разыграла со Струлёвым), и для отсылающей к джазу «Колыбельной Клары» из оперы «Порги и Бесс» Джорджа Гершвина (ещё известной как Summertime). Чтобы постичь силу, которой обладает искусство Образцовой, стоило взглянуть на преображённые восторгом лица детей – талантливых учеников белгородских музыкальных школ, которых разместили прямо на сцене. Увидеть восхищение и трепет студентов кафедры академического вокала Белгородского государственного института искусств и культуры, которым улыбнулась удача, – на следующий после концерта день Елена Васильевна провела для них мастер-класс.

Королева мировой оперной сцены, Образцова займёт роскошное кресло – точно воздвигнутый для неё золотой трон. И сюда, к её ногам, потекут нескончаемые цветочные потоки. И ей же преподнесут дары прославленные солистки Мариинского театра – лауреаты международных престижных конкурсов и премий Ольга Пудова и Юлия Махалина.

Фото Юрия Бограда

«Соловей» и «Лебедь»

Обладательница редкой красоты колоратурного сопрано, Ольга Пудова – достойная ученица Образцовой. И несомненное открытие для белгородских любителей музыки. Её «Соловей» – знаменитый романс Александра Алябьева – поразил даже тех, кто слышал не одну из лучших его интерпретаций. Как и воплощение ею Glitter and be Gay – арии Кунигунды из оперетты «Кандид» Леонардо Бернстайна с её невероятно сложными колоратурными пассажами.

В своём творчестве Пудова стремится попробовать всё, что «подпадает под определение классики, культуры и хорошей эстетики». Она прекрасно знала, кто выступает на струлёвском фестивале, и, получив приглашение от Борислава, с удовольствием его приняла. Что же, вполне естественно, что один артист экстра-класса привлекает и вовлекает в фестивальное действо другого. По существу каждый такой проект открывает перед артистом новые возможности.

Привлекли они и народную артистку России, приму-балерину Мариинки Юлию Махалину. Легендарный Михаил Фокин поставил номер на чудесную музыку «Лебедь» Камиля Сен-Санса для одной из величайших балерин прошлого столетия Анны Павловой. Виолончельная музыка и тонко выстроенная композиция с изумительным пластическим рисунком – Махалина воплотила образ белого лебедя с его благородством, грацией, утончённостью. К виолончели Струлёва присоединилась скрипка московской солистки – лауреата международных конкурсов Анны Боровик. И танцовщица редкого дара и индивидуальности представила полную драматизма историю куртизанки, достигшей святости («Размышление» из оперы «Таис» Жюля Массне). То, что нам явили, – невероятный синтез музыки и танца, которые находятся в удивительно гармоничном балансе.

«Такие сочетания действительно редкость. Но у меня есть опыт. Девять лет тому назад в большом зале Санкт-Петербургской филармонии проходили мои первые творческие вечера. И вот тогда я впервые осознала: мы зациклены на своём и забываем о сложностях дирижёра, музыкантов оркестра. Поняла, насколько важна музыка, которая звучит для нас», – призналась балерина.

солистка Мариинского театра Юлия Михалина.
солистка Мариинского театра Юлия Михалина.
фото Юрия Бограда

Человек-театр, человек-оркестр

Говорят, Элиас Файнгерш играет на магическом тромбоне. Что ж, это верно. Сверхъестественное здесь ни при чём, всё дело – в даре человека. Даре мастера из немецкого Любека, что сотворил единственный в своём роде инструмент с двумя раструбами. И даре исполнителя.

Файнгерш покинул родную Москву и оправился учиться. Исполнительское искусство постигал в знаменитой Джульярдской школе, Manhattan School of Music, где, кстати, и познакомился со Струлёвым. Сквозь расстояния и время они следят за творчеством друг друга. Гений тромбона работал не где-нибудь, а в нью-йоркской Метрополитен-опера. А потом захотел заниматься чем-то другим – и стал редким в мире солистом-тромбонистом. Правда, в его руках тромбон не просто сольный инструмент – целый оркестр. Он звучит и как тромбон, и как труба, и другие духовые… О его выступлениях уместнее рассуждать как о шоу, где Элиас – одномоментно композитор и исполнитель, актёр драматический, клоун и режиссёр… Виртуоз, с невероятно оригинальным мышлением, с манерой игры образной, артистичной, – какие мировые подмостки он только не покорил!

«Болеро» Равеля и собственное сочинении «Гуча» – в выступлениях Файнгерша сходятся музыкант и его двуглавый тромбон, в их диалогах – лиризм и юмор, сагановская грусть и пародия, мудрость и невероятная свобода. Его театр совершенно особый – здесь музыка не подчиняется общему замыслу, а выдвигается с периферии в центр. Здесь она и сюжет, и герой спектакля. Мыслимо ли: он один исполнил «Болеро» – пьесу, которую обычно исполняет оркестр (с помощью суперсистемы компьютера Файнгерш прямо на глазах слушателей записывает звуки, музыкальные фразы, мелодии. Никаких заготовок он себе не позволяет.). И уж точно никто, кроме него, на тромбоне. Гипнотизирующая бесконечность одной повторяющейся ритмической фигуры произведения в его авторской интерпретации усложняется во много раз. Как и подобает клоуну, он жонглирует словами, звуками, смыслами… Сумбурный поток только на первый взгляд кажется бессвязным и безосновательным. Полумеждометия, полупришепётывания, получихи… – играет с нами, ловко вписывая свои чудачества эсктра-класса в музыкальный ритм. Повторяет их, варьирует и выпускает как полифоническое эхо.

тромбонист Элиас Файнгерш.
тромбонист Элиас Файнгерш.
фото Юрия Бограда

Любить Пташку

Услышав виртуозную игру этого джазового пианиста с птичьей фамилией, не полюбить его невозможно. Bach – Chik, Come together Джонна Леннона, собственные сочинения – он импровизировал здесь и сейчас с такой невероятной энергией, что белгородские меломаны от его игры пришли в неистовый восторг. Да что там – своим даром Леонид Пташка просто перевернул представление о самом явлении импровизации. Глаза не успевали следить за движениями его рук – временами казалось, что старина «Стейнвей» не выдержит и взорвётся. За каждым его пассажем следили и поддерживали его музыканты филармонического камерного оркестра Mezzo Music под управлением Натальи Боровик.

«Заранее ничего заготовленного не бывает. Мы импровизируем. А в импровизации особых правил нет – есть чувства, есть эмоции. Состояние. Разницы между классической импровизацией и джазовой нет. Не важно что – Бах или Петерсон, важно – как и кому», – объясняет Пташка.

Джазмен с мировым именем Леонид Пташка, как и каждый, кто прибывает на фестиваль, – друг Струлёва. Вместе они играли в Америке, России, Израиле…

«Кто здесь был, как он происходит – информацию о вашем фестивале почерпнул в Интернете. И принял предложение Борислава. Ведь и мне помогают друзья-коллеги по всему миру (в Израиле Пташка организовывает свой масштабный джазовый фестиваль – прим. авт.). Подобный момент коллегиальности очень важен для нас, – поясняет Пташка. – Фестиваль привлёк меня и своей эклектичностью. Искусство – такая вещь, если это профессионально, если трогает душу – не важно, какой стиль – классика, джаз. Своим высочайшим уровнем потряс меня и камерный оркестр Mezzo Music. Восхитило здание филармонии».

Красной линией объединил все явления и номера концерта известный деятель культуры и музыковед – народный артист России Святослав Бэлза, ведущий вечера. Вот из чего сложен первый день долгожданной третьей струлёвской весны. И попытки описать все те тектонические явления, какие он вызывал в слушательских душах, невозможно. В его гранд-финале встретятся все музыканты, чтобы вместе исполнить знаменитый джазовый стандарт «Караван» Дюка Эллингтона и Хуана Тизола – зал взорвётся аплодисментами, которые будут греметь, уверена, на протяжении всех фестивальных дней.

BelgorodMusicFest «Борислав Струлёв и друзья» проводят при поддержке Фонда развития классического музыкального искусства. Фестивальные концерты прозвучат 12 и 15 марта.

Фотографии с фестиваля в фоторепортаже.

джазовый пианист Леонид Пташка.
джазовый пианист Леонид Пташка.
фото Юрия Бограда

для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×