Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
26 октября 2020,  15:47

Атлет расправил плечи. Под Белгородом прошёл юниорский чемпионат по стронгмену

Как соревновались силачи, рассказывает журнал «Спортивная смена»

Атлет расправил плечи. Под Белгородом прошёл юниорский чемпионат по стронгменуФото: Павел Колядин
  • Статья

«Я почти поднялся на тот свет, но в какой‑то момент мне стали кричать. И теперь я живой», – это после турнира 19-летний Роман Дружинин шутки шутит. А на «прогулке фермера» с железными баллонами в 240 кг ему было не до смеха.

«Одна штука, как твоя мама весит»

— А руки, посмотри какие!
— А попы накачанные!

На скамейке перед турнирной площадкой сидят две дамы пенсионного возраста. Они не отводят глаз от рельефных тел широкоплечих юношей. То ли дивятся спортивной форме белгородских Аполлонов, то ли их невиданной силе.

Стронгмены – те самые силачи, которые тянут за собой автомобили и автобусы, носят на руках по четыре девушки, и, кажется, могут свернуть не только тракторную шину в 300 кг, но и горы. Вытворяют такое, отчего у простого смертного невольно открывается рот.

«В России стронгменом занимаются около тысячи человек – профессионалы и любители. В нашей стране он не признан официальным видом спорта. Но мы зарегистрировали федерацию, взяли за основу международные нормативы и разработали разряды и звания, своими силами организовываем турниры», – рассказывает президент Федерации стронгмена России Максим Дворецкий.

 

Атлеты расправляют плечи, хватаясь за железное 120-килограммовое бревно, в полуприседе кладут его на колени, прокатывают по грудной клетке до подбородка и рывком, на прямых руках, поднимают над собой. Одно неловкое движение – и тяжесть снаряда потянет назад, согнёт позвоночник, как веточку. Но спортсмены уверенно откидывают бревно перед собой и повторяют трюк по 4–8 раз за минуту. А затем подбираются к гантелям по 60, 70, 80 и 94 кг. Каждую поднимают одной левой.

«Одна штука как твоя мама весит», – объясняет какая‑то женщина своему ребёнку.

Если бы Васнецов писал «Богатырей» в ХХI веке, то однозначно ему бы позировали участники турнира. Вместо оружия – силовые снаряды, выражения лиц не задумчивые, а напряжённые, с собранными вплотную морщинами на лбу и вздувшимися венами на шее. Но такие же высокие и крепкие, потому что телосложение – один из факторов, помогающих добиться результатов.

Четверо из силачей – участников состязаний живут в Белгороде, один из них – чемпион мира по стронгмену.

 

«Стронгмен должен быть высоким, с длинными руками и ногами, как участник Саша Клоков – самый сильный человек в Ельце. Но можно быть и как белгородец Давид Шамей – ему 23 года, а он уже чемпион мира. Не очень высокий (181 см), но очень старательный», – объясняет Дворецкий.

Спортсмен Никита Меркер – самый миниатюрный среди участников. Но рост не помешал ему выиграть Кубок России в весе до 80 кг и поставить несколько рекордов страны.

«Проблема в том, что для всех участников одинаковые условия. Мне тяжело делать «камень Атласа» – упражнение, где камень весом 100 кг нужно перебросить через балку высотой 130 см. Если для других участников это по пупок, то мне по горло. Но зато амплитуда и расстояние во всём меньше», – говорит Никита.

Здесь есть азарт

По словам президента федерации, прийти к спортивным вершинам в стронгмене проще, если ты выходец из другого вида спорта.

«Многие профессиональные стронгмены – это неудавшиеся спортсмены. Когда приходишь из другого спорта, у тебя есть определённая силовая база. Я не очень люблю называть стронг спортом, потому что это как смешанные единоборства. Ты должен уметь всё: быть выносливым и гибким, бегать на скорость. У нас хорошо приживаются люди из единоборств. Но лучший поставщик для стронгмена – американский футбол. Там тренировки похлеще, чем в регби. Хотя и регбисты здесь тоже есть. Но можно начинать с нуля, почти как Давид», – замечает Дворецкий.

Самый сильный белгородец Давид Шамей пробовал воркаут, пауэрлифтинг и армрестлинг, но все навыки смог объединить в стронге. Участник из Ельца Александр Клоков пришёл из тяжёлой атлетики. Никита Меркер – из армрестлинга. Все спортсмены, как один, говорят, что стронгмен интереснее видов, опробованных ими ранее.

«В пауэрлифтинге всего три движения: присел, поднял, потянул. Захотелось чего‑то новенького, – рассказывает участник из Донецка Юрий Ракитов. – Это состязания на скорость, здесь есть азарт. Нужно знать, как правильно поднять определённый снаряд, как толкнуть. Для каждого есть специфическая техника».

Мешок с картошкой не снаряд

«Эстафета: пронести железный крест весом 80 кг, два мешка по 100 и 120 кг и 4,5 раза перевернуть покрышку в 300 кг», – продолжает соревнование ведущий.

Дебютант Кирилл Харин покрышку не тронул и с последних этапов вообще снялся – не выдержал нагрузки. Он приехал из Курской области, где стронг совсем не развит. Спортивные снаряды видел только на картинках, а к настоящим впервые прикоснулся во время турнира.

«Я занимаюсь армрестлингом и пауэрлифтингом, стронгмен изучал только в теории. Не смог даже покрышку найти, чтобы потренироваться. А мешком картошки снаряд не заменишь, – рассказывает Кирилл. – В реальности всё оказалось тяжелее, чем я думал, но рад, что смог со снарядами хотя бы и пару метров пройти – грубо говоря, выступал как человек, который никогда не катался на коньках, и сразу поехал».

 

Без специального инвентаря спортсмен сможет тренироваться, но технику не поставит. А оборудование есть далеко не во всех регионах России. 

«Снарядом для стронгмена может быть всё, что можно катить и таскать. Подойдёт даже скамейка или человек, – шутит технический директор федерации Руслан Исмаилов. – Но мы стремимся к тому, чтобы стронг утвердили как спорт. А для этого снаряды у всех должны быть определённых параметров. В российские города приезжаешь: у одних для этапа «Прогулка фермера» баллоны, а у других – куски балок, брёвна. Принцип один и тот же, а снаряды разные».

Руслан Исмаилов следит за тем, чтобы белгородских спортсменов обеспечили всем необходимым. В 2018 году он заинтересовался стронгменом и стал тренироваться у действующего спортсмена Дениса Погодаева. Сегодня у Исмаилова есть металлобаза, на которой начал варить спецоборудование: сначала для себя, потом для тренировок, местных турниров и на продажу в другие регионы.

«Если бы не Руслан, Давид Шамей даже не знал бы, что есть стронгмены. Руслан позвал его впервые поучаствовать в турнире, и человек за два года стал чемпионом мира», – отмечает Максим Дворецкий.

В теле больного деда

«Прогулка фермера»: два стронгмена берут два баллона по 120 кг каждый. На скорость проносят их 15 м туда и обратно. Сейчас расскажу, почему так называется, – заговаривает зрителей ведущий, пока парни собираются с силами. – Стронг зародился в Шотландии, где горцы устраивали подобные игры. Только варить баллоны они не умели, а под руки брали двух баранов».

«А мы на стройке по два мешка с цементом и извёсткой таскали. По 50 кг каждый. Носилки носили с раствором, – вспоминает молодость одна из женщин на скамейке. – Сейчас спина, ноги болят. Дурные были, молодые…»

Два участника с тяжёлыми снарядами, сомкнув зубы, коротенькими шажками семенят к финишной черте.

«Молодой парень, калечишь себя, – ворчит под нос женщина. – Как за них не поболеть? Заболеть за них можно!»

 

Юноша из последних сил пересекает границу, колени подкашиваются, и торс медленно сползает на железные снаряды.

«Тело болит, дыхалка горит», – не может отдышаться Дмитрий Самойлов

В эти минуты лучшая награда – полежать тюленчиком на асфальте.

С такими тяжестями белгородские стронгмены сталкиваются на каждой тренировке. Несколько дней в неделю они поднимают брёвна, переворачивают покрышки, тягают гири, «камни Атласа» и железное «коромысло». Тренировки проходят в обычном гараже. 

Год назад чемпион мира Давид Шамей, уже как тренер, начал приглашать в гараж парней с подходящей физической формой. В Белгороде стронгом серьёзно занимается не больше десяти человек.

«Когда мы учились на спортфаке БелГУ, Давид постоянно приходил с ободранными руками, – вспоминает Никита Меркер. – У меня тоже такие руки сейчас. Я у него спрашивал: «Что это?» Он тогда только начинал. Говорил: «Камни поднимаю, гантели таскаю». Слышал от него, что такой спорт существует. А потом он в зале на меня посмотрел и говорит: «Давай попробуем». Я раньше щупленьким был, а потом начал заниматься и через год завоевал первые награды».

 

Спортсмены понимают, что их увлечение – серьёзная нагрузка для организма. 

«Чувствую себя как профессиональный спортсмен, запертый в теле больного деда», – написал после одного из турниров Давид Шамей.

«Сезон длинный, на каждом турнире обязательно будут микротравмы, они накапливаются, и состояние под конец сезона ухудшается, – объясняет чемпион мира. – Серьёзные травмы я не получал – в основном надрывы сухожилий. За 2019 год я выступил 28 раз, поэтому в 2020-м больше восстанавливался, чем готовился».

Начинающий стронгмен, 16-летний Егор Южанин говорит, что Давид много пашет:

«Но если знать подноготную его занятий… Не хочется, чтобы в 23 года болели колени. У него тренировки очень изматывающие, на это должно хватить моральных сил, а у меня их нет».

Однако президент федерации Максим Дворецкий убеждён, что при правильном подходе стронгмен можно относить к наименее травмоопасным видам спорта.

«Спортсмену надо растягиваться, работать над гибкостью и следить за техникой, а не пытаться делать абы как. Он должен осознавать, какой высокий здесь уровень нагрузки, и иметь определённый уровень подготовки. Самое главное – не лезть преждевременно на большой вес. Если правила соблюдать, можно избежать травм».

«Никит, поноси на ручках»

«Такой муж в хозяйстве бы пригодился», – резюмируют дамы, покидая скамейку.

И действительно, применение богатырской силе в быту всегда найдётся.

«Отец занимается авторазбором. Гараж от меня в семи минутах ходьбы, поэтому я постоянно на связи как человек, который может в одиночку переместить двухлитровый двигатель от джипа в 150 кг, чему я сам явно не рад», – делится Давид Шамей.

Спортсмен из Ельца Александр Клоков помогает дедушке:

«Он попросил донести из машины мешки с картошкой, я два по 50 кг взял и понёс. Девушку пальцем могу поднять – она у меня 55 кг всего, как пушинка».

 

Юрий Ракитов сможет приподнять автомобиль, если тот застрянет в снегу. А Никита Меркер носит на руках самое дорогое – жену Ирину.

«Мои родители всегда зовут Никиту мешки с зерном разгрузить. Или банку открыть, – улыбается Ирина. – Когда я была беременна, он носил меня на руках. Мы живём на пятом этаже, а с животом тяжело подниматься. Тогда я весила где‑то 65 кг. Так он брал меня на шею или на руки и нёс. Я и теперь его иногда прошу: «Никит, поноси на ручках».

 

Валерия Солошенко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×