Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
01 февраля 2020,  11:13

Вода закипала, и сыпались искры. Как Пётр Состин Севастополь защищал

Вода закипала, и сыпались искры. Как Пётр Состин Севастополь защищалФото: кадр из документального фильма «Черноморцы»
  • Белгородские известия

Когда началась Великая Отечественная война, моему деду Петру Тихоновичу Состину было 24. Он жил в Новороссийске с молодой женой и двумя маленькими детьми, ходил в заграничные рейсы третьим помощником капитана на нефтеналивном танкере «Варлаам Аванесов». И не думал, что сложившаяся жизнь его может так внезапно измениться.

Из Неберджая

В конце лета 1941 года офицер запаса Красной армии Пётр Состин получил предписание – возглавить подразделение пулемётчиков. Их военно-морскую бригаду формировали в станице Неберджай в большой спешке, под изматывающими налётами фашистских бомбардировщиков, которые почти без перерыва бомбили новороссийский порт и его окрестности.

Наконец, одной из тёмных осенних ночей наспех собранное из моряков и пехотинцев подраз­деление погрузили на десантные корабли и отправили в сторону Крымского полуострова. Перед отплытием политрук торжественно произнёс: «Командование доверило нам очень ответственное задание – защищать город Севастополь».

Задолго до рассвета новобранцев высадили на каменистый крымский берег и приказали окопаться и замаскировать пулемётные гнёзда. Времени было мало, разведка сообщала, что утром сюда прибудут две тысячи немецких пехотинцев и танковое подразделение. Старший лейтенант Пётр Состин намечал линию обороны, торопил напуганных солдат, работал до кровавых мозолей. Земля на горных склонах была словно камень – когда сапёрная лопата ударялась о дно окопа, сыпались искры.

Последними патронами

Едва посветлело небо, из ближайшей балки начали выползать тяжёлые танки с крестами на броне. За ними перебежками двигалась пехота. Подразделение Петра Состина до последнего момента не выдавало себя, подпуская врага поближе. Когда раздался первый залп бронебойного орудия, ударил и противник. Горели танки, закипала вода в максимах, падали убитые, стонали раненые. Первая атака фашистов захлебнулась, немцы отступили. Но лишь на время.

Через полтора месяца постоянных боёв взвод старшего лейтенанта Петра Состина уменьшился наполовину. Убитых хоронили в общей могиле, а раненых оттаскивали в пещеру у берега. Перевязывали всем, что находили – от простыней до наволочек, которые приносили из брошенных домов. Начались перебои с боеприпасами, медикаментами и провизией. Немецкие «фоккеры» шныряли над морем с рассвета до заката и не давали судам подвезти всё необходимое. В первые недели грузы в Крым доставляли даже подводными лодками.

Через некоторое время у краснофлотцев совсем не осталось патронов. Приходилось собирать ночью на поле боя уцелевшее оружие. Атаки отражали всем, что попадалось под руку.

На всю жизнь

Уже весной 1942 года во время одного из тяжёлых боёв рядом с командиром взвода Петром Состиным разорвался фугасный снаряд. Это был его последний бой на Крымской земле. В бреду, с лихорадкой его вывезли на большую землю. И только в госпитале спустя время он узнал, что ценой огромных потерь фашисты взяли Севастополь.

Эти страшные месяцы были лишь началом его военных скитаний. После ранения Пётр Состин попал в лагерь для военнопленных, где чуть не погиб. А когда окончилась война, его заподозрили в шпионаже. Раз в месяц вызывали в органы, устраивали допрос, намекали на предательство Родины. Тогда же ему пожизненно запретили ходить в заграничные рейсы. И эти четыре военных года, вроде бы таких коротких в сравнении с долгой человеческой жизнью, но на самом деле бесконечных и мучительных, слишком сильно изменили и его самого, и всю его судьбу. А медаль за оборону Севастополя дедушке так и не дали.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×