Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
07 марта 2019,  16:05

Кочегуренский уклад. Почему молодёжь не покидает село в чернянской глубинке

Кочегуренский уклад. Почему молодёжь не покидает село в чернянской глубинкеФото: Вадим Заблоцкий

На северо-востоке Белгородской области, в 25 километрах от Чернянки, среди холмистых перелесков, вдоль неспешной речки Ольшанки раскинулось старинное село Кочегуры. Шесть хорошо асфальтированных улиц, магазины, школа, детский сад, Дом культуры, фельдшерско-акушерский пункт… И жилые дома, как на подбор, из крепкого силикатного кирпича. Зажиточное село. Даже не верится, что это его в официальном документе конца XIX века назвали «страной настоящего голода».

Чугунная плита

Первые упоминания о Кочегурах относятся к началу XVI века. То есть задолго до строительства знаменитой Белгородской засечной черты.

«Наше село основал вахмистр Акиндин, сын боярский. Он из города Черни Тульской губернии, – рассказывает Татьяна Каськова. Она заведует краеведческим музеем, который открыт в местной школе. – На этот счёт у нас есть незыблемое доказательство. Я имею в виду чугунную плиту, которую в начале 70-х годов прошлого века на печи старого дома в селе Савенково нашёл наш учитель истории, краевед, почётный гражданин Чернянского района Павел Иванович Тупицын».

Плиту эту, как выяснилось, изготовил правнук вахмистра Акиндина. Звали его Симеон Акиндин, он служил во времена Петра I коллежским регистратором. А чугунную плиту отлил в память об основателях села. Вот что на плите написано:

«Коллежский регистратор Симеон, супруга его Ксения, мать Домна, дед Алексий, прадед вахмистр Акиндин. Родившие и умершие в 16, 17 и 18 столетии. Выходцы Тульской губернии, города Черни. Основатели деревни Кочегуры».

«Страна настоящего голода»

Кочегуры на местном наречии – это степь с небольшими холмами и мелкими овражками. В такой степи, на краю Дикого поля, и основали деревню, которую заселили служивые люди, охранявшие границу Московского государства. Им разрешалось брать землю и пятнадцать лет не платить налоги. Все они были однодворцами. То есть считались помещиками, но без крепостных крестьян.

«Однодворцы должны были не только служить, но и самостоятельно обрабатывать свои наделы. Кроме того, они занимались скотоводством, разводили лошадей, коров, овец, коз и свиней», – рассказывает Татьяна Каськова.

Основные орудия труда – соха, деревянная борона и коса. Плели лапти, кружева, ткали сукно, вязали носки, варежки, а из холстины шили одежду. Других кустарных ремёсел в селе не знали.

«На территории нынешних Кочегур было пять дворянских владений, – говорит Татьяна Анатольевна. – Это земли Нечаева, Тинькова, Волковой и Волкова с Александровым».

Краевед Павел Тупицын написал книгу «История Чернянского района». В ней сведения об этих владениях. Вот как в 1885 году выглядело имение дворянки Волковой:

«Надел находится в одном особняке, который лежит не около селения, а в значительном расстоянии от него – в семи верстах, что, конечно, в высшей степени неудобно для крестьян и затрудняет обработку земли. Почва преимущественно чернозём, поверхность холмистая. Пахота поделена на три клина. Удобрение на паровой клин не возят, потому что препятствует дальнее расстояние поля. Сенокоса своего нет, его нанимают у соседних владельцев за отработки, причём его верстают не по ревизским душам, по дворам, а сообща, а затем делят копнами «покосами». То есть по работникам, которые принимали участие в сенокошении».

Леса у крестьян тоже не было. Печи топили соломой, которую покупали за отработку у соседних помещиков. В среднем отрабатывать приходилось за пять возов соломы на один двор.

Из небольших общественных доходов, по словам Татьяны Каськовой, платили 2 рубля церковному сторожу, 15 рублей – сельскому писарю, на школу выделяли 10 рублей, а пастуху платили аж 58 целковых. Чтобы свести концы с концами, многие домохозяйства отпускали своих работников на отхожий промысел в южные губернии.

Жили очень скудно. Павел Тупицын в своей книге цитирует докладную записку барона Карфа – мужа помещицы Волковой, сделанную в конце XIX века:

«Здесь полнейшее разорение, какое можно только представить себе. Это страна настоящего голода. Неудобно сознаться, но самый скверный момент, когда у семьи нет ничего. Хлеб съеден, скот проеден. Словом, ничего больше не осталось».

Задержалась навсегда

Если ехать по улице Центральной мимо школы и сельской администрации, а потом свернуть направо и чуть подняться в гору, то увидишь двухэтажное здание с бежевым вентилируемым фасадом. Это сельский Дом культуры. Руководит им Валентина Дурнева.

Валентина Николаевна живёт в Кочегурах с 1977 года. Приехала сюда, как сама рассказывает, ненадолго. Но осталась навсегда.

«Родом я из Красногвардейского района. В 77-м окончила Корочанский сельскохозяйственный техникум по специальности агроном, и направили меня в совхоз «Кочегуровский», – вспоминает Валентина Николаевна. – Приехала сначала в Чернянку, а оттуда в Кочегуры на тракторах добиралась два дня».

В первый день путешествия, по словам Валентины Николаевны, она не доехала до села десяток километров:

«Трактор застрял в грязи, и пришлось мне заночевать в доме у незнакомых людей. К вечеру второго дня наконец‑то достигла цели».

Планировала поработать в совхозе год–полтора, поднабраться опыта и ­уехать на свою малую родину. Но судьба распорядилась иначе. Молодого специалиста избрали председателем Кочегуренского сельсовета. Потом – депутатом районного Совета. А в постперестроечные годы Валентина Николаевна как опытный руководитель возглавила сельскую администрацию.

«Так по сию пору и задержалась. Вышла замуж, родились дети, а теперь уже и четыре внучки есть», – рассказывает она.

Старший сын Николай занимается бизнесом. Младший Роман – глава Кочегуренской сельской администрации.

«А глава нашей семьи Сергей Михайлович уже на пенсии. Следит за домашним хозяйством, – рассказывает Валентина Николаевна. – Держим бычков, птицу, выращиваем клубнику. Дети‑то уже давно отдельно живут».

— А дом у вас большой?

— Когда сыновья разъехались, стал для нас большим, – с грустью вздохнула Валентина Николаевна.

В Доме культуры – большой спортивный зал, бильярдная, зал хорео­графии, библиотека, концертный зал на 300 мест, дискотечная, тренажёрный зал и даже зал для бракосочетаний.

«На тренажёрах занимаются с семи вечера. Одно занятие стоит 25­ ­рублей, – говорит Валентина Николаевна. – Но это только для взрослых. Детишки занимаются бесплатно. У нас полтора десятка клубов и кружков по интересам».

— Дом культуры пользуется спросом?

— Не то слово. В тренажёрный зал и на бильярдные столы по вечерам очередь. А в праздники аншлаг. На концерт в честь 23 февраля, к примеру, пришли больше трёхсот человек.

На все руки мастера

В Кочегуры мы приехали в будний день. Удивили пустые улицы. А редкие прохожие были пожилыми.

«Ничего удивительного, – улыбнулась Валентина Николаевна. – Ребятишки – в детском садике и в школе, а взрослые – на работе. У нас два крупных сельскохозяйственных предприятия, на которых работают большинство жителей нашего и близлежащих сёл. Ещё в Короче работают. И своё хозяйство держат. Если, предположим, муж где‑то на производстве, то жена в доме по хозяйству. Если оба работают, то за хозяйством старики следят. Такой у нас кочегуренский уклад».

В Кочегурах 1 211 жителей, село многонациональное: русские, украинцы, курды, изиды, армяне, цыгане. Все живут дружно.

«В девяностые годы к нам приехало много переселенцев из разных городов бывших союзных республик, – рассказывает Валентина Дурнева. – Горожане учились у нас вести сельское хозяйство, а мы у них – вести бизнес. Получился своеобразный симбиоз. Теперь наши жители на все руки мастера. Ни в поле, ни за прилавком не спасуют».

У селян в частной собственности около двух десятков «КамАЗов» с прицепами. Есть семьи, которые держат по двадцать голов крупного рогатого скота, не считая овец и разной птицы.

«У нас очень трудолюбивые люди, – подчеркнула Валентина Николаевна. – В нашем селе дом купить очень проблематично. Если когда и выставляют на продажу, то свои же односельчане сразу покупают. Это потому, что село развивается, и молодёжь не стремится уехать куда‑нибудь на заработки».

В этом году в Кочегурах уже родились пятеро детишек и ещё шестерых ожидают в ближайшее время. Рождаемость в селе превышает смертность. В центре села – яблоневый сад. Каждое деревце – в честь появившегося на свет малыша.

И отдалённость от райцентра никого здесь не беспокоит. В каждом дворе – легковушка, а то и две. Поэтому кочегуренцы от общественного транспорта не зависят.

Книга из Пермского края

Школа в селе одноэтажная, работает с 1986 года. Здесь учатся 45 детей, а ещё 70 ездят в соседнюю Ольшанку.

«У нас школа старенькая и, к сожалению, не можем полноценно обеспечить учебный процесс для всех ребятишек, – говорит директор Юрий Сорокин. – Хотя и наше здание капитально отремонтируют. Стоим в плане на 2021 год, но глава районной администрации Татьяна Петровна Круглякова пообещала, что ремонт начнётся гораздо раньше».

А ещё в Кочегурах есть библиотека, которая носит имя земляка, поэта и писателя Фёдора Певнева.

«В наших фондах больше семи тысяч книг, – гордится заведующая библиотекой Оксана Оберлендер. – Полторы тысячи из них – по краеведению».

В библиотеке больше 800 постоянных читателей:

«Молодёжь интересуется историей и фантастикой, люди среднего возраста предпочитают прозу, а пенсионеры увлекаются романами. Два раза в неделю тем жителям села, кто в силу разных причин не может сам прийти в библиотеку, наши сотрудники приносят книги на дом».

— А часто ли обновляется библиотечный фонд?

— Раз в месяц. Основная часть приходит из Белгородской универсальной библиотеки. Остальные дарят нам читатели. За два месяца этого года, к примеру, подарили больше шестидесяти книг.

— Но как быть, если нет нужной книги?

— Тогда мы заказываем такую книгу в других библиотеках. Последний раз заказ пришёл из Пермской государственной областной библиотеки. Нашему читателю понадобилась книга «Реки Пермского края».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×