Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
29 июня 2021,  19:56

Бомбический экипаж: пилот без ноги, штурман без руки

Как необычная команда белгородского «Виража» участвовала в гонке «Золото кагана»

Бомбический экипаж: пилот без ноги, штурман без рукиЭкипаж прошёл почти 1 300 км по степям и бездорожьюФото: из личного архива Игоря Климанова
  • Статья

Гонка проходила в Астраханской области в десятый раз. Для пилота Игоря Климанова соревнования стали первыми в жизни, для штурмана Олега Тюпенкина – очередными, бессчётными. Их Porsche Cayenne, преодолев почти 1 300 км степи и бездорожья, пришёл восьмым в своём классе и 31-м – в общем зачёте.

Гонщики рассказали «Спортивной смене» о чувствах, скоростях и запчастях для автомобилей и людей.

Восстание машин

К месту встречи на «Вираже» Игорь подруливает на внедорожнике с надписью «адаптивный спорт» на лобовом стекле. Мы с фотографом улыбаемся: четырёхдневные гонки на скорости до 160 км/ч меньше всего ассоциируются с адаптивным спортом. Климанов легко выпрыгивает из машины, и мы замечаем его чёрную искусственную ногу.

— Прямо терминатор, – говорю ему.

— Сам не нарадуюсь, – улыбается он и спешит поздороваться с техниками «Виража».

Они колдуют над чем‑то слабо узнаваемым.

«На «Золото кагана» ездили три экипажа. Этот пришёл вторым в своей категории, – показывает Игорь на то, что осталось от автомобиля и пришло вторым».

 

 

«Toyota Land Cruiser 80 Proto, – поясняют техники Валерий Солодеев и Иван Зволинский. – Перевернулись, оторвали капот, помяли крышу, выбили стёкла, но кубок взяли. Третья машина так крутилась, что морду оторвало, – она с трассы сошла. Ничего, всё реанимируем, уже запчасти привезли».

«Да-да, не бита, не крашена, девушка ездила», – замечаю на ходу, они смеются.

Porsche выступал в классе Т2 – серийный автомобиль.

«По правилам изменения в узлах недопустимы, поэтому под капотом всё опломбировано. Мы усилили его, сварив каркас, сделали спортивную подвеску, выкинули салон и установили в нём дополнительный бак на 200 литров, – показывает техник Станислав Борзых. – Приборная панель родная, рядом установили штурманскую, куда крепятся приборы навигации и слежения, счётчик километров. У штурмана не работает правая рука, поэтому всё сделано под левую».

Соревнования – это целая экспедиция: автомобиль техпомощи – «техничка», платформа с гоночными машинами, участники и техники. В этот раз на берегу Волги в астраханской степи свои походные шатры разбили около сотни команд.

 

 

«Я давно увлекаюсь картингом, и всегда хотелось погонять, – рассказывает Климанов. – В январе мы пообщались с Пал Палычем (директором АСК «Вираж» Павлом Ушаковым – прим. авт.) насчёт такой возможности. Оказалось, всё возможно. Porsche с коробкой автомат – единственная машина, которая мне подходила. Его грохнули всмятку на гонке «Северный лес» и специально под меня восстановили для Астрахани».

Если сильно надо, то не страшно

Ногу Игорь потерял в тяжелейшем ДТП, когда ему было 27. Подорвал здоровье, попрощался с прекрасными перспективами работы и жизни в Москве и уехал к тёте в Мурманск.

«Из Москвы уезжал на инвалидной коляске. Дальше – очень трудные десять лет. Поначалу не было уверенности, смогу ли вообще встать. Потом выдали классический протез: начинка и поролон сверху, такая тряпичная нога. Противно было её в руки брать, но в 2008 году всем выдавали только такие. Несколько лет искал, есть ли что‑то другое. В итоге сам выучился на техника протезных систем, открыл производство в Белгороде, и теперь мы делаем отличные вещи. А тогда… Пенсия по инвалидности – 3 500, живёшь с маман. Отдал ей пенсию – и сиди у подъезда, дыши воздухом. Серьёзное испытание».

Встав с коляски на тряпичную ногу, Игорь устроился в общепит. Днями кружил с 20-литровыми баками на скользком кафельном полу, но не жаловался, переживая, как бы не уволили. За руль сел спустя семь лет после аварии.

 

 

«Я не родился храбрым человеком, который сломя голову кидается куда‑то. Но если сильно надо, то страшно не страшно, плохо не плохо – идёшь. Я боюсь высоты, но когда‑то работал монтажником-высотником, преодолевая страх каждый день. А тут такое чудо получилось: ездить на машине, ещё и в таких гонках! Штурмана Олега Тюпенкина мне подсказала прекрасная наша команда. Есть, говорят, такой человек – как раз для тебя сшит!»

Олег Тюпенкин из Москвы, свой первый «Дакар» проехал ещё в 1994 году. На гонках в Тунисе в 2009-м попал в жуткую аварию и практически лишился правой руки, но через три года вернулся в автоспорт. Последние четыре года Олег ездил штурманом с Максимом Кирпилёвым – пилотом и владельцем команды АСК «Вираж».

«Максим сейчас взял паузу и предложил мне поехать на «Золото кагана» с Игорем, научить его, помочь, подсказать. Я знаю трассу с 2003 года, – рассказывает Тюпенкин. – И потом, бомбический же экипаж: один без ноги, другой без руки. Оказалось, на двоих три ноги и три руки – вполне нормально. Справились. И ремонтировались на трассе, и откапывались. Игорь общительный человек, вдумчивый, обучаемый, мне с ним не было сложно. Нашим результатом я доволен».

Есть такая британская компания Blatchford, она больше ста лет разрабатывает и выпускает протезные системы. Её официальные представители в России согласились испытать на Климанове протез ноги для экстремального спорта и оплатили расходы.

 

 

«Сейчас у меня нога с электронной коленкой. Если бы я с ней поехал, от прыжков и долбёжки она бы погибла, – поясняет Игорь. – Та, что была на гонках, более подготовленная, железо в ней толще, крепление очень надёжное, такая выдерживает высокие нагрузки. А мы ведь там постоянно откапывались! Закопались – прыгаю на колени в песок, работаю лопатой. Застряли – достаю из багажника трос, бегу к другой машине, падаю, прикручиваю трос у себя и у них, прыгаю в машину, завожусь. Вытащили – снова всё в обратном порядке. Газ – тормоз, газ – газ, тормоз…»

Финиш как космос

Трассу «Золото кагана» за сложность называют русским «Дакаром». Там настолько мелкий песок, что забивает всё – проникает через фильтры и вышибает из гонки машину за машиной.

— За победой ехали или за участием?

— «Участие – туфта, нам нужна победа!» – говорил я до отъезда. Но там уже осознал, насколько сильные соперники. Я дебютант, они профессиональные гонщики. Приехали на тренировку по эвакуации, задача – выбраться из автомобиля, который перевернулся и загорелся. Я в шлеме, защите, как рыцарь в доспехах, за 12 секунд со своей ногой должен выкарабкаться. Скидок никому нет: толстый, худой, безногий – на трассе важно быстро покинуть машину. У меня далеко не с первой попытки получилось, рёбра неделю болели.

Машины всех категорий стартуют с отрывом в пять минут, и участники на трассе быстро перемешиваются.

 

 

«Едешь, а по сторонам валяются колёса от КамАЗов, крылья мотоциклов, сами мотоциклы, джипы… Мы мчим, и вдруг поперёк дороги колесо от КамАЗа огромное! Я его резким движением объехал. Дальше «верблюжья гора» – в один холм влетели, а со второго сползли, и медленно, чтобы не завязнуть, развернулись в низине объезжать вторую гору. Только отъехали, как на это место прыгнул КамАЗ и ушёл через вторую гору, даже не заметив препятствия. Задержались бы – никакие страховки не помогли».

Участники преодолевают по 300 км в день. По обычной дороге это часа четыре, по трассе – 12–15, и вообще как пойдёт. Застрял, заблудился – помогай себе сам или надейся на доброту других участников. Примерно на середине маршрута стоит техничка с запасом воды, бензина, запчастей и инструментов. Упал в обрыв – вариантов немного.

«Влетели на гору с пятиэтажный дом, за ней резкий обрыв и расщелина. Если упасть туда, до вечера точно никто не приедет искать. Мы летим, штурман кричит: «Жми!» Я на газ, а впереди – огромные камни и деревья. Выбираем деревья и чувствуем, как машина гнёт стволы… Это был третий день, самый тяжёлый: ехали 12–15 часов, и все на экстриме. Вечером вышел из машины и очень захотелось, чтобы нас побыстрее выгнали домой: всё болит, страшно, как‑то тоскливо, хочется к маме на кухню. Но потом встаёшь утром и прёшь дальше. Сомнения и всю прочую муть из головы убрал и преодолел трассу».

Перед стартом Павел Ушаков говорил журналистам:

«Если их экипаж доберётся до финиша, это будет практически как полёт Гагарина в космос».

 

Опытнейший штурман Олег Тюпенкин (второй справа) и дебютант Игорь Климанов быстро нашли общий язык Опытнейший штурман Олег Тюпенкин (второй справа) и дебютант Игорь Климанов быстро нашли общий язык / Фото: из личного архива Игоря Климанова

 

Получается, слетали. А были те, кто не доехал или завершил гонку с серьёзными повреждениями машин и людей.

— Некоторые ноги ломали. Мужик на багги прыгнул – его достали с внутренним кровотечением. По чистой случайности спасатели оказались рядом.

— До гонки понимали, что и с вами такое может случиться?

— Конечно.

— И зачем всё это?

— Ради таких вот экстремальных ощущений (смеётся).

— Человеку без ноги мало острых ощущений в повседневной жизни?

— Это не то, согласитесь. Там круто, красивые машины, потрясающая природа.

— Где ещё хотели бы погонять?

— «Дакар», конечно!

Климанов подчёркивает, что их экипаж совершил заезд в поддержку российских паралимпийцев:

«Я надеюсь, моё участие в гонке стало первым шагом к созданию в России движения «ПараБаха» (баха – разновидность ралли-рейдов – прим. ред.). Хочется видеть на трассах больше спортсменов с ограниченными возможностями, чтобы люди поняли: на самом деле их возможности безграничны».

Поддерживает коллегу и Олег Тюпенкин:

«В Европе такие соревнования есть, там к инвалидам больше внимания и поддержки, у нас пока нет. Игорь – первая ласточка. На самом деле ехать штурманом без руки гораздо проще, нежели без ноги жать на тормоз и газ. Возможно, кто‑то захочет поддержать наше начинание. Этот спорт достаточно дорогой, всё зависит от финансов. Будет поддержка – будут новые гонки. Если каким‑то компаниям интересно продолжить этот опыт, мы, конечно, поедем и постараемся выиграть».

Ирина Дудка

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×