Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11 октября 2020,  10:06

Зачем полезли мы в дупло? В чём секрет бортевого мёда

«Белгородская правда» рассказывает об истории пчеловодства в нашем регионе

Зачем полезли мы в дупло? В чём секрет бортевого мёдаФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Все пчёлы делают правильный мёд. Неправильным он получается от деятельности человека, который при минимальных затратах хочет получать больше продукта. Последний исконный мёд предков закончился в России примерно лет 100 назад.

В разное время он назывался по‑разному: бортевой, колодный, дупляночный. Но его качество оставалось неизменным всегда. Такой мёд считается самым экологичным в мире.

Из Белгорода в Москву на Сытный двор

В стародавние времена по лесам ходили бортевики, которые разыскивали в дуплах старых деревьев ульи пчёл и добывали мёд. Бортью называли всякое старое дерево, дупло которого обжили дикие пчёлы. Охотники за нектаром на таких деревьях «клали знамения» – ставили топором на стволе зарубки, знаки и считали его своей собственностью. Когда бортевики поняли, что мёда много не бывает, стали делать искусственные дупла. Туда они приманивали полосатых тружениц или подвешивали специальные улья-кошки. Дерево с бортью называли бортевым. Участки леса с бортевыми деревьями – бортевые угодья.

С одного дупла нередко получали до 20 пудов (более 320 кг – прим. авт.) продукта. Забирали не весь мёд: часть оставляли, чтобы пчёлы хорошо перезимовали. Дабы не бродить долго по лесу, люди стали переносить дупла ближе к дому. В обиход вошло новое слово – пасека. Место в лесу, куда переселяли пчёл, «посекалось» – очищалось от деревьев. Ульи-колоды теперь стояли на земле, а вся пасека – за забором.

Курский край славился как медовый. Предки активно развивали промысел и держали много бортевых угодий. Курский журналист, краевед Анатолий Танков рассказывал, что мёд из Путивля и Белгорода нередко посылали в Москву к государю на Сытный двор. И другим высокопоставленным лицам. К примеру, в 1686 году белгородский мёд доставляли епископу Мстиславскому Мефодию.

У боярина и воеводы Григория Родомановского одна из пасек «находилась под меловой горой в одной версте от Белгорода. На ней насчитывалось 85 ульев. Осенью было убито непрочных пчёл 25 ульев, мёду вынуто 16 пудов 20 гривенок».

 

Государева служба

В 1667 году в окрестностях Белгорода уже было семь пунктов с 58 пчельниками, в которых насчитывалось 1 417 ульев. Урожай в тот год составил 36 пудов и 20 гривенок мёда (более 590 кг – прим. авт.).

Пасеки делились на частные и государственные. Последние обязательно охранялись, причём как в мирное, так и в военное время. Однако самыми крупными производителями считались частники: помещики, учителя и духовенство.

В позапрошлом веке в губернии пчёл не держал только нищий да ленивый. Плотность ульев была самой высокой в стране: на 100 кв. км – около 800 ульев. Лидировали Корочанский, Старооскольский и Новооскольский уезды.

В первой трети XIX века жужжащее хозяйство России насчитывало 50 млн пчелиных семей. Пройдёт всего десять лет, и всё полетит в тартарары: дешёвая водка, пиво, вино, взрывной бум сахарной промышленности поставят крест на традиционном производстве хмельных напитков из мёда и в десять раз сократят число пчелосемей.

В 1903 году, когда пошла мода на рамочное пчеловодство, ульи-колоды преобладали на местных пасеках. Но уже к 1925 году в Курской губернии из 250 тыс. всех ульев оставалось 150 тыс. колодных. В позднее советское время колодное пчеловодство окончательно сошло на нет. Вековые дуплянки и колоды сегодня простаивают в музеях или создают антураж усадьбы пасечника.

 

Выломать язык

Однако о забытом способе производства вспомнили. В 2020 году в Белгородской области стартовал проект по возрождению дупляночного пчеловодства. Желающих вернуться на сто лет назад оказалось не так много – по одному пчеловоду от каждого района. Двое из них подали заявки на грант, защитили бизнес-планы и выиграли деньги на развитие.

Житель красненского хутора Япрынцев Владимир Бурцев – пчеловод со стажем. Весной прошлого года к традиционным ульям впервые доставил 12 дуплянок из мягких и тёплых пород древесины – вербы и тополя. Первый опыт не разочаровал.

«Минимальное участие человека – главное преимущество дупляночного мёда перед ульевым. Человек вторгается в жизнь пчёл всего два раза в год. Первый – весной, для создания гнезда. По‑моему, пчеле без разницы, какой формы дуплянка. С хорошей медоносной базой система улья не имеет значения. Диаметр внутри должен быть не менее 30 см. Пчёлы сразу отстраивают соты и начинают работать, – делится практикой Бурцев. – Второй раз подхожу к дуплянке осенью, чтобы забрать мёд и воск. Пчёл практически не обрабатывают от клеща. Возможно, это потребуется позже, но считается, что при такой системе содержания они самооздоравливаются. Никакой подкормки не предусмотрено. Это только в ульях часть мёда пчеловод приберегает, а потом может добавить сахар».

Первый год после заселения роя рассчитывать на мёд не стоит: всё, что принесут пчёлы, они потратят на зимовку, отстройку сотов, формирование гнезда.

«Урожай я получил на второй год. Выломал языки сот по 5–6 кило из каждого дупла, – рассказывает Бурцев. – О трудозатратах могу сказать, что они минимальные».

 

На откуп природе

О плюсах и минусах бортевого мёда «Белгородская правда» расспросила председателя общества пчеловодов Красногвардейского района Алексея Кулешова:

«В традиционном, ульевом пчеловодстве используется вощина, которая может быть заражена остатками средства для обработки пчёл от клеща. Рамки изготавливают на производстве, в каких условиях – неизвестно. Проволока и металл, которые используются для ульев, обязательно должны обеззараживаться. Насколько тщательно и правильно это выполняется, зависит от человека. Откачка мёда происходит в металлической медогонке, что тоже нежелательно для продукта. Поэтому бортническое, дупляночное пчеловодство считается максимально экологически чистым производством».

По словам пчеловода, в дупляночном производстве всё отдано на откуп природе: пчела принесла мёд, сама отстроила соты, сама запечатала нектар – и продукт готов к употреблению. Самым проблемным этапом является отбор мёда: надо аккуратно подрезать язык, не помяв воск, чтобы мёд в сотах имел товарный вид.

«Европа помешана на таком продукте. И у нас должна быть альтернатива ульевому мёду. А высокую цену со временем обязательно отрегулирует рынок», – уверен Кулешов.

Анна Золотарёва

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×