Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
01 декабря 2019,  18:03

Отличная школа жизни. Как студентка из Белгорода была проводницей поезда

Анна Трубкина провела лето в поездах и поняла, что железная дорога проверяет людей на прочность

Отличная школа жизни. Как студентка из Белгорода была проводницей поездаФото: Владимир Юрченко
  • Статья

Студентка Белгородского института искусств и культуры рассказала «Белгородской правде» о той стороне работы проводника, о которой мы никогда не задумывались.

О начале всего

«На втором курсе я решила перевестись на заочку. Родители были против, но я обычно долго обдумываю и взвешиваю свои решения, и потом меня уже не переубедить. Поэтому я не передумала – напротив, у меня появилась мотивация заработать себе на обучение самой. И именно в этот момент я узнала, что существуют студенческие отряды проводников.

В них обычно есть два набора: осенний и весенний. На первом обучение длится полгода, а на втором – три месяца. Я попала в весенний набор. Сначала нужно было пройти собеседование – с ним справляются практически все. Потом – посещать лекции в БГТУ им. Шухова. После обучения мы сдавали экзамен. Для многих он оказался сложным, с первого раза сдали не все. Тех, кто справился, отправили в назначенный город. У меня это был Санкт-Петербург, где нужно было проэкзаменоваться ещё раз. А потом уже – первый стажёрский рейс».

О первом рейсе

«Свой первый рейс (Санкт-Петербург – Москва) я не забуду никогда. Я назвала его «Посвящение в проводники». Нас поставили совершенно спонтанно: «Ребята, вам на Москву, такой вокзал, такой вагон, удачи!» 

Мест в вагоне не было, ночевать было негде. Мы всю ночь просидели в тамбуре: на мешках с грязным бельём, на вёдрах, на собственных сумках. Думаю, хоть раз в жизни бывало у каждого проводника.

В Москве во время перестоя нам нужно было сходить в магазин, и как раз в это время пошёл ливень, под который мы, разумеется, попали. Через полчаса – отправление поезда, а мы насквозь мокрые… Во что‑то своё переоделись, мокрые вещи куда‑то запихнули. Но было всё равно очень холодно».

 

Отличная школа жизни. Как студентка из Белгорода была проводницей поезда - Изображение Фото: личный архив

О стажировке и командировке

«Обычно у новичков бывает один-два стажёрских рейса, а нам поставили целых три. Второй был на Смоленск. Мы работали в сидячем вагоне, поэтому никакого постельного белья и связанных с ним сложностей. Единственный недостаток сидячих вагонов – пассажиры здесь покупают меньше чая и к нему перекусов, потому что ехать обычно недалеко. Просто посидят, подремлют и всё. Зато и мусорят меньше.

Третий рейс тоже был в Москву, и одна я стажёрка. Меня поставили в пару вместе с проводницей бабушкой Ирой. Она работает на железной дороге больше 30 лет. Рассказала мне все лайфхаки проводников, и благодаря этому я смогла потом проводить самостоятельные рейсы.

После третьего стажёрского маршрута нам вдруг говорят: «Ребята, а чего бы вам в командировку не съездить?» А у нас ни одного самостоятельного рейса за плечами – но почему бы нет! Так нас и отправили в Екатеринбург.

Оттуда мы несколько раз откатали на Новый Уренгой – рейс длится около двух суток в одну сторону,

4 000 км от Белгорода. Мой последний рейс тоже был из Екатеринбурга – на Приобье. После него я уехала обратно в Петербург и уже там спокойно уволилась: понимала, что откатала столько‑то часов, заработала столько‑то денег и смогу оплатить заочное обучение. Цель достигнута, а к заоблачным гонорарам я и не стремилась. Но мой случай – исключение. Вообще для студента-проводника есть важное правило: он должен откатать 450 часов по трудовому договору».

 

Отличная школа жизни. Как студентка из Белгорода была проводницей поезда - Изображение Фото: Люба Шаталова

До появления пассажиров

«В самом рейсе работать спокойно. А вот то, что происходит до него и после, выдержит не каждый.

Когда проводнику сообщают, в каком вагоне какого поезда предстоит работать, он приходит на место, заходит в купе проводника и берёт три журнала: опись съёмного имущества, опись мягкого имущества и журнал технической исправности вагона. С ними нужно пройти по вагону, проверить, всё ли на месте, всё ли в порядке. У меня были проблемы, когда я просто не досмотрела опись, а потом пришлось выкупать недосмотренное за свой счёт.

Ещё до отправления поезда нужно проверить все комплекты постельного белья. Они поступают мешками по 10 комплектов, и таких комплектов могут выдать 220, а могут и 400 – зависит от длительности рейса. Все нужно пересчитать, убедиться, что всё в целости и сохранности. Если чего‑то не хватает или испорчено, – сообщить начальнику поезда, чтоб потом было меньше проблем.

Хотя бы за полчаса до отправления нужно растопить титан, чтобы к приходу пассажиров в вагоне была кипячёная вода. Все хотят заварить «дошик» (лапшу быстрого приготовления – прим. авт.) , всем это очень нужно, все без этого жить не могут!

Как‑то меняли кран в титане, и нам не сказали. Мы закипятили пустой титан. Это было ужасно! Вся накипь поднялась, вода была жёлтая, пассажиры жаловались. Пришлось бегать по вагону с маленьким чайничком, наливать пассажирам чаёк, когда они захотят».

О самом страшном

«Когда поезд отправился, начинается самое сложное: отчёт о постельном белье. Нужно подробно расписать, сколько человек село, кому выдано бельё, кто его не приобрёл и так далее. Это очень ответственная работа, тем более что ведомость замене не подлежит. Если ты совершил ошибку – это конец. Чёркать там запрещено, начальник поезда сразу неистово ругается – а ругаются на железной дороге хорошо! Новенькие обычно очень боятся ошибиться, заводят себе какие‑то черновички, из которых потом всё аккуратно переносят в чистовик.

По прибытии нужно отследить, чтобы пассажиры сдали всё постельное. Затем его рассортировываешь: в одну наволочку вкладываешь девять других наволочек, полотенца друг к другу, простыни вместе, всего по 10 штук. Так было в Екатеринбурге. А в Санкт-Петербурге, например, правила другие, они меняются в зависимости от города – как и цены.

Например, если пассажир украл подстаканник, то в железнодорожном депо Питера за это вычитают из зарплаты тысячу или две. А в депо другого города – всего несколько рублей. Вообще воров много: часто крадут подстаканники, одеяла, полотенца. И если иногда ещё можно найти оправдание: ну, может, забыл человек полотенце отдать, забрал по ошибке, то, когда воруют подушки, совсем не понимаешь: зачем?!»

 

Отличная школа жизни. Как студентка из Белгорода была проводницей поезда - Изображение Фото: личный архив Анны Трубкиной

О самом важном

«Главный совет юному проводнику – не бойся идти к начальнику поезда! При любых сложностях, вопросах, проблемах – сразу к нему. Он всегда поможет, всегда подскажет. Прежде чем пытаться самостоятельно в чём‑то разобраться, лучше пойди и спроси, как правильно. Тем более если ты стажёр или у тебя первый самостоятельный рейс.

Как бы ни расхваливали всю «романтику железных дорог», это всё‑таки работа. И работа очень серьёзная и ответственная. Если ты человек покладистый, идеалист, то здесь будешь просто сходить с ума. Но если хочешь воспитать в себе сильную личность, проверить себя на прочность – тебе сюда. Железная дорога – отличная школа жизни.

Здесь осознаёшь, как любишь свой родной город, как сильно хочешь домой. Раньше я, как и большинство молодёжи, ворчала: «Вот этот Белгород, делать тут нечего, уехать бы куда‑нибудь!»

Уехала. За 4 000 километров. Посмотрела, соскучилась, теперь думаю: «Какой у нас хороший город!»

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×