Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16 сентября 2013, 15:40
 Мария Литвинова 2490

Полупроводники. Кто проводит каникулы в вагоне поезда

Полупроводники. Кто проводит каникулы в вагоне поезда Фото Марии Литвиновой
  • Мария Литвинова

Кто раньше думал, что студенческий стройотряд – это только стройка, тот я. Кто думает так до сих пор – тот, соответственно, не я.

Студенты БГТУ имени В. Г. Шухова, а попросту «технолога», почти всё лето работают проводниками в поездах дальнего следования. Несмотря на то, что труд железнодорожника имеет мало отношения к делу строительства, бригады проводников в вузе тоже называют стройотрядами.

«Покупайте билеты на наш поезд, в нём и встретимся!» — отозвался по телефону проводник-студент Андрей Дураченко, чей номер мне дали руководители студенческих стройотрядов.

Зачем студентам проводить свои законные каникулы в поезде, работая и днём, и ночью? Чем живут проводники, что такое поезд изнутри? Чтобы выяснить это, я прокатилась вместе с ними из Белгорода в Севастополь и обратно.

4:05

Ночь, дождь, вокзал. Чтобы не опоздать, мне пришлось проснуться в три часа ночи и приехать на такси. Мой поезд уже подан и пахнет дорогой, но к употреблению не готов: двери в вагоны закрыты. Проводится пограничный и таможенный контроль.

4:10

Нахожу 6-й штабной вагон, через который впускают пассажиров. Меня встречает высокий проводник в белой рубашке с «птичкой». Оказалось, это и есть Андрей Дураченко, с которым мы созванивались. Один рейс Санкт-Петербург — Севастополь — Санкт-Петербург длится шесть дней. Белгородские студенты в пути уже второй месяц. Мы перекидываемся парой слов, и я иду в своё купе в 10-й вагон. Ждать контролёров положено на своих местах.

Фото Марии Литвиновой

4:22

В купе темно и прохладно. Пока мои соседи спят, я застилаю постель и забираюсь на верхнюю полку. По вагону ходят пограничники. Паспорт, печать — счастливой дороги!

4:45

Пограничники работают, а я разглядываю полосатые постели и вспоминаю своего дядюшку из Одессы, который полжизни проработал электриком на поездах дальнего следования. Точнее, его рассказы о том, как в былые времена проводники готовили макароны. Так называли постели, которые по второму кругу выдавали пассажирам. Если использованная постель была без видимых загрязнений, её проглаживали утюгом с паром, ровно складывали и продавали следующему вояжёру. Влажное на ощупь бельё — самый верный признак того, что вам придётся спать на макаронах. Говорят, что сейчас такое провернуть невозможно: постели проводники получают в запаянных полиэтиленовых упаковках. Меня этот факт всегда успокаивает во время поездок.

«Вы иностранный гражданин? С какой целью едете? Зачем вам в Кирилловку? Отдыхать, значит…»

Голоса контролёров, проверяющих документы в вагоне, слышатся откуда‑то издалека. Морфей накрывает меня вместе с летящим в сторону моря поездом…

10:00

Я просыпаюсь в украинском часовом поясе, но поезд живёт по Москве. Над входом в тамбур – часы. Неожиданно красные буквы на зеркале купе предупреждают, что я могу увидеть в отражении миллионера. Но я не вижу в нём никого, кроме себя: в моём купе пусто. Надпись на зеркале – реклама железнодорожной лотереи. Проводники должны предлагать лотерейные билеты пассажирам вместе с чаем и кофе, а потом отчитываются перед начальством, сколько успели распространить за рейс.

Проводница в моём вагоне – третьекурсница экономического факультета «технолога» Ольга Сафронова. Говорит, что попала сюда, как и остальные студенты: наслушалась рассказы друзей и загорелась. Второе лето путешествует, в этом рейсе она – бригадир. Трудно, но нравится. В бригаде у Оли работают три проводника, почти во всех вагонах – студенты. Все они уже давно – закадычные друзья.

Я покупаю у Оли лотерею. Может, и правда я видела в зеркале миллионершу? Приклеивая лотерею на мой билет, Оля скептически улыбается.

Фото Марии Литвиновой

10:20

Путешествуя по поезду в поисках студентов-проводников, я попадаю в вагон-ресторан, занимаю столик. С утра в ресторане немноголюдно: по соседству семья: мама, годовалый ребёнок и папа, допивающий бутылку вина. Я открываю меню и почти сразу захлопываю папку: цены нечеловеческие.

Официантка приносит кофе за 175 рублей.

— Много людей вагон-ресторан посещают? — спрашиваю.

— Ой, вечером было очень много. Всю ночь сидели, выпивали.

Официантка Людмила Дмитриевна – бывшая проводница, всю жизнь проработала на поездах. Призналась, что студенты-проводники помогают ей в работе, когда слишком много заказов.

10:40

Наконец я добираюсь до 6-го вагона, в тамбуре которого встречаю Андрея:

— Зачем в вагоне-ресторане потратилась? Я бы заварил тебе кофе!

На полу лежат пачки со свежей прессой. Андрей разносит газеты по купе.

— В Белгороде всего четыре человека сели, включая тебя, — говорит проводник. — Из Питера тоже спокойно ехали. А вот в Москве поезд набился пассажирами, и тут началась работа!

Андрей – пятикурсник «технолога», учится на архитектурно-строительном. Сам родом из Старого Оскола, ему уже 21. Услышал о возможности поработать проводником от стройотряда вуза ещё в начале учёбы. Узнал, что студенты зарабатывают в поездах летом, на майские и новогодние праздники. Но не успел подать заявку: набор проводников был сформирован ещё зимой. Зато попал на следующий год, и вот, ездит уже третье лето подряд.

— Какой резон РЖД брать студентов проводниками?

— Резон очень большой, — отвечает Андрей. — Во‑первых, зарплата у студента почти в два раза меньше, чем у профессионального проводника. Мы за месяц тысяч 30 зарабатываем, а проводник — 50.

— Получается, хлеб у них забираете?

— Как раз наоборот! Летом и в праздники рабочих рук не хватает, поездов много, все едут на юга. До самого сентября — горячая пора. Нас даже просят помочь.

Фото Марии Литвиновой

Спать проводникам положено по дежурству, но если перегон большой — то получается и прикорнуть ненадолго. Если сильно надо, пассажиры разбудят.

«Я езжу уже не за деньгами, за впечатлениями, — продолжает рассказывать Андрей. — В каждом городе, где стоим, стараемся успеть погулять, искупаться в море. Я был в Феодосии, Севастополе, Керчи, Новороссийске, Москве, Санкт-Петербурге. Впервые удалось повидать разводные мосты… Вот в Севастополе пойдём купаться».

По словам Андрея, с «технологом» сотрудничает фирма, которая поставляет на поезда временных проводников. Вместе с вузом они отладили эту систему, и теперь студенты могут работать в поездах хоть круглый год, лишь бы учёбе не мешало. По окончании вуза есть возможность повысить квалификацию и продолжить работать в поезде дальше.

«Но нет, я на такое не подпишусь, — говорит Андрей. — Мне одного лета в поезде на весь год хватает!»

11:10

Поезд тихо едет по Запорожью. За окном Днепровское водохранилище. Бескрайняя вода. Неприветливая и серая, в отличие от морской.

Из вагона-ресторана с корзинкой, наполненной пивными бутылками, идёт молодой официант — петербуржец Женя:

«Спешу на помощь к своим больным, — хитро подмигивает. — Пассажиры, гудевшие в ресторане ночью, похмеляться изволят».

11:21

Стоянка в Запорожье. По вагону успевают пройти торговцы и менялы. Обычное дело.

«Где они вошли? Мы стараемся не пускать торгашей на станциях, — говорит Андрей. — Среди них могут попасться натуральные воры. Пройдут по вагону и обчистят. Как‑то ночью в Харькове один залез через суфле («гармошку» между вагонами), даже сумку свою огромную каким‑то образом туда протащил».

Фото Марии Литвиновой

12:15

Андрей делает уборку в проходе, подметает ковровую дорожку. По правилам, проводник должен не менее четырёх раз в день мыть туалеты, предлагать чай, кофе.

«Хорошо, что здесь установлены биотуалеты, — говорит он. — Всем удобно, не приходится закрывать на санитарных зонах. Вот вакуумные туалеты — это зло, бумажку бросили — он забивается. Постоянно приходится вызывать слесарей».

Штабной вагон, в котором трудится Андрей, — повышенной комфортности. Билет из Москвы до Севастополя стоит 6 тысяч рублей, то есть на тысячу дороже, чем в обычном купе. В чём разница? Верхние полки застелены заранее, пассажиров раз в день кормят пайком.

«На тысячу дороже, а услуг — на триста», — заключает проводник.

«Выключите кондиционер, мы замёрзли», — просит один из пассажиров.

Проводник идёт выключать.

Через 10 минут подходит другая пассажирка:

«Включите кондиционер, очень душно!»

Проводник включает.

«И так — целыми днями», — смеётся Андрей.

14:05

В комнате отдыха проводника Оли Сафроновой — чистота и порядок. На столике в розетке шнур от планшета, его принёс кто‑то из пассажиров подзарядить.

— В поезде работает вай-фай? — спрашиваю на всякий случай.

— Да откуда? По Украине, говорят, ходит двухэтажный поезд, его вроде бы поляки подарили на Евро-2012. Вот там есть вай-фай. А нам ещё до этого далеко.

Проводник Дима Остапенко уже окончил технологический университет в этом году. Последнее лето работает проводником. Но продолжать трудиться на этом поприще и дальше тоже не мечтает: всю жизнь бы так не выдержал. Жизнь проводника — постоянно в пути, выспаться не удаётся, помыться — только в туалете нагретой в тазике водой либо в депо на длинной стоянке.

Михаил Верещак с гостями.
Михаил Верещак с гостями.
Фото Марии Литвиновой

В комнате проводника 16-го вагона Михаила Верещака — гости. Две юные пассажирки с маленькой гитарой. Вообще посторонним к проводнику нельзя. Но улыбчивый Миша пользуется популярностью.

«Я работаю всегда в плацкартах, людей больше, труднее, но мне так интереснее, — признаётся Михаил.
Плацкартные вагоны остальные студенты называют плацкарями, а Миша говорит уважительно — плацкарты. По его словам, работать проводником — одновременно сложно и весело, необходима выдержка, а поспать проводнику, бывает, удаётся не больше двух часов».

Тем не менее, все деньги, что заработает, Михаил Верещак заплатит за учёбу в университете:

«Не хочу с мамы тянуть».

14:20

Поезд движется, а я — делаю остановку в самом мистическом месте поезда: на стыке между вагонами, в том самом суфле. Почему‑то меня всегда захватывает эта «нейтральная зона» между вагонами, где пол шатается под ногами во все стороны, а внизу видно, как со скоростью света несётся земля.

«Что вы здесь снимаете, о чём собираетесь писать?» — вдруг раздаётся суровый голос.

Рядом со мной начальник поезда — Яков Козоевич. Козоевич — это отчество, но все проводники зовут его Яковом Кузьмичом. Ребята побаиваются начальника, слишком он строгий. А он, в свою очередь, беспокоится насчёт присутствия журналиста на его территории.

— Да вот, фотографирую, что хочу. Писать собираюсь про своё путешествие с белгородскими студентами-проводниками.

— Да дети они, конечно. Относятся к работе, как к развлечению, — говорит Яков Козоевич. — Возиться с ними много приходится, контролировать, чтоб чего не натворили. Студенты — дешёвая рабочая сила, вот их и направляют на работу в поезда. И прекратите их отвлекать от работы!

14:30

Я иду по поезду, пересекаю плацкартные и купейные вагоны. На моём пути опять вагон-ресторан. Мне улыбается официантка Людмила Дмитриевна. У стойки — мужчина в годах.

— Почему вы у нас ещё ничего не заказали? — приветливо спрашивает он с явным восточным акцентом. Как оказалось, это директор вагона-ресторана.

— Утром я здесь кофе пила.

— И как вам тут у нас?

— Всё хорошо, правда, дороговато.

— Так ведь поезд — международный, за субаренду вагона-ресторана я плачу тысячу долларов за рейс, в месяц приходится выложить пять тысяч. Отсюда и цены, — вздыхает Сафар Мамедович.

Он работает в ресторанах на поездах уже 35 лет. В команде директора — повар и два официанта.

Сам Сафар Мамедович признаётся, что не отдыхает на российских и украинских курортах уже много лет. Ездит отдыхать только за границу.

— Цены и сервис на наших курортах никак не сочетаются!

— А в поездах РЖД сочетаются?

—…

Яков Козоевич.
Яков Козоевич.
Фото Марии Литвиновой

17:20

Остановка в Симферополе самая длинная за весь день — 19 минут. Но поскольку мы и так опаздываем минут на 15, подышать воздухом на улице удаётся недолго.

«Сейчас поедем!» — предупреждает Оля Сафронова, и я успеваю запрыгнуть в трогающийся поезд.

19:30

Вот и Севастополь. Стоянка — три с половиной часа. Собираемся на перроне с проводниками. Они переоделись в гражданку — сарафаны, шорты, майки. Передо мной — вполне обычные студенты на отдыхе, а вовсе никакие не железнодорожники. У нас есть совсем немного времени, чтобы увидеть море. Всей компанией бежим в город, заскакиваем в ближайшую маршрутку — и через полчаса мы на набережной.

Купаться там, конечно, не очень, но сегодня не тот случай, чтобы выбирать пляж.

20:45

Уже стемнело, в Севастополе тепло. Рассмотреть город почти не успеваю. С толку сбивают курортники, которые медленно бродят и, конечно, никуда не торопятся. А мы, всего на три часа шумные и беззаботные, стягиваем вещи и прыгаем в воду. Да, это море — солёное, волнистое, пенное. И его так мало!

22:40

За полчаса до отправления студенты — снова по форме — встречают пассажиров. Улыбаются мне и друг другу, и по их лицам видно, что они ещё не в поезде, а до сих пор на море, на своих коротких, в три часа, каникулах, расслабленные и смешливые. Конечно, работу проводниками они запомнят на всю жизнь как главное приключение в своей юности. В котором они дружили, путешествовали, трудились и зарабатывали. Полувзрослые-полудети. Полустуденты-полупроводники.

23:10

Поезд отправляется. Вместе с ребятами, пассажирами, Яковом Козоевичем, то есть, Кузьмичом, директором вагона-ресторана и официантами, он поедет дальше в рейс — на Москву и Санкт-Петербург, а потом обратно в Севастополь. И будет курсировать так до самого конца лета. А я сойду в Белгороде.

Татьяна Орехова, начальник штаба студенческих строительных отрядов БГТУ имени В.Г. Шухова:

«Отряд проводников «ПроБел», сформированный из числа студентов университета, существует уже четыре года. За это время дополнительную профессию «Проводник пассажирского вагона» получили 160 человек. За последние годы отряд пополняется не только студентами «технолога», но и других белгородских вузов и ссузов: БелГУ, БГИИК, БУКЭП, Белгородского медицинского колледжа.

Сам отряд на время работы базируется в Санкт-Петербурге. Ребята стажируются на поездах, следующих в Адлер, Москву, Кисловодск, Феодосию, Евпаторию, Севастополь и Одессу. В этом сезоне наши студенты работали не только в летнее время, но и на зимних каникулах, и в майские праздники, обслуживая все дополнительные белгородские поезда.

Средняя зарплата у бойцов отряда проводников в этом году составила 21 тысячу рублей. Общее число пассажиров, обслуженных нашими студентами, — почти 100 тысяч человек».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×