Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
13 сентября 2019,  10:27

Вопросы Плоского. Можно ли в одночасье возродить забытый прохоровский хутор

Житель района обратился к «Белгородским известиям» за помощью: он хочет поддержки местных властей

Вопросы Плоского. Можно ли в одночасье возродить забытый прохоровский хуторХозяйство в хуторе ПлоскомФото: Наталья Малыхина
  • Статья

Года три Юрий Орлов пишет в различные структуры и ведомства, перечисляя основные проблемы: отсутствие питьевой воды, нормальной дороги, уличного освещения и газа. Ответы получает, но считает их формальными отписками.

Сам Орлов родом из села Подольхи, что в 3 км от Плоского. В хуторе он не живёт, хотя бывает очень часто: ведёт совместное хозяйство с партнёром Владимиром Полежаевым

Дерево на проводах

Сворачиваем с асфальтированной поселковой дороги и через пару минут заезжаем в хутор. Наезженный просёлок упирается в несколько построек, теплицу, вагончик. За деревьями виднеется дом Владимира Полежаева. Собственно, он и составляет единственную в Плоском улицу Клубничную. Сам Полежаев, забравшись на опору ЛЭП, вместе с сыном Владимиром пытается подтянуть свисающие электропровода.

«У нас второй день света нет, – поясняет Юрий Орлов. – На линию электропередачи упало дерево».

Растёт это дерево на территории Подолешенского сельского поселения. Логично предположить, что обращаться нужно в его администрацию. Однако в клубке проблем Плоского есть узелки, которые мешают решать вопросы очевидным путём. Например, трансформаторная подстанция в Плоском числится на балансе Прохоровского РЭС, опоры же ЛЭП принадлежат Орлову, и он пока не готов передать их на баланс энергетикам.

«Почему я должен опоры отдавать? – рассуждает Юрий Дмитриевич. – Я за них деньги заплатил. Ещё неизвестно, что РЭС может предложить по условиям…»

Отдачи нет

Пока Полежаев пытается ликвидировать электроаварию, Орлов проводит для нас экскурсию. Сейчас у него в Плоском и Подольхах 30 га земли – в аренде и собственности. Землю он продолжает брать.

«В документах их оформляли как земли сельхозназначения, а вы бы видели, что здесь было: старые фундаменты, всё деревьями заросло, – возмущается Орлов. – Сколько денег и сил вложено, чтобы привести землю в порядок!»

Орлов и Полежаев выращивают фрукты и овощи, клубнику, разводят пчелосемьи на продажу. В этом году посадили виноград и прицелились на животноводство: около 90 овец в хозяйстве. Планов у Орлова много, например строительство ангара для техники.

«По документам здесь живут три человека, – говорит Орлов. – Фактически же в хозяйстве в разные сезоны в среднем занято 20 человек. Я бы построил для них жильё. Но, чтобы люди согласились здесь жить, надо, чтобы были условия».

 

— Когда только начали брать землю, вы ведь видели, какая в Плоском ситуация? – мой вопрос напрашивается сам собой. (Другой циничный вопрос: «По сути вы ведь просите помочь с условиями для вашего личного хозяйства»? – остаётся незаданным.)

— Видел, – кивает Юрий Дмитриевич. – Но я ведь надеялся! У нас говорят о возрождении заброшенных сёл и хуторов. Почему на деле видим другое?

За минувшие лет пять, говорит Орлов, он вложил в хозяйства в хуторе и в Подольхах около 10 млн рублей. Жалко бросать теперь всё это:

«Я в прошлом году заплатил 60 тыс. рублей налога, в этом заплачу 100 тыс.», – говорит он.

Наш собеседник уверяет, что какой‑то особой отдачи от хозяйства в хуторе пока не видит: целенаправленно заниматься сбытом продукции опять же мешает отсутствие коммунальных условий.

 

Орлов и Полежаев выращивают овощи Орлов и Полежаев выращивают овощи / Фото: Наталья Малыхина

Дом на Клубничной

Когда‑то, вспоминает Полежаев, в Плоском работала начальная школа, коровник, свиноферма.

«В послевоенные годы здесь было примерно 170 дворов, особенно девчат много было», – говорит Владимир Васильевич.

1970–80-е подкосили хутор. Закрыли школу, люди стали разъезжаться. К началу 1990-х, когда здесь обосновался и стал фермерствовать Полежаев, он практически опустел. Владимир Васильевич тоже родом из Подольхов. В доме на ул. Клубничной вместе с ним живут жена и сын. Дочка учится в Белгородском аграрном университете.

Протяжённость дороги в Плоском – около 600 м. Орлов считает, что полноценной грунтовкой её назвать нельзя: примерно треть он засыпал щебнем за свои деньги, дальше не хватило средств. Прошлой зимой нанимал технику, чтобы расчистить заезд в хутор от снега.

«Дорогу нужно вымежевать, сформировать, хотя бы щебнем покрыть, а по большому счёту сделать твёрдое покрытие, – считает он. – Тогда сюда и автолавка заезжала бы. А то зимой, случись что, и скорая не проедет».

Вода канистрами

Питьевую воду Орлов и Полежаев возят канистрами из Подольхов. Зимой, по словам Владимира Васильевича, особенно когда дорогу занесёт, он топит воду из снега.

Скважина в хуторе есть – её бурили в 1991-м. Как рассказал Орлов, сейчас она в его собственности:

«Она нерабочая, пить из неё нельзя. В этом году я 230 тыс. рублей отдал, ребята из Белгорода пытались её реанимировать. Пробились до 70 м, после чего упал насос. Сколько смогли – достали, остальное бросили. Мы поставили маленький насосик – 2 куб. м воды в час. Качаем в пруды для орошения».

В оба пруда запустили рыбёшку. С газом ситуация оптимистичнее. Замначальника регионального департамента ЖКХ Алексей Ботвиньев официально сообщил Орлову, что в рамках программы газификации области на 2019 год в хуторе Плоском предусмотрено строительство подземного газопровода высокого давления протяжённостью 0,35 км.

 

Скважина качает два куба воды в час Скважина качает два куба воды в час / Фото: Наталья Малыхина

Участок бесплатно

К нашей экскурсии по хутору присоединяется глава администрации Подолешенского поселения Анатолий Ласкавец. В составе поселения 13 населённых пунктов, из них 7 – хутора. Плоский – один из самых маленьких. 10 сёл и хуторов поселения включены в перечень населённых пунктов области, где можно бесплатно получить землю под строительство дома. Перечень утверждён постановлением регионального правительства № 231 от 25 июня 2018 года.

По словам Анатолия Александровича, к нему с заявлением о предоставлении земли пока никто не обращался.Понятно, что в бюджет поселения не заложены деньги на решение масштабных проблем в хуторах. Поэтому, попрощавшись с Орловым, Полежаевым и Ласкавцом, отправляемся в администрацию Прохоровского района.

 

Летняя кухня Владимира Полежаева Летняя кухня Владимира Полежаева / Фото: Наталья Малыхина

На какие деньги?

Начальник районного управления строительства, архитектуры, ЖКХ, транспорта и дорожного хозяйства Альмира Давыдова считает, что грунтовка в Плоском есть:

«Орлов просит дорогу с твёрдым покрытием, – подчёркивает она. – Мы дотационный район. У нас 135 сёл и хуторов, протяжённость автодорог – 547 км, в том числе 115 км – без твёрдого покрытия. Дороги мы строим за акцизы. Например, получили акцизов на 10 млн – они идут не только на строительство, но и на ремонт, обкос и очистку от снега зимой. Поэтому район строит дороги с учётом приоритетности. Понимаю, что хочется к своим полям дорогу. Но считайте: стоимость километра – почти 5 млн рублей. В Плоском просят полкилометра, при этом там всего один дом и подъезд беспрепятственный. Мы внесли хутор в районную программу развития транспортной системы до 2025 года, но реализуется она с учётом приоритетности и наличия средств».

По словам Давыдовой, уличное освещение в Плоском тоже включили в заявку, поданную на участие в инвестпрограмме МРСК Центра.

Директор Прохоровского водоканала Пётр Козинин рассказал, что был в Плоском этим летом:

«На балансе водоканала нет скважины в хуторе Плоском. Для района она бесхоз. Мы прикинули смету – первоначальная общая ревизия скважины стоит около 28 тыс. рублей. Сначала там надо определить право собственности. Если я получу скважину на баланс, то и буду заниматься – нужно достать упавшее оборудование, проверить дебит, сделать анализ воды, поставить приборы учёта. Мы готовы возить в Плоский питьевую воду, но кто будет за это платить?» 

Вопросы Плоского. Можно ли в одночасье возродить забытый прохоровский хутор - Изображение Фото: Наталья Малыхина

Кто будет отвечать?

Начальник Прохоровского РЭС Юрий Козлов пояснил по поводу уличного освещения:

«Линия там не наша. Если Орлов захочет – пусть нанимает где‑то электриков, которые повесят фонари на каждой опоре, где ему надо. Второй вариант – заключить договор с РЭС, оплатить. Мы построим отдельную линию для фонарей. Грубо говоря, 100 м линии стоит 100 тыс. рублей. Но платить за электроэнергию будет владелец ЛЭП».

Кто должен устранять аварию на частной ЛЭП?

«Если в хозяйстве есть электрооборудование, то по всем правилам должен быть ответственный за него человек, штатный электрик, который умеет устранять аварии, – говорит начальник РЭС. – Мы не имеем права там работать. Даже если мой сотрудник возьмётся и, не дай бог, каким‑нибудь образом пострадает, возникнет вопрос: на каком основании мы были не на своём оборудовании? Кто будет за это отвечать?»

В региональном управлении устойчивого развития сельских территорий рассказали, что в области действует программа по комплексному развитию сельских населённых пунктов. Фактически она означает обустройство села под ключ, перечень потенциальных участников программы составляют муниципалитеты. Одно из основных условий – перспективность населённого пункта.

Вместо послесловия

В Белгородской области есть уникальный даже в масштабах России случай возрождения забытого населённого пункта. В 1991 году в Корочанском районе братья Алексей, Михаил и Иван Кривцовы начали возрождать родной хутор Новая Соловьёвка – практически в чистом поле. Создали фермерское хозяйство, принялись за дело. В 2013-м хутор вновь появился на карте области. Успех Кривцовых прогремел на всю страну. Какого труда стоила братьям их мечта – знают, пожалуй, только они сами.

Братья Кривцовы Братья Кривцовы / Фото: Юрий Коренько

 

«Чтобы возродить хутор, одного желания мало, – говорит глава фермерского хозяйства «Новая Соловьёвка» Михаил Кривцов. – Нужны ещё и средства. Сначала надо хозяйство на ноги поставить. Мы начали работать – крутились, вертелись, не одним днём всё решается. Со строительством дороги мы попали в областную программу: 40 % сами вложились, остальные средства дала власть. С водой тоже вложились сами, потом нам компенсировали расходы. Мы и сейчас то, что зарабатываем, вкладываем в хозяйство. Все социальные вопросы – наша забота. Это постоянная работа. Сейчас тоже есть разные программы для тех, кто готов работать на земле. С властью нужно устанавливать конструктивный диалог».

Нелля Калиева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×