Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
24 февраля 2019,  10:00

Тайны, мифы, миражи. Что правда, а что ложь в истории Белгородской области

В какие легенды верят белгородцы и почему

Тайны, мифы, миражи. Что правда, а что ложь в истории Белгородской областиПодземелье у «Маяка»Фото: Анатолий Ткаченко
  • Статья

Легенд у нас ни больше и не меньше, чем где бы то ни было. Народ наш с удовольствием подхватывает какое‑либо мистическое предположение или необычное событие и виртуозно развивает до невероятных масштабов. Некоторые из них комментирует «БелПресса».

А был ли царь?

Причастность к сильным мира сего всегда щекотала местное самолюбие. Если была возможность, то город или село пестовал и преумножал истории о том, как когда‑то в этих краях цари останавливались, жили, ели-пили, влюблялись или лечились.

Наша область не стала исключением, поскольку есть у нас версия (которую, впрочем, выдают за факт), что Пётр I побывал в Белгороде в 1701 году, оставив в память об этом храм.

А породил её, сам того не желая, автор одного из самых первых краеведческих изданий Александр Дренякин (1812–1894). В книге «Белгород с уездом» Александр Максимович упомянул, что Успенско-Николаевский собор «построен старанием прихожан и содействием императора Петра I. Там с того времени хранится записка о пожаловании его величеством на постройку храма 100 рублей».

«В 1887 году журнал «Русская старина» опубликовал заметку Александра Дренякина под названием «Вклад Петра I на сооружение храма в Белгороде». В ней он пояснил, что это была за записка: полуистлевший документ 185-летней давности, который Дренякину показал настоятель названной церкви протоирей Григорий Курдюмов, – рассказала главный хранитель фондов Госархива Белгородской области Елена Кривцова. – В записке говорилось, что царь пожаловал на строящуюся церковь 100 рублей. Тут же Александр Дренякин предположил, что записка написана самим царём: «Документ этот никем не подписан. Иные, любуясь такою стариною, думают даже, что оный написан самим августейшим жертвователем».

Некоторым современникам почему‑то показалось, что такой детали при полном отсутствии других документов достаточно, чтобы говорить о визите Петра. Краевед Анатолий Ткаченко исследовал тему основательно и считает, что этот эпизод не более чем легенда.

«Я заказывал по межбиблиотечному обмену походные журналы и записки Петра I, где фиксировались перемещения царя. И Белгород в 1701 году в местах его посещения даже близко не упоминается», – констатировал Анатолий Иванович.

Антихрист и самозванка

Но было и событие другого рода, которое навсегда связало Белгородский уезд с именем Петра Алексеевича и вошло в «Курс русской истории» Василия Ключевского.

В 1708 году один белгородский священник пожаловался на тяготы жизни. На то, что отставной прапорщик Белгородского полка Аника Акимыч Попов в сердцах высказался, что всё это потому, что «у нас в царстве не государь, а антихрист… ведь родился государь не от первой жены, от второй, так стало, что от недоброй связи, потому что законная жена бывает только первая». С этих слов, считает Ключевский, пошло по Руси сказание о царе-антихристе.

Насчёт того, что Белгород в разное время посетили Екатерина II, Александр I и Александр II, Николай I, у того же Дренякина написано много, ясно и с подробностями. Николай II приезжал дважды. Опять же, многие уверены, что он вместе с супругой Александрой Фёдоровной побывал у нас в 1911 году на канонизации святителя Иоасафа. На самом же деле 4 сентября император находился в Киеве, а в Белгород приехал лишь в декабре того же года.

Спустя время народ вспомнил о царской супруге при весьма недвусмысленных обстоятельствах.

«В 1945 году сначала в Прохоровском районе, а затем и в Белгороде жила и даже проповедовала некая Степанида Тишкавцева, представлявшаяся выжившей супругой Николая II – Александрой Фёдоровной. Женщина была самозванкой, но находила сочувствие и поддержку горожан, которые её кормили, обслуживали, поклонялись», – рассказал директор Госархива новейшей истории Белгородской области Юрий Коннов.

Для «царственной» особы и её приспешников дело закончилось тюрьмой, тем более что нашлось подтверждение их антисоветской агитации в годы Великой Отечественной войны.

Не нарыли

Другой интригующей темой была и остаётся тайна подземелий. По народной молве, в белгородских подземельях прятали клады, монашки бегали на свидания, в 1920-е годы скрывались отчаянные бандиты, а в Гражданскую войну и Великую Отечественную в них сбрасывали тела расстрелянных арестантов.

В своё время историю подземелий изучал белгородский историк и журналист Константин Битюгин, предполагавший существование нескольких тайных ходов в городе-крепости Белгород в XVI–XVII веках. К сожалению, серьёзных археологических исследований в этом направлении не было. Более того, как только в процессе строительства вскрывался какой‑нибудь ход, его тут же засыпали, чтобы не срывать планы сдачи объекта.

Так, в начале 1973 года строители обнаружили подземелье при строительстве пристройки к универмагу «Маяк».

«Назначение его было непонятно, поскольку ход находился за пределами города-крепости. Подземный коридор имел деревянную обшивку, что говорит об очень раннем его происхождении, – рассказывал Константин Евгеньевич. – По воспоминаниям старожилов, похожий путь вёл из Свято-Троицкого собора на территорию женского монастыря. Собор располагался в районе улиц Ленина – Фрунзе, а монастырь – на месте драмтеатра. Если ход действительно существовал, то протяжённость его составляла около 500 метров».

Краеведу Анатолию Ткаченко тогда удалось побывать на месте событий и даже сделать несколько снимков колодца.

«Я был студентом, когда мой однокурсник сказал, что нашли колодец. Нам, конечно, было интересно, и мы побежали его исследовать. Никто его не охранял, и делать это можно было совершенно свободно. Мы прошли по коридору, который тянулся на 5 метров в глубину, затем начинался завал», – вспоминал он.

Завалить и помалкивать

В середине 1970-х при строительстве кондитерского цеха гостиницы «Белгород» открылся деревянный колодец глубиной около 10 метров. Спустившись туда, рабочие увидели помещение, из которого вело несколько ходов. Начальство, как водится, приказало находку завалить и помалкивать.

В 1993 году при закладке фундамента под новое здание на пересечении Гражданского проспекта и улицы Николая Чумичова (ныне офис Сбербанка) турецкая стройкомпания вскрыла то ли подвал, то ли ход. Говорят, что нашли тогда несколько ящиков вина, монеты, другие ценности и даже замурованные скелеты.

«Это совершенная выдумка, – опроверг последнее предположение Юрий Коннов, побывавший на месте событий. – Ценности, ящики с шампанским «Абрау-Дюрсо» и портвейном 1907 года действительно нашли, но никаких захоронений в этом месте не было».

Кстати, о судьбе найденных ценностей тоже ходят мифы – от их бесследного исчезновения до продажи на дорогих аукционах.

Сеть подземных ходов имеется и в Старом Осколе. В XIX веке из‑за обвалов грунта или строек открывались подземелья в районах Красноармейской, Коммунистической улиц, в советское время – у кинотеатра «Октябрь», здания тюрьмы и многих других местах.

Последний раз это произошло в 2015 году при возведении пристройки к городскому театру.

Но по традиции находка «никого не заинтересовала», каменное помещение, откуда вело несколько ходов, завалили. Народ же сразу выдвинул свои версии: дорога ведёт к следственному изолятору или в катакомбы, соединявшие храмы города в далёкие века.

 

Поговори со мною, стенка

Рассказов о потусторонних силах у нас всегда было в достатке: от инопланетян до всех сортов ведунов. Обычно эти разговоры начинаются словами: места тут не очень, сюда же с XVII века колдунов ссылали. Даже документы, подтверждающие сей факт, имеются. Но кого ссылали‑то?

В грамоте 1648 года, посланной царём Алексеем Михайловичем белгородскому воеводе Тимофею Бутурлину, перечислялось, кого в те времена считали ведьмаками: любого, кто купался в грозу, сказывал небылицы, играл в «шахмоты», карты, на домре, гуслях и волынке, пел песни на сходах – в общем, хоть как‑то развлекался. Охоту к «волшебствам» отбивали дыбой и батогами.

Но, видимо, природа человека такова, что любопытство к непознанному нельзя остановить наказаниями и идеологией.

Так случилось в 1969 году в Белгороде, когда в доме на пересечении улиц Садовой и Гагарина заговорила… стена. Неизвестный голос вещал оказавшимся поблизости людям о прошлом и будущем. Слух о чуде распространился по соседним областям – к нам потянулись толпы, которых пыталась разогнать милиция. Позже выяснилось, что «чудо» исходило от женщины-маляра, ремонтировавшей дом. Она была чревовещательницей и решила подшутить над подругами из бригады, стала рассказывать внутренним голосом всё, что о них знала. Шутка затянулась на несколько дней, пока не вмешались компетентные органы. Но народ разоблачению не поверил и ещё долго ждал продолжения пророческих сеансов.

Молодёжная газета «Ленинская смена» в пух и прах разбила мистическую подоплёку истории (статья называлась «О чём говорят стены»), а вот в «Белгородской правде» на материал такого толка сразу наложили табу, вспоминал журналист Борис Осыков.

Портал времени

Периодически у нас появлялись легенды о «нехороших» не только домах и голосах, но и дорогах, а также призраках, являвшихся путникам.

Одна из них, рассказанная на историческом форуме, особенно впечатляет.

Она гласит, что однажды ночью по пути из Прохоровки автомобиль белгородцев заглох в районе танкового поля и водитель с пассажиром услышали грохот. Очень скоро они увидели, как навстречу им движется «тигр», и над ним летят снаряды. Начался бой, жар которого мужчины реально ощущали, подбитый танк запылал. Очевидцы в ужасе бежали, а вернувшись утром, не увидели никаких следов сражения.

На обывательском уровне люди пытались объяснить произошедшее. В том числе и тем, что перед белгородцами открылся портал времени, как бывает в местах особой концентрации энергии, эмоций, массовой гибели людей. Вряд ли мы когда‑нибудь услышим о научном взгляде на это явление. Профессионалы относят такие истории к разряду небылиц, фольклору. Но никто не будет спорить, что без них история была бы слишком скучной.

Анастасия Афанасенко, педагог-психолог:

«В невероятные истории верят в основном люди среднего возраста и пожилые. Это связано с уровнем образования и критичностью мышления. Женщины более суеверны, поскольку более эмоциональны, внушаемы, многое принимают близко к сердцу. Мужчины же чаще руководствуются принципом «доверяй, но проверяй», поэтому скорее передают легенды, подкрепленные историческими фактами или связанные с реальными людьми и местами. Что же движет людьми, которые верят легендам?

Страх. Люди ищут и находят ответы в мистике. По природе своей человек боится того, чего не понимает. А когда пугающему находится вдруг «логичное» объяснение – становится понятно и спокойно.

Образование. Люди, которые стараются разобраться в природе вещей, понимают, что многие мистические вещи уже объяснила наука – физика, химия, физиология. Те, кто к знаниям не стремится, склонны объяснять реальность обывательски.

Плацебо. Когда не помогают привычные методы или по каким‑то причинам человек не доверяет им, он посещает энергетические и святые места, совершает ритуалы, ходит к знахарям и т. д. В некоторых случаях соматические заболевания действительно облегчаются: тревога снижается, и человек ощущает себя здоровым, счастливым и уверенным.

Вера и опора. Иногда в иррациональном люди находят опору, обретают веру в то, что они не одни, чувствуют себя сильнее, увереннее. Многим это помогает преодолевать жизненные трудности, становится поддержкой и даёт силы. А иногда люди даже убеждают себя в обладании сверхспособностями. И в этой особенности обретают значимость, смысл жизни, миссию. Однако этими случаями уже занимаются клинические психологи и психиатры».

Ольга Бондарева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×