Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
17 сентября 2020,  11:34

«То золотой пляж, то доярки в белоснежных халатах». Что снится вейделевским фермерам

Рассказываем о сельской молодёжи, которая занимается аграрным бизнесом

«То золотой пляж, то доярки в белоснежных халатах». Что снится вейделевским фермерамФото: Павел Колядин
  • Статья

Журналисты «Белгородской правды» продолжают ездить по области и встречаться с молодыми фермерами. Они задают им три вопроса: почему они не уехали из села, каким видят своё семейное дело через 20 лет и что им снится в летнюю ночь, когда один день год кормит?

Сегодняшний материал о Малике Садиковой, 28-летней главе крестьянско-фермерского хозяйства в селе Дегтярном.

Городская девушка, Малика мечтала выучиться на модельера, открыть собственное ателье. Но вышла замуж и стала хозяйкой молочной фермы с 28 коровами.

Будущая кутюрье доит коров, помогает мужу заготавливать корма и растит сына-второклассника Дамира. За девять лет работы с бурёнками так и не смогла побороть страх перед скотиной. Потому что никогда не угадаешь реакцию животного. Что у него в голове? Пнёт или лягнёт – и полетишь.

Малика СадиковаМалика Садикова / Фото: Павел Колядин

 

— Малика, много в селе таких молодых семей, как вы, которые решили не переезжать в город?

— Наша и ещё одна, кажется. Молодёжь едет учиться в город и остаётся там, редко кто возвращается домой. Я тоже люблю город. Когда‑нибудь купим там домик.

С Анваром нас познакомила подружка. После этого мы не видели друг друга два года, только по телефону общались. На третий стали встречаться – у мусульман с этим строго. Потом калым и свадьба.

У нас с ним одинаковые судьбы: оба росли без отцов, детство прошло в нужде. Его отец погиб в ферганском погроме, тело нашли в реке в машине. За семьёй с пятью детьми бандиты устроили охоту. Один сосед-узбек их спрятал, другой выдал. Чудом спаслись.

Переехали в Белгородскую область. Мать устроилась дояркой на ферму. Зарплату какое‑то время выдавали бычками и тёлками. Анвар с братом Хализом с детства привыкли за скотиной ухаживать. А я после случая с налетевшим на меня страшным петухом всякой живности боялась.

Молодая семья – надо обживаться, деньги зарабатывать. Братья решили взять молочных коров. Я криком кричала: «Не надо! Лучше пойду на птичник работать».

Бизнес начинали с одной коровы. Лишняя копеечка появляется – берём коров или телят. У нас была цель вложиться, чтобы потом получить сразу и много. Лет пять только вкладывались. Дом до сих пор стоит без ремонта.

 

Малика с мужем АнваромМалика с мужем Анваром / Фото: Павел Колядин

 

Пока трактора не было, бегали по соседям, умоляли помочь заготовить сено. Сидели без денег, без кормов, ребёнку требовались лекарства… Выручала нас Татьяна Аниканова – председатель кооператива «Вейделевское молоко», куда сдаём сырьё. Татьяна Алексеевна стала для нас второй матерью.

Два года назад с 12 дойными коровами надумали расширяться: сделать хорошую современную механизированную ферму, купить оборудование, племенное поголовье. Главное – трактор. Очень хорошо нас поддержало и помогло районное управление сельского хозяйства. Предложили взять грант для начинающих фермеров. Мы защитили бизнес-план, получили 3 млн рублей.

Сейчас всё пошло на ура! Наконец начали расплачиваться с долгами, которые брали, чтобы вложить в дело. Строимся, растёт поголовьё. Вспоминаю, как собиралась идти работать на птичник, – смешно становится. Уж лучше в 4:30 вставать на дойку, чем там вкалывать.

Работаем сами на себя. Хализ пасёт стадо. Мы без него как без рук. Муж заготавливает корма. Роды тоже сам принимает. Забавные придумывает клички. Лолита, Либерж, Майка. Шкуру назвали так, потому что маленькой она очень плохо росла. Кожа да кости. Стадо на пастбище ведёт Ракета, может так стартануть – не догонишь. Луна – чёрно-белая корова.

Муж приучил их сбегаться на слово «хозяин». Несутся к нему, чтобы их почесали, погладили, потрепали. После пережитого в детстве в Узбекистане он считает, что животные мудрее и лучше людей. И очень расстраивается, что я их боюсь.

 

 

— Каким видите свой бизнес через 20 лет?

— Анвар говорит, увеличим поголовье до 200 коров. Половину выращивать на мясо, остальное – молочное направление. Надеюсь, что у нас тогда будет 5–6 тысяч га земли.

Сын давно объявил нам, что станет фермером, потому что фермер никогда не умрёт от голода. Он, наверное, и возглавит семейный бизнес, а я стану хозяйкой ателье мод. Мама научила шить – она работала на огромной фабрике в Ташкенте технологом швейного производства. Я не признаю выкройки, технологии, поэтому она в шутку называла меня Коко: Шанель тоже отметала условности, работала по наитию.

— Что вам обычно снится?

— Работа. Хализу приснилось, как он заснул на пастбище в окружении коров. Анвар видит то заграничный золотой пляж, то сено. Я – красивую современную ферму, белую, стерильно чистую. И доярочек в снежных халатах.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×