Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14 мая 2020,  12:27

Как жители Мощёного ухаживают за могилами неизвестных воинов

Как жители Мощёного ухаживают за могилами неизвестных воиновФото: Павел Колядин
  • Белгородская правда

На окраине села Мощёное Яковлевского округа под старой грушей есть могила. На чёрном камне памятника надпись: «Медсестра Галина, погибла в 1943 г. при освобождении села Мощёное». Почему эта женщина, от которой осталось только имя, похоронена здесь, а не на сельском погосте?

Хоронили «под бок»

У местных старожилов нет точного ответа на этот вопрос. Одни предположения.

«Время тогда такое было страшное, что и своих покойников хоронили в огородах. Боялись на кладбище везти под пулями. Да и не на чем было», – качает головой Александра Русанова.

Хоронили без гробов в наскоро вырытых ямках с нишей внизу – «под бок».

Семья Александры Петровны с появлением в 1941 году в селе немцев лишилась кормилицы и главной тягловой силы – коровы. Пришёл староста, отодвинул мать, заступившую дверь в сарай, отогнал цеплявшихся за её юбку детей: «Прочь, а то всех расстреляю!» – и увёл бурёнку.

Тамаре Колчинцевой, которая во время оккупации была совсем девчонкой, в память врезался расстрел соседки – бабушки Маши. Та спрятала в своём доме двух наших разведчиков, они успели уйти. Но немцы узнали об этом и расправились со старушкой.

«Помню, как вели её разутую и в одной рубашке по улице, а потом застрелили. Похоронили между нашими огородами. Мы, дети, бегали мимо могилки и говорили: тут лежит бабушка Маша», – со слезами в голосе рассказывает Тамара Прокопьевна.

Школьники на братской могиле лётчиковШкольники на братской могиле лётчиков / Фото: Павел Колядин

Неизвестный Иван

Ещё одна могила в Мощёном – в огородах на улице Гагарина. На надгробии значится: «Солдат Иван, погиб в 1941 г.».

«Но это неправильно. Не было тут боёв в 1941-м, правильно – в 1943 м», – утверждают местные жители.

«Его нашли раненым в яру после боя за село. Моя мать Мария Василь­евна с соседкой на одеяле дотащили его домой. Лежал он с неделю в хате Анны Семёновны Колчинцевой. Потом умер. Здесь и похоронили», – подтверждает Алексей Колчинцев.

Ему в ту пору было 10. А за два года до этого, в 1941-м, он с соседскими пацанами таскал еду местным партизанам. Пробирались к ним огородами, как только стемнеет.

«Как мы не боялись, что поймают, – сам не знаю», – пожимает плечами Алексей Денисович.

Пока мы говорили, на могилу солдата Ивана пришёл чёрно-белый кот. Отодвинул лапой венок из искусственных цветов и принялся вылизывать выбитую на камне веточку лавра. Селяне удивлённо примолкли, наблюдая за необычным поведением животного. Не знак ли с того света послал им неизвестный воин?

«Насть, сгони его, – негромко попросила одну из школьниц Тамара Колчинцева. Но кот, не дожидаясь понуканий, сам прыснул в сторону. Девочка лишь поправила упавший венок».

Алексей КолчинцевАлексей Колчинцев / Фото: Павел Колядин

По директорскому наказу

На кладбище Мощёного мы идём вместе с завхозом местной школы Александром Переверзевым и несколькими школьниками – Колей Кузубовым, Дашей Сергеевой, Никитой Стебеховым и Настей Берестовой. Ребята в числе других старшеклассников под руководством ­завхоза ухаживают за братской могилой двух лётчиков, которые погибли здесь летом 1943 года.

«Инструменты берём в школе, крас­ку для оградки глава сельской администрации выделяет. На день Победы обязательно венок на могилу возлагаем», – поясняет Александр Васильевич.

Новые памятники – и лётчикам, и медсестре, и солдату – установили несколько лет назад. До этого на могилах стояли деревянные пирамидки со звездой. За ними тоже ухаживали школьники и неравнодушные селяне. Особенно ратовал за это один из первых директоров Мощёнской школы Иван Милостной – сам фронтовик, председатель местного Совета ветеранов. И перед смертью наказал односельчанам заботиться о могилках.

«Весной мы здесь траву полем, цветы меняем, осенью листья убираем, а зимой чистим снег. На Красную горку люди приходят на кладбище к своим родным и заходят на могилу лётчиков, кладут печенье с конфетами», – рассказывает девятиклассница Дарья.

Екатерина ЛитвиноваЕкатерина Литвинова / Фото: Павел Колядин

Сами себя постреляли

О том, как погибли лётчики – Иван Боровиков и его товарищ Евгений (фамилия неизвестна), помнит 90-летняя жительница Мощёного Екатерина Литвинова. Ей в 1943 году было 14 лет.

В тот жаркий летний день за селом шла жатва. Старики – «деды» – косили жито, а женщины и девчата, в числе которых была и Екатерина, вязали снопы и на телегах, в которые были впряжены коровы, возили на ток. Немцев в Мощёном и его окрестностях было много – они стягивали силы для битвы на Курской дуге.

«Вывертается вдруг – мы не видали откуда – самолёт. И правится прямо сюда. А зад у него весь горит», – всплеснув руками, вспоминает Екатерина Ефимовна.

Когда приземлился, селяне кинулись к нему и предложили лётчикам переодеться и спрятаться в снопах. А те сообщили им, что ошиблись: увидев мирную картинку покоса и множество людей в поле, подумали, что село не занято врагом, и решили сесть. Хотя горючего хватало, чтобы дотянуть до Бутово, где точно были наши.

Прятаться лётчики отказались: дескать, и нас убьют, и вас – за то, что пытались помочь.

«Попрощались они с нами, отошли метров на пять в жито и сами себя постреляли. А молодые, годов по 22–23», – со слезами в голосе рассказывает Екатерина Ефимовна.

Женщины завыли. Но набрались смелости и через переводчика попросили у немецкого коменданта разрешения похоронить лётчиков. Тот не возражал. Погибших уложили на телегу, подстелив под тела снопы, и повезли на сельское кладбище.

Как жители Мощёного ухаживают за могилами неизвестных воинов - Изображение Фото: Павел Колядин

«А Вера Конёва и Наталья Орехова бабы смелые, в карманах у них полазили и нашли документы у одного и письмо с обратным адресом», – говорит Екатерина Ефимовна.

Из этого письма селяне узнали, что лётчика зовут Иван Боровиков, а другого он в письме называл «другом Женей».

Когда выгнали наши немцев из села, Вера Конёва написала родным Ивана Боровикова. И вскоре в Мощёное приехали мать и тётка погибшего лётчика.

«Я сейчас не хожу на кладбище, но соседи сказали, что хороший памятник лётчикам поставили. Так хочется поглядеть», – говорит на прощание Екатерина Ефимовна.

…В Мощёном уже нет в живых ни одного участника Великой Отечественной войны. 258 жителей села не вернулись домой с её фронтов. В местной школе сделали фильм о ­воевавших односельчанах. Мелькают на экране фотографии – с них на школьников смотрят лица воинов мощёнского «Бессмертного полка». Ни одно имя не забыто. Может быть, когда‑нибудь станут известны и фамилии похороненных здесь неизвестных солдат – Ивана, Евгения и медсестры Галины. Как бы там ни было, а жители села и дальше будут ухаживать за их могилами – в надежде, что когда‑нибудь сюда приедут дети, внуки и ­правнуки погибших воинов.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×