Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
05 сентября 2019,  14:40

По другую сторону болезни. Как спасти от безысходности близкого человека и… себя

По другую сторону болезни. Как спасти от безысходности близкого человека и… себя
  • Белгородская правда

«Диагноз: онкология. Ошибки быть не может» – вердикт врача неумолим. Сказать, что в этот момент больной испытывает шок, – значит ничего не сказать. Его близких эмоции тоже захлёстывают. Как теперь жить человеку? Как родным вести себя? Все ответы – у психолога Белгородского областного онкологического диспансера Андрея Черкашина.

Сверхзабота не приветствуется

— Андрей Валерьевич, Как говорится, в школе нас этому не учат. И когда беда приходит, мы действительно не знаем, что делать. Теряемся. Как теперь общаться с близким? Как неосторожным словом не навредить? Чем ему помочь?

— Вы правы: вопрос актуальный. В каждой семье ситуация развивается по собственному сценарию. И не всегда верному, что часто… заводит в тупик. Родственники начинают быть или чересчур заботливыми по отношению к больному. Даже навязчивыми. Либо, наоборот, безучастными, считая, что лучше на тему болезни не разговаривать, чтобы лишний раз не расстраивать ни его, ни себя. Переживают порознь, а фактически отдаляются друг от друга. Стена отчуждения между ними только растёт. И это не лучший вариант.

— А чрезмерная забота чем чревата?

— Был у меня на консультации пациент. За ним дочь ухаживала. И памперсы чуть что спешила менять, и катетеры ставила… Отцу всякий раз было неловко, но сказать об этом дочери стеснялся – боялся её обидеть. Вот он меня и попросил поговорить с ней. Дескать, пусть поймёт деликатность проблемы… Этот пример я привожу для того, чтобы подчеркнуть: не нужно относиться к больному как к оранжерейному цветку. Или музейному экспонату. Пылинки с него сдувать. Уложить в постель и пальцем не разрешать пошевелить. «Посуду не мой! Тебе нельзя! Бельё не гладь! Я сама!». Сверхзабота не только не полезна – вредна. Больному важно продолжать делать то, что он привык делать, что он всегда делал, но, конечно, с оглядкой на самочувствие, с учётом рекомендаций лечащего врача. С родным вам человеком нужно по‑прежнему советоваться в принятии каких‑то решений, не забывать интересоваться его мнением по разным поводам. Ни в коем случае не списывать его со счетов! Как показывает практика, наши пациенты очень боятся, что у них уже не будет прежней жизни, а вы своей политикой тотальной защиты словно подтверждаете состоятельность его самых мрачных опасений.

Ключевое слово: вместе

— Я знаю, что так же не конструктивны призывы из серии: «Крепись!», «Не вешай нос!», комплименты типа «ты хорошо выглядишь»…

— Действительно, мы вроде бы желаем человеку здоровья, пытаемся настроить на позитив, а он воспринимает наши слова по‑своему, будто его бросают на произвол судьбы, отстраняются от него: давай, дескать, сам справляйся, сам «держись!». И нашей показной уверенностью «Всё будет хорошо!» мы тоже больше успокаиваем себя, чем больного. Дежурный оптимизм не только не работает – он даёт обратный эффект.

— В любящих семьях, – продолжает Андрей Валерьевич, – говорят: «Ничего не бойся! Мы будем бороться. Стараться сделать всё, что можно. Мы будем вместе!». Как понятно, ключевое слово здесь «вместе». Потому что
самое главное для больного – знать, что он не остался один на один со своей проблемой. Искренность, участие родных – вот что ему необходимо. Даже простые, незатейливые беседы могут помочь. Причём вам нужно по минимуму говорить, а стараться больше слушать. Не спешить давать советы – иногда вопросы задаются не с целью получить ответы. Будьте ближе к больному, чаще прикасайтесь – не забывайте о важности тактильного контакта. И избегайте фальши, квасного оптимизма – нельзя отрицать чувства, обесценивать страдания человека. «Да ладно, ну что ты…» – так реагировать нельзя.

Андрей Черкашин Андрей Черкашин / Фото: Владимир Юрченко

Власть болезни

— У больного меняется характер?

— У болезни, увы, есть своя власть. Когда человек болеет, он, как правило, не замечает ничего вокруг. Он тот, кому хуже всех. Он ожидает внимания и заботы. И он злится, если этого не получает. Больной злится и потому, что сам ничего не может сделать так, как он привык делать. Ведь мы привыкаем в той или иной степени контролировать ситуацию: если нам что‑то нужно, мы поехали и купили это что‑то. А тут на тебя свалилось неизведанное. Страшно. По привычке хочется справиться с этим быстро. Сразу. Каких‑то таблеток купить, чтобы тут же выздороветь. Но это – не про онкологию… Таблетками можно вылечить, скажем, ОРВИ. Отсюда и агрессия, и депрессия, и гнев, и снова паника – все эмоции, причём острые, ярко окрашенные, как в калейдоскопе, в человеке перемешиваются…

Не надорвитесь!

— Потому, наверное, логична позиция родственника: больному хуже всего. А раз так, то все мои переживания не имеют значения. Надо принести себя в жертву. Но правильна ли такая позиция?

— Все, конечно же, знают, что в самолёте пассажиров учат надевать кислородную маску сначала на себя, а потом на человека, который сидит рядом. По аналогии, если родственник сам истощён, находится на грани нервного срыва, никакой качественной помощи больному он оказать не сможет. А сами ухаживающие родственники тем не менее часто полагают, что не имеют права на усталость, обиду, раздражение… И пашут, пока сами с ног не падают… Что же делать? Хорошо, если семья большая: тогда можно разделить обязанности на всех. Но в любом случае не забывайте о себе. Ищите помощь, просите помощь! Уход за тяжелобольным человеком – очень тяжёлая ноша. Не надорвитесь! Я двумя руками за то, чтобы у ухаживающего человека были выходные. В идеале как минимум на один день в неделю желательно полностью исключать всякий контакт с больным. Самому отдыхать. Восстанавливать силы.

Надо выговариваться

— Больной вдобавок ко всему капризничает: то молоко кажется ему горячим, то чай холодным. Подогреешь одно, остудишь другое – а ему уже ничего не хочется… Нужно терпеть?

— Лучше всё в шутку переводить. Больные становятся как малые дети. Нужно понимать это. И делать сни-
схождение. А ещё не сразу отвечать на любые раздражители. Лучше выдержать паузу. Посчитать про себя до десяти. Тогда ваша реакция будет не такой взрывной. Конфликта удастся избежать.

— Но ведь обиду нельзя в себе накапливать? Как снимать раздражение? Идти в спортивный зал боксировать грушу?

— Выговариваться. Когда с кем‑нибудь поговоришь – половина негатива уйдёт. И легче станет. Ну и психолог для этого существует, – улыбается Андрей Черкашин. – Суть нашей профессии – помогать людям беречь душевный комфорт.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×