Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
22 августа 2019,  16:16

От повестки в армию до стадиона «Камп Ноу»

От повестки в армию до стадиона «Камп Ноу»Олег СергеевФото: Юрий Боград
  • Спортивная смена

Нынешний тренер белгородского «Салюта» Олег Сергеев закончил карьеру в 36 лет. На его счету 115 голов в профессиональном футболе, золото и серебро чемпионата СССР, Кубок СССР, серебряная и бронзовая медали чемпионата России. Уже в роли тренера Сергеев дважды выиграл чемпионат Македонии.

Об этом и многом другом обычно немногословный Олег Вячеславович (однажды он провёл послематчевую пресс-конференцию за 15 секунд!) рассказал «Спортивной смене».

Знал расписание электричек наизусть

Олег Сергеев родился 29 марта 1968 года в Волгограде, где и начал свой путь в футболе. В школе учился в футбольном спецклассе:

«Уроки начинались в 8:30. Утром тренировка. Я вставал в 6 утра, шёл на электричку, ехал через полгорода. За остановку до меня в неё садился Юра Калитвинцев (четырёхкратный чемпион Украины в составе киевского «Динамо» – прим. авт.). Расписание знали наизусть, если опаздывали, то нужно было что‑то придумывать. Потом на продлёнке делали уроки, опять тренировались, и только вечером я приезжал домой. На следующий день всё повторялось».

В таком ритме Сергеев жил три года, пока в Волгограде не открылся футбольный интернат, в котором молодые футболисты жили, учились и тренировались на запасных полях центрального стадиона.

«Нас и приезжих было примерно поровну. На выходные нас отпускали домой, и мы брали кого‑нибудь из приезжих ребят с собой, чтобы они там не скучали. В интернате было весело, помню, нас водили на матчи «Ротора».

Из Первой лиги в… Первую лигу

В 1985 году волгоградский «Ротор» отобрал из интерната пятерых самых способных футболистов, среди которых оказался и Сергеев.

«А в 1987-м меня выпустили в концовке в матче с рижской «Даугавой», и я неожиданно забил гол, но он нам не помог – проиграли 1:3. В следующей игре вышел в основе, меня признали лучшим игроком, но на выезд во Львов наш тренер Анатолий Исаев меня не взял. В этом сезоне мы начали неудачно, и вместо Исаева пришёл Виктор Прокопенко».

Под его руководством «Ротор» остался в Первой лиге, а в следующем сезоне занял второе место и вышел в Высшую лигу. Но Сергеев на повышение не пошёл, хоть и забил 15 голов.

«Мы играли в Москве. Ко мне в номер пришёл тренер ЦСКА Александр Кузнецов и предложил играть за них. Я сказал, что не хочу, был наслышан, что там за неудачную игру отправляли в часть на перевоспитание. Зачем‑то я сболтнул, что не служил. Он потёр руки и сказал: «Жди повестки». Повестка и правда пришла, и в декабре 1988-го я уже тренировался с ЦСКА. И не жалею об этом!»

В следующем сезоне армейцы произвели фурор – выиграли Первую лигу. В той команде играл белгородец Валерий Масалитин, с которым сегодня Олег Вячеславович регулярно созванивается.

 

От повестки в армию до стадиона «Камп Ноу» - Изображение

Кубковые бойцы

Олег Сергеев с удовольствием вспоминает время, проведённое в армейском клубе. Первые полгода он жил в клубном общежитии. Там регулярно устраивались вечеринки: приедут с победой гандболисты – празднуют, баскетболисты – снова радость, хоккеисты – общага ходит ходуном.

«Команда у нас была очень дружная, ЦСКА всегда этим славился. Когда только приехал, то ко мне пришли ребята и куда‑то повезли с собой. Приехали, а там вся команда с жёнами сидит что‑то отмечает. И тренер наш Павел Фёдорович Садырин иногда к нам присоединялся – отличный мужик был, царство ему небесное. Он тогда только возглавил ЦСКА».

На тренировки футболистов возил клубный автобус, который собирал армейцев по всей Москве:

«Машин не было, у меня первая появилась в 1990-м. Дали талон, поехал и купил за 9 тыс. «шестёрку» синего цвета».

Истории про ссылки в военную часть оказались сказками. Садырин уговорил остаться в клубе всех, кто хотел уйти, и команда с ходу взяла серебро чемпионата СССР и Кубок СССР-1990/91. В финале армейцы победили московское «Торпедо» со счётом 3:2. Победный мяч за десять минут до финального свистка забил Сергеев.

«Садырин перед финалом три раза разбивал стакан со второго этажа. В первый раз он случайно упал и не разбился. Поднялся, ещё раз его бросил – снова цел. Только когда с третьей попытки разбил, мы с чистым сердцем поехали обыгрывать «Торпедо».

Позже ЦСКА ещё трижды дойдёт до финала, но во всех матчах проиграет – один раз «Торпедо» и дважды «Спартаку». В финальном матче 1992 года армейцы проигрывали 0:2 и на 45-й минуте получили право на пенальти. Вратарь Дмитрий Харин пробил выше ворот.

«Почему он бил, я не помню. Даже великие футболисты промахиваются с точки, так что никто Димку потом не упрекал в промахе».

Благодаря победе армейцы получили путёвку в Кубок обладателей кубков – 1990/91. В 1/16 финала им досталась римская «Рома», за которую выступали всемирно известные Карбони, Алдаир, Хёсслер и Фёллер. В Москве ЦСКА уступил 1:2, Сергеев забил гол. В ответной встрече на стадионе «Олимпико» москвичи победили 1:0, и в следующий раунд прошли римляне.

«Судья – гад! Мы забили второй мяч, а он его не засчитал, нарушение правил где‑то увидел…»

Триумф на «Камп Ноу»

Благодаря победе в последнем чемпионате СССР ЦСКА пробился в первый розыгрыш Лиги чемпионов – 1992/93, в котором в 1/16 финала разобрался с исландским «Викингуром» – 1:0 и 4:2. В этом матче Сергеев открыл счёт. Для попадания в топ-8 (тогда в ЛЧ сделали две группы по четыре команды, победители которых играли в финале – прим. авт.) москвичам нужно было обыграть «Барселону». Надаль, Субисаретта, Гвардиола, Стоичков, Бегиристайн и тренер – великий Йоханн Кройфф. Олег Вячеславович говорит, что имена не давили на команду. Матч в «Лужниках» завершился в ничью – 1:1.

«Там была почти вся сборная Испании, нам просто повезло. Мы пыхтели, старались, забили гол. Гриня (Александр Гришин прим. авт.) убежал с центра поля и открыл счёт. Как он это сделал — до сих пор загадка, он потом и в «Салюте» играл. После этого они настолько прибавили, что я удивлялся. А когда счёт сравняли, то встали – так мне показалось, когда я в игре находился. Ощущение, что они просто чуть-чуть добавили и просто рвать нас стали».

На ответный матч в Барселону команда отправлялась с ощущением, что и ехать туда смысла нет.

«К 30-й минуте горели 0:2. Но неожиданно мы забили в конце первого тайма. Наш тренер Геннадий Костылев в перерыве сказал, что играем неплохо. Забили ещё два в начале второго. А дальше задача была сражаться. Я жёлтую карточку получил за что‑то, уже не помню на ком нарушил – время тянули как могли. После игры в раздевалке радости было полные штаны, даже Кройфф зашёл и поздравил нас с победой. Ещё бы 10 раз сыграли, и 10 раз бы проиграли. Звёзды в тот день так сошлись».

Из этого противостояния Сергееву запомнился защитник Надаль.

«Здоровенный зверюга, машина просто. Очень тяжело против него играть было. Мне из испанцев ещё Фернандо Йерро запомнился из «Реала», мы на каком‑то турнире с ним играли. А тогда нас даже по телевизору не показывали, вся страна узнала о нашей победе утром».

Так ЦСКА попал в восьмёрку лучших команд Европы.

От повестки в армию до стадиона «Камп Ноу» - Изображение

Махинатор из Марселя

В группе армейцам достались французский «Олимпик», бельгийский «Брюгге» и шотландский «Рейнджерс». ЦСКА домашние матчи проводил в Германии.

«Мы попросили одну игру сыграть в Германии, так как поле в «Лужниках» не было готово. После неё другие соперники сказали, что игры в Москве дадут нам преимущество. И УЕФА оставило нас играть в Германии».

В Бохуме армейцы уступили шотландцам 0:1, а в Берлине – «Брюгге» 1:2, Сергеев забил гол.

«Во время игры с «Брюгге» был ливень страшный, Харину палец сломали. Гутеев выбежал на замену в кроссовках, в спешке не переобулся в бутсы. Перед игрой с «Рейнджерс» Костылев уже дал нам установку, и тут заходит Садырин и даёт другую. Мы не поняли, как нам играть».

Единственная домашняя ничья была с марсельцами – 1:1. Президентом «Олимпика» был Бернар Тапи, известный подкупами соперников и судей, за это клуб в 1994 году выгнали в Лигу 2.

«Перед первой игрой нам предложили деньги за проигрыш. Отказались. Сыграли 1:1. Приезжаем туда, опять на нас, самых старших, выходят – в два раза больше предлагают. Мы снова не взяли. И 0:6 мы проиграли. После этого пошли разговоры, что мы сдали игру. Меня вызывали в Цюрих в штаб-квартиру УЕФА. Я сидел в кабинете, где было очень много людей, и отвечал на все вопросы. Очень неприятно было. Нас было трое – я, Малюков и Колотовкин. Меня запустили первым, я там целый час пыхтел, а их за пять минут опросили».

В Цюрихе Сергеева спрашивали и об отравлении игроков ЦСКА – защитник французов Жан-Жак Эйдели в интервью L`Equipe обмолвился, что в бутылки с водой для гостей вкололи психотропные препараты. Костылев вспоминал, что некоторые игроки от этого стали сонными. Олег Вячеславович такого не помнит. Сергеев считает, что «Олимпик» тогда заслуженно выиграл Лигу чемпионов, хотя он был слабее «Барселоны».

В гости к шейхам

После нескольких лет доминирования во внутреннем чемпионате результаты клуба пошли на спад, так как к 1993 году почти вся команда разъехалась по зарубежным чемпионатам.

«Вся центральная линия ушла. Меня звали в испанский «Расинг», там уже играл Зыгмантович. Я думал, что мне ещё рано уезжать, и вместо меня взяли Радченко. Наверное, я ошибался».

Игроки уезжали из российского чемпионата за деньгами – это сейчас в России больше платят, чем в Европе. В 1995-м уехал и Сергеев. Но если большинство армейцев перебрались в Испанию, то он уехал в Саудовскую Аравию. В этом Сергееву помог известный футбольный агент Шандор Варга, который учился в СССР и знает русский язык.

«При Тарханове я не попадал в состав, и надо было искать новый клуб. Как раз Вовка Татарчук вернулся из Чехии, и Шандор Варга предложил поехать в Аравию, в «Аль-Иттихад». Мы сдуру и согласились. Переход длился полгода – начался летом, а поехали в конце ноября. К тому времени я уже играл в основе ЦСКА, но уже все бумаги подписаны, даже в Европе варианты были».

Игроки пробыли там полгода, а Серге­ев забил в первом матче. При них «Иттихад» дошёл до финала Кубка короля, но проиграл в нём.

«Отношение к нам было великолепное. Татарчук – великий футболист, поэтому у нас там всё было хорошо. Жарища, правда, страшная. Сначала жили в гостинице, а когда приехали семьи, нас поселили в огороженном жилом комплексе в маленьких домиках. Шандор с нами жил, так что все вопросы быстро решались».

Футболисты узнавали правила по мере пребывания.

«Как‑то играли в Мекке. А через город могут перемещаться только мусульмане. Нас посадили в машину и повезли в объезд к стадиону. Ещё звали на публичные казни, где отрубали головы, но я на них не ходил. Ещё нельзя было ходить в шортах и нигде не продавалось пиво».

Отдыхали россияне на Красном море – выезжали на специальные пляжи для европейцев.

«Команда принадлежала любимому сыну шейха – Джамджуну. Кого‑то обыграли, и мне кто‑то из шейхов часы подарил, другим машины дарили – у них это в порядке вещей».

Команду приезжал тренировать Борис Игнатьев. Но долго не продержался, а вместо него главным назначили какого‑то бразильца.

«Тренировки длились по три часа, из которых половину времени могли бегать. Чемпионат закончился (заняли третье место – прим. авт.) и мы вернулись в ЦСКА. Долго не могли решить вопрос с контрактом – он был ещё на два года. В итоге через полгода ФИФА разрешила нам играть за армейцев».

От повестки в армию до стадиона «Камп Ноу» - Изображение

После ЦСКА

В 1996 году Сергеев ушёл в «Аланию». Он подписал контракт на полгода, хотя предлагали на три.

«Предлагали 10 тыс. долларов в месяц и 100 тыс. подъёмных. Дурак я, отказался, сказал: полгода и подъёмных – пять месячных зарплат. А так бы денег море было!»

Сергеев признаётся, что не хотел в «Аланию».

«После Тарханова было очень сложно привыкать к тренировкам, где всё основано на физике и силе, и кто дальше треснул мячом, тот лучше играет. По кругу как‑то надо было бежать и бежать. Толику Канищеву всё равно, сколько бежать, он только радовался этому. А Бахва Тедеев никогда не бегал – то у него что‑то тянет, то болит, зато на поле – лучший. Я бежал лишь бы добежать. Но такая методика у Газзаева. Он доказал свою состоятельность, когда всё выиграл с ЦСКА. Не думаю, что они меньше бегали».

В том сезоне «Алания» в Золотом матче проиграла 1:2 московскому «Спартаку». Сергеев списывает это на расслабленность в конце чемпионата.

«Мы уверенно лидировали, а потом что‑то произошло – это же футбол. Первый гол был курьёзный – Димка Крамаренко под мышкой пропустил. А потом не смогли победить».

В составе «Аланиии» Сергеев снова встретился с «Рейнджерс».

«В Глазго проиграли 1:3, я пенальти заработал, Яновский не забил. Решили дать бой во Владикавказе, но бой провалился, мы к 14-й минуте 0:2 летели. Итог – 2:7».

Потом Сергеев перешёл в московское «Динамо» где его невзлюбил главный тренер Адамас Голодец и президент Николай Толстых. Там он снова стал финалистом Кубка России и отправился в липецкий «Металлург».

«Тренировал его Владимир Федотов, царство небесное, но вскоре он с несколькими игроками ушёл в саратовский «Сокол», и мы посыпались. К тому же нам перестали платить зарплату и некоторые игроки стали сдавать матчи. Когда я об этом узнал, то собрал вещи и уехал оттуда. Звали обратно, предлагали 30 тыс. долларов, но я сказал, что с этими уродами больше играть не буду».

В составе «Салюта»

Сергеев вернулся в Москву, где пошёл на матч ЦСКА – «Локомотив». Там его заметил Юрий Сёмин. Главный тренер железнодорожников пригласил форварда в свою команду.

«Даже выпустил несколько раз на поле. А потом мне позвонил Игнатьев и позвал в Первую лигу поднимать «Торпедо-ЗиЛ». Сколько мы с ним бегали! Уставал страшно, и посыпались болячки».

После Сергеев играл в калининградской «Балтике», а после вылета наставник балтийцев Сергей Савченков возглавил белгородский «Салют» и позвал игрока к себе.

«Это единственная команда из Второй лиги, за которую я выступал. Когда Савченков позвонил, я на КФК играл. Тогда играли в футбол везде, на стадион 7–8 тысяч ходили. В «Салюте» было много ребят из Питера, вратарь «Бартез» и Гай (Александр Бегунов и Дмитрий Гаевой – прим. авт.), плюс местные дарования, такие как Сашка Соколов, хоть он и не белгородец. Покойный Николай Дмитриевич Головин был у руля, который здесь всё и выстроил.

Сергеев говорит, что раньше во Второй и Премьер-лиге условия были примерно одинаковые. Сейчас же даже между РПЛ и ФНЛ разница, как между небом и землёй. В Белгороде Сергееву понравилось, и он остался в нём жить.

«Я несказанно рад, что жизнь сложилась так, что мне пришлось остаться в Белгороде. После Москвы, где на работу добираешься полтора часа на метро, этот город прекрасен».

Чемпион Македонии

Из‑за травмы Сергеев готовился к завершению карьеры. Начальник команды Виктор Прохоров предложил помогать наставнику «Салюта» Сергею Андрееву. Он же позвал его поднимать из недр «Красный Сулин». В Сулине деньги закончились, и Сергеев работал в Курске, Белгороде и «Локомотиве». А в 2014-м Андреев позвал его с собой в македонский «Вардар», который финансировал ростовский бизнесмен Сергей Самсоненко.

«Я три недели на сборах в Турции сомневался, но больше никуда не звали. Рад, что согласился – увидел прекрасную страну, но до футбола в ней нет никому дела. Стадионы – разруха, поля, кроме центрального стадиона – просто безобразие. Наш стадион был бы там одним из лучших в их Премьер-лиге».

Ещё его впечатлили фанаты «Вардара» – комити.

«Их на футболе больше, чем болельщиков. Полгода отыграли, заняли пятое место, и они пришли перед чемпионатом на базу и стали отчитывать футболистов, что они позорят великий «Вардар». Комити влияют на политику клуба, к ним прислушиваются. Жгут, орут, просто молодцы, шумят так, что ходуном всё ходит. Полиция контролирует, но не наказывает».

Сергеев проработал в Македонии 2,5 года, два раза выиграл чемпионат. В Лиге чемпионов уступили кипрскому АПОЕЛ (0:0 и 1:1), а во второй ЛЧ он уже не участвовал.

«Самсоненко ушёл, клуб отдали городу. Периодически созваниваюсь с тренером вратарей Сашей Иличем и главным тренером Александаром Васоским. Их сейчас на два года лишили еврокубков, сделали ставку на молодёжь, денег нет. А у нас человек пять в сборную постоянно вызывали».

Рассказал Сергеев и о главном отличии русского футболиста от македонского.

«Если он не захочет что‑то делать, то хоть палкой бей – бесполезно заставлять. С нашими в этом плане легче».

После Македонии Сергеев работал в «Роторе» и «Химках», а в 2019 м пришёл тренером в белгородский «Салют».

Александр Куликов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×