Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18 апреля 2014, 12:15
 Ирина Дудка 2499

Анатомия банкротства

Не все бизнес-планы выдерживают столкновение с реальностью

Анатомия банкротства Фото Ирины Дудки
  • Ирина Дудка

Процедуру банкротства в Белгородской области проходят 194 предприятия – по данным на февраль нынешнего года.

За прошлый год количество заявлений о признании банкротства выросло на 13%. Что это – предвестники надвигающегося кризиса или последствия обычной переоценки своих возможностей и слабой деловой хватки?

Ситуация SOS

В областном департаменте экономического развития объясняют сложившуюся ситуацию вполне банальными причинами: не хватило собственных средств, кредитные организации отказали в выделении финансирования, товар оказался неконкурентоспособен по ценам, упали объёмы продаж и производства, просрочили выплаты с контрагентами и банками, упустили время по уплате налогов… Действующее же законодательство о несостоятельности (банкротстве) предусматривает возможность признания организации-должника банкротом, если общая задолженность перевалила за 100 тысяч рублей и просрочка по платежам превысила 3 месяца. Иск о признании компании банкротом может подать не только кредитор, но также налоговая служба и само предприятие-банкрот.

После прихода конкурсного управляющего всё имущество описывается для последующей продажи и погашения долгов. При этом сложная финансовая ситуация не избавляет банкротящуюся компанию от оплаты текущих расходов и услуг самого конкурсного управляющего - всё это также возмещается за счёт распродажи конкурсной массы.

Как уточнили в УФНС по Белгородской области, кажущийся рост по заявлениям о банкротстве в 13% в количественном выражении не критичен.

«В прошлом год убыло 187 компаний, а в этом - 194, такое увеличение не критично, но мы не везде являемся уполномоченным органом по банкротству, – говорит и.о. начальника отдела по урегулированию задолженности и обеспечению процедуры банкротства УФНС по Белгородской области Лилия Ткаченко. – Участились случаи, когда у должников недостаточно имущества даже для погашения услуг арбитражному управляющему, в связи с этим нам экономически нецелесообразно даже инициировать процедуру банкротства с последующим возмещением арбитражному управляющему денег из федерального бюджета. По таким делам мы не подаём иски, и у нас снизилось количество заявлений. Если видим признаки банкротства у должника, и сам он не подаёт заявление в арбитражный суд, мы обращаемся в прокуратуру о привлечении руководителя к административной ответственности».

Бывает, что компании оказываются банкротами «по инерции», когда в процедуру банкротства попадает их основной дебитор.

«Может быть неправильное ведение хозяйственной деятельности - не рассчитал силы при кредитной нагрузке, могут влиять сезонные факторы, – продолжает Лилия Ткаченко. Исключить преднамеренное банкротство тоже нельзя. – Предприятию может быть и выгодно признание банкротом, поскольку неудовлетворённая часть требований подлежит списанию, в том числе и налоги. Но выявить подобные факты как раз и должен арбитражный управляющий».

Радужные планы…

В числе тех, кто уже перешагнул черту, – «Жемчужина Оскола». Рыбное хозяйство по выращиванию радужной форели, которое обещало стать новым брендом Белогорья, ныне банкротится, даже не завершив первую стадию становления. Арбитражный суд Белгородской области удовлетворил два иска Сбербанка о взыскании долгов по кредитам на 191,2 и на 64,8 миллиона рублей. На рассмотрении ещё один иск Сбербанка о взыскании долга по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии на 120 миллионов рублей, а также неустойки и процентов за пользование кредитом. Помимо Сбербанка, финансовые претензии к рыбоводам имеют строительные организации, энергетики и поставщики сырья.

А начиналось всё 6 лет назад, когда вблизи деревни Ниновка Новооскольского района решено было возвести рыбную ферму, которая будет выращивать товарную форель по новой для области технологии УЗВ – установки замкнутого водоснабжения. В ней вода после механической и биологической очистки используется повторно для уменьшения выпуска питательных веществ в окружающую среду и потребности в воде и энергии. Преимуществами технологии являются экономия воды, строгий контроль за её качеством, низкий уровень воздействия на окружающую среду, а недостатками – высокие капитальные и эксплуатационные расходы, необходимость аккуратного управления, справиться с которым могут только высококвалифицированные работники.

Сегодня мальков в хозяйстве больше 80 тонн, товарной же форели только в одном каскаде (а всего их 17) – почти 200 тонн. В целом же производство рассчитано на выращивание 4 тысяч тонн рыбы в год.

«Проект на стадии завершения первой очереди, планировалось, что форелевый комплекс будет «кормить» 7 лет осетра за счёт прибыли, а до этого основная прибыль пойдёт от реализации маточного стада форели, которое только через 3,5 года даст икру. Как только я начал бы получать 150 тонн икры, дальше я работал бы уже с осетровым стадом, – рассказывает генеральный директор предприятия Николай Толстой. – Осетровому стаду нужно еще 5,5 лет при наличии сегодня двухгодовалых особей, и только потом на седьмом году я бы получил чёрную икру и рассчитывал уже на прибыль. При этом надо за 7 лет погасить все долги за строительно-монтажные работы, проценты по кредиту, а это ещё время. Итого только через 15 лет можно ждать прибыли от этой деятельности».

Он отмечает, что проект хоть и долгий, но окупаемый, поскольку после завершения всего цикла производства прибыль оценивается в 2-2,5 миллиарда рублей за счёт ежегодной реализации 800 тонн осетрового мяса и 30-60 тонн чёрной икры.

…и нерадужные перспективы

Далеко идущие планы споткнулись о необходимость сложной инфраструктуры, сопутствующей таким масштабным проектам. Система УЗВ – удовольствие недешёвое. У «Жемчужины Оскола» 56 скважин, из которых насосы круглосуточно качают воду с глубины 70-100 метров. Тут же установки по обогащению воды кислородом. Если система остановится хоть на 5 минут – рыба умрёт. Такое в хозяйстве уже было. Дважды. Это и стало началом конца.

«В России нет закона об аквакультуре, да и энергетическая система области оказалась не готова, – считает Николай Толстой. - Необходимы кредитные деньги на 8-12 лет. В развитых странах оказывают помощь производителям по УЗВ, чтобы они до момента окупаемости были в таких же условиях, как и садковые хозяйства. Датируют стоимость электроэнергии и кормов».

Ежемесячные расходы фермы составляют порядка 25 миллионов рублей. Комбикорм для форели стоит 260 тысяч рублей за тонну, а в сутки его нужно 15-19 тонн, плюс оплата электричества и выплата заработной платы сотрудникам, которых тут больше 100 человек. Чтобы хоть как-то свести концы с концами, рыбовод вынужден экономить на кормах.

«Уже год как у нас уходит 1,8 тонны корма в сутки – только для того, чтобы рыба не погибла, –говорит Николай Толстой. – У нас 3,5 миллиона малька, начинай кормить его, платить по счетам, и получишь 3 тысячи тонн форели».

Спрос на продукцию большой, но поскольку компания в процедуре банкротства, она не имеет права продавать продукции больше чем на 5 миллионов рублей в месяц. «Жемчужина» ежемесячно продаёт рыбы на 2-3 миллиона рублей, при этом не платит по кредитам и за электроэнергию. Сегодня, чтобы оживить предприятие, в него нужно влить от 50 до 150 миллионов рублей и, главное, найти квалифицированных специалистов, ведь без них никакие деньги рыбу не спасут.

«Есть предпосылки контакта с инвестором, есть наблюдатель который изучает, сможет ли он сюда зайти, достаточно ли средств, целесообразно ли это, – продолжает директор о шансе на спасение. – Этот инвестор имеет рыбопроизводство в Карелии, в прошлом году произвёл более 3 тысяч тонн форели, имеет свой комбикормовый завод, что немаловажно. Но заходит он по процедуре банкротства, а значит – «за бесплатно» и на всё готовое».

Если эта компания откажется от своих планов – уникальное предприятие распродадут по кускам, а оборудование, скорее всего, разберут на металлолом. Имущество уже описано и оценено. Видимо, на старте проекта его организаторы просчитали далеко не все риски создания «в чистом поле» мощного высокотехнологичного аквакомплекса.

Понять и помочь

Каждый случай банкротства компании обусловлен определёнными причинами. Для того чтобы разобраться в ситуации и попытаться вытащить копанию из долговой ямы, в департаменте экономического развития работает межведомственная комиссия. За 2013 год через неё прошли 69 должников.

«На заседания приходят руководители должников и представители МСУ, мы рассматриваем ситуацию со всех сторон, причины и пути выхода из кризиса. Иногда находятся инвесторы, готовые погасить долги, иные должники перерасчитывают свои силы, – рассказывает о работе комиссии Лилия Ткаченко. УФМС представлена в ней наряду с другими заинтересованными ведомствами. – Из 69 организаций, рассмотренных на комиссии, на 16 миллионов рублей удалось погасить задолженность, а по 6 организациям со стороны налогового органа процедура банкротства предотвращена. Руководители 23 организаций представили графики погашения по обязательным платежам».

Аналогичная комиссия в отношении должников, чья задолженность перевалила за 1 миллион рублей, работает и в УФНС, и как отмечают сами сотрудники, это эффективный механизм помощи бизнесменам.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×