Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10 ноября 2018, 09:53
 Беседовала Анастасия Писаревская 234

С пяти лет рисую. Как белгородский художник Александр Василенко празднует 90-летие

С пяти лет рисую. Как белгородский художник Александр Василенко празднует 90-летие Александр Василенко. Фото Анастасии Писаревской
  • Беседовала Анастасия Писаревская

Александр Стефанович Василенко родился в 1928 году в Бессоновке Белгородского района. О­тучился на живописном отделении Харьковского художественного училища. В 1980 году вернулся в Белгород.

Художник использует технику масляной живописи, станковой и книжной графики, работает в жанрах пейзажа, натюрморта. Его произведения находятся в частных собраниях в Белгороде, Харькове, Киеве, США, Японии, Франции, Германии, Польше. И откладывать палитру он не собирается.

В шаге от смерти

— Вы всю жизнь посвятили искусству, в детстве думали, что станете художником?

— Я с пяти лет рисую, уже тогда мечтал стать художником. В семье никто не рисовал, родители – простые крестьяне, мама работала в колхозе, отец – секретарь сельского совета. У него был необычный почерк, каллиграфический, никто не мог повторить.

— Когда пришла война, вам было 13 лет. Помните тот день?

— На собрании в селе объявили, что началась война. Люди растерялись, были в ужасном, подавленном состоянии, не находили себе места. Наш дом стоял в 50 метрах от церк­ви, возле которой росла груша. Когда пришли немцы, на этом дереве, прямо перед моим окном, повесили партизана. Эту картину запомнил на всю жизнь. От потрясения началась эпилепсия, заикался. При полицаях бросало в дрожь, начинался приступ.

Однажды зимой мать послала нарубить дров. Иду, рядом оказалась соседская собака. Вдруг надо мной прошла автоматная очередь. Пёс с визгом убежал. А у церкви спокойно поднялся немец, повесил автомат на плечо и ушёл – меткость на собаке проверял.

Из‑за того, что отец работал секретарём, всю семью приговорили к смерти. Спасли бои под Прохоровкой, немцы уезжали, боялись. Мы с товарищем боялись рисовать во время оккупации: вдруг немцы заставят работать на себя, как потом это нашим объясним? Только после 50 лет припадки прошли. И помогало забыть то, что пережил в военные годы, искусство.

Картина «Переправа»
Картина «Переправа»

Чтобы зритель верил

— Помните свои первые работы?

— Впервые после войны написал портрет двоюродного брата масляными красками. До этого рисовал арбузы акварелью. Брату понравилась моя работа, получился похожим, и он повесил картину дома.

— Когда вы ощутили себя профессионалом?

— В 1963 году я отучился и был молодым художником, когда офорт «Над Днепром» забрали на международную художественную выставку в Сан-Франциско. На картине изобразил дождь вдалеке, рябь на реке, деревья клонятся от ветра – всё шевелится. Моя работа висела среди маститых художников, профессоров. Пос­ле выставки в Америке почувствовал силу, стал увереннее. Киев купил пять оттисков этой картины, каждый по 100 рублей. Но техника офорта опасна для здоровья: когда делаешь оттиск, цинковую доску опускаешь в серную кислоту, выделяются пары. Для безопасности придумали специальные шкафы с вытяжкой, но у меня такого не было, делал на балконе и выходил, закрывая дверь.

— Вы часто изображаете известных людей. Что‑то авторское вносите в их образ?

— Сначала делаю эскиз человека, затем размещаю на картине. Вписывая персонажа в обстановку, фон, меняю направление глаз, наклон головы, движения. Портрет Пушкина нашёл в книге, для картины изменил одежду, обыграл лицо и остальное пространство. Подбираю фон, подходящий герою. У Александра Сергеевича за спиной виднеются скалы, у ног – брызги волн. Оживляю картину, чтобы было движение, по‑другому портрет мёртвый.

— Над какой картиной работали дольше всех?

— В среднем на картину уходит год, но работаю над несколькими параллельно. Три года создавал «Переправу». Сюжет рассказал знакомый. Молодая белгородская медсестра попала на фронт в Сталинград. Она вывозила раненых, переправляла их через Волгу на самодельном плоту ночами, чтобы не попасть под обстрел. В картине много деталей, для моделей подбирал людей с солдатской выправкой, чтобы зритель смотрел на картину и верил в этих людей.

Картина «Покаяние»
Картина «Покаяние»

Картины – мои дети

— Кто из знаменитых художников близок вам по духу?

— Мне нравится Василий Суриков как колорист. Репин, потому что писал жизнь, создавал картины, которые отражают дух эпохи. У его полотен особая аура, она заставляет всматриваться, изучать типажи людей, события, прошлое. Но на первое место я бы поставил Карла Брюллова. Точнее всего о его творчестве сказал Пушкин: «Последний день Помпеи» для русской кисти первый день».

— Расскажите историю картины, которая вам дорога.

— Картины – мои дети, они все мне дороги. Но, как и Репин, хочу показать эпоху. Воспоминание детства: в Бессоновке была красивая старинная церковь, её приказали ликвидировать. Рабочие залезли наверх, жгли опору креста, чтобы свалить его. Он упал, когда я проходил рядом. Огромный медный крест рухнул так, что земля задрожала. Со временем у меня родилась идея картины «Покаяние»: возносящийся человек, который разрушал церкви, но перед смертью покаялся, и Бог его простил.

— Что главное в искусстве, в чём его предназначение?

— Искусство делает жизнь лучше. Часто художники изображают недостатки реальности, призывают зрителей поступать по совести, действовать разумно. Художника должно тянуть к полотну, душа и вся жизнь находятся в нём. По‑другому смотрю на свои первые работы, некоторые хочется исправить. Я бы по‑новому построил композицию, острее подал проблему. В планах новая тематика: современная Россия. Хочу написать яркую, красивую, процветающую страну.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×