Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
03 июня 2020,  16:20

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать

Как белгородский боец дошёл до чемпионского боя в Bellator

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падатьВадим НемковФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Участник команды Фёдора Емельяненко Fedor Team рассказывает «Спортивной смене» о первых заработанных деньгах, уличных драках, тренировках за границей, допинге и прыжках с парашютом.

Отложенный реванш

— Вадим, чем ты занимаешься сейчас, когда на всё, в том числе на MMA, повлиял коронавирус?

— Тренируюсь либо дома, либо у родителей в Томаровке. Сейчас приехали с семьёй сюда. Бегаю кроссики. Все спортзалы и даже стадион закрыты (разговор состоялся в середине апреля – прим. авт.), но есть турники, брусья. Надо поддерживать себя в форме, потому что на сборах в Кисловодске отпахал две недели: хорошо продышался, оставалось только под соперника подработать, вес сделать – и в бой. Не хочу сейчас всё это растерять и ждать, когда станет известна дата боя, чтобы потом заново приводить себя в порядок. Вся команда Fedor Team в подвешенном состоянии. Ждём, когда эта канитель закончится. Держим себя в форме, чтобы быть готовыми.

— 9 мая ты должен был драться за чемпионский пояс Bellator с Райаном Бейдером. Но бой перенесли на неопределённый срок. Как ты узнал об этом и как отреагировал?

— Съездил в Америку на пресс-конференцию, всё отлично. Тяжёлая ситуация с коронавирусом тогда была только в Китае, никто не думал, что она пойдёт по всему миру. Но когда ехал в Кисловодск, понимал, что перенос возможен. Тогда уже многие турниры отменяли, переносили соревнования по игровым видам спорта. Опасения были, но до самого конца сборов я пахал в полную силу и готовился к 9 мая. Принял всё как данность, но, конечно, расстроился: хотелось дать бой. Тем более в Bellator мы делаем это редко – один-два раза в год.

 

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать - Изображение Фото: Павел Колядин

 

— В соцсетях многие болельщики просят тебя отомстить за поражение, которое Бейдер нанёс Фёдору Емельяненко. Как думаешь, нужно ли мстить?

— Это спорт и в первую очередь мой бой. Мне надо биться за себя, за титул, к которому я долго шёл и приблизился. Да, за Фёдора тоже хотелось бы взять реванш. И даже если бы это был кто‑то другой из нашей команды. Мы же один коллектив, представляем одно лицо, и это лицо – Фёдор. Хотелось бы выиграть красиво, ярко. И не то чтобы отомстить, а просто поставить все точки над i, доказать, что у нас сильная команда.

— Какое чувство ты испытывал, когда Фёдор буквально на первых секундах проиграл Бейдеру?

— Обидно, что Фёдор не успел показать всего, на что он способен. Это был и лаки панч (в боксе и других единоборствах – удар наудачу – прим. авт.), и, конечно, наработка Бейдера, с помощью которой он уже выигрывал раньше. Первым же ударом попал. Такое бывает в нашем виде спорта, никто от этого не застрахован. Но я знал, что когда‑то у меня будет возможность сразиться с Бейдером и показать, что с нашей командой надо считаться.

 

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

И напихать, и похвалить

— На тренировках вы очень жёстко спаррингуетесь. Сложно ли это, учитывая, что все ребята из одной команды?

— Если работать на 20 % и жалеть друг друга, то в бою сильный пропущенный удар станет неожиданностью. Спаррингуешься в полсилы – не так затрачивается энергия. Выйдешь на ринг, пару раз махнёшь от всей души, не попадёшь – сразу устанешь. Всё это надо нарабатывать на тренировках. Бить быстро и точно, работать по этажам. Так тренируется дыхалка. И потом выходишь готовым к тому, что тебя могут сильно ударить, побороть, в партере будут держать, избивать… Да, у нас между собой серьёзные схватки, прикладываемся друг по другу будь здоров, как в настоящем бою. Но поэтому наша команда и результаты показывает.

— Как ты попал в Fedor Team?

— Фёдор работал в министерстве, но в 2015 году решил вернуться в спорт. Он всегда приезжал в Старый Оскол, проводил тренировки, следил за нашей карьерой. И когда вернулся, провёл сборы. Съехались, наверное, все тяжи и полутяжи из России. Я как раз тогда готовился к бою на турнире «Плотформа S-70» с бразильцем. Кстати, выиграл на первой минуте

После сборов Фёдор возобновил карьеру и создал команду, которую ведёт по сегодняшний день. В неё попали ребята из старооскольского клуба им. Александра Невского, которые добивались наивысших результатов. Я тоже был в их числе.

— Какова роль Фёдора в том, что ты и практически вся команда выступаете в Bellator?

— Благодаря ему и дерёмся там. Он обговаривает контракты, по сути как менеджер ведёт нас. Когда Фёдор летает в Америку, встречается с президентом Bellator Скоттом Кокером, они и по телефону на связи постоянно. И Фёдор постоянно ему или его помощникам задаёт вопросы по нам, чтобы как можно чаще ставили бои. Нам предлагают соперников. Пока ни от кого мы не отказывались.

 

Вадим Немков и Фёдор ЕмельяненкоВадим Немков и Фёдор Емельяненко / Фото: группа во «ВКонтакте» (vk.com/emelianenko_fedor)

 

— Как Фёдор ведёт себя с командой в зале, на тренировках?

— Может и напихать, и похвалить. Говорит всё как есть. Допустим, даёт нам задание, а сам уезжает по делам в Москву. Возвращается, и, если мы остались на том же уровне, видно, что расстраивается, руки опускаются. И когда он уезжает в следующий раз, мы более серьёзно относимся к установкам. Не хочется его расстраивать. Думаю, каждый боец мечтал бы тренироваться с Фёдором, получать от него советы, учиться. У нас это всё есть, а мы не пользуемся. Когда об этом думаешь, начинаешь работать больше. Не у каждого есть возможность просто взять и позвонить ему.

— Ты ему часто звонишь?

— Да, могу пообщаться, попросить совета. Регулярно созваниваемся и списываемся.

— Он по‑прежнему лучший боец ММА в истории вне зависимости от весовых категорий?

— Конечно. Фёдор десять лет бил всех на самом высоком уровне. И в принципе много сделал для развития смешанных единоборств. Также выдающимся считаю Хабиба Нурмагомедова. У него свой стиль, ему ничего не надо менять. И когда борется, он делает это зрелищно – красивые переводы, броски… Есть много бойцов, которые просто переводят и залёживают, пытаются руку или ногу отломать. Хабиб не просто переводит, но и сильно добивает. А Макгрегора он и в стойке перебил.

 

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать - Изображение Фото: Павел Колядин

«В борьбе ты его схаваешь»

— Твоя самая значимая победа?

— В Bellator самый сильный оппонент, конечно, Фил Дэвис. Он был первым в рейтинге, и я его победил. Хотя самая важная победа была, наверное, в 2016 году после двух поражений подряд в Японии. Мне очень нужно было реабилитироваться. В Fight Nights я вышел против поляка, красиво отработал и победил в первом раунде нокаутом. С того момента у меня как‑то и стиль, и мышление поменялись. По‑другому стал настраиваться на бои. Тогда прошёл почти год, как с нами начал работать Фёдор. Он всегда очень строго требует с нас по технике. И у меня удар появился – люди начали падать, раньше нокаутами я не выигрывал. Роль Фёдора в моём становлении и развитии очень большая.

— Многие бойцы готовятся к поединкам за рубежом. Почему Fedor Team большую часть тренировок проводит в Старом Осколе, никуда не выезжая?

— У кого‑то в России есть проблемы с подготовкой – не с кем тренироваться. В Старом Осколе такой проблемы нет. Есть дворец спорта, в нём гостиница. Я из Белгорода приезжаю и живу там. Борцовский зал, клетка, качалка, зона кроссфита, баня, кухня – всё в одном месте. Плюс у нас нет проблем со спарринг-партнёрами, особенно когда вся команда в сборе. Если надо, мне могут обозначать борца, если надо – ударника. Тренерский состав – Владимир Михайлович Воронов и Александр Васильевич Мичков, которые с Фёдором прошли и огонь и воду. И с нами уже давно работают.

Главное – мы показываем достойный результат. Поэтому не знаю, зачем выезжать куда‑то. В Америке я никому не нужен – буду работать спарринг-партнёром под кого‑то. А чтобы работали на меня, нужно платить большие деньги. Тогда получается, что мне драться невыгодно.

— Есть же ещё секреты подготовки, которые нельзя раскрывать…

— Да. То, что я готовлю, все мои наработки по‑любому уйдут к сопернику. Когда я готовился к бою с Рафаэлем Карвальо, с ним в зале тренировался Коля Алексахин – мой товарищ. Коля сказал: «В ударке он нормальный, а в борьбе ты его схаваешь». В общем, он слил мне информацию и скинул все заготовки Карвальо. Так и я: полечу туда – про меня всё разойдётся, все мои и слабые, и сильные стороны. Все бойцы в России общаются. Если нужно кому‑то, я могу поехать помочь. И сам прошу, чтобы приехали и помогли в подготовке мне. Так что не считаю нужным летать в Америку. У нас всего хватает. Результаты в Bellator говорят сами за себя.

 

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

Мечта Саныча

— Какая часть заработанных в боях денег уходит на подготовку?

— Клуб имени Александра Невского и компания «Металлоинвест» нам во всём помогают. Они выделяют деньги на приглашение спарринг-партнёров, фармакологию. Если давать такие нагрузки без витаминов, могут и суставы полететь, и сердце может затроить.

Для понимания: день на базе в Кисловодске стоит 3 тысячи рублей. Это проживание и питание. Тренировки ещё дополнительно. Я пригласил двух спарринг-партнёров (один, правда, уехал через два дня по семейным обстоятельствам). Два человека – 6 тысяч в сутки. Три недели – 120 тысяч. Какая часть своих денег уходит, не знаю, но приличная. 20 % заработанного отдаём клубу, плюс налоги.

— Насколько победы важны в финансовом плане, ведь даже за поражения боец зарабатывает?

— Кто как подпишет контракт. У нас за выход получаешь определённую сумму и столько же ещё за победу. Проиграл – получишь в два раза меньше. Конкретные суммы назвать не могу. А бывает так, что возрастного бойца выводят на съедение молодым. Ему важно, допустим, получить 100 тыс. долларов, а за победу он согласен получить ещё 5 тысяч.

 

Вадим и Виктор Немковы на тренировкеВадим и Виктор Немковы на тренировке / Фото: Павел Колядин

 

— Ты сказал про фармакологию. Как часто тебя проверяют на допинг?

— По боевому самбо я два года вхожу в систему Адамс ВАДА. Меня могут проверить в любой момент. Заполняю данные, где я нахожусь, и они по этому адресу приезжают. Если меня там нет, ставят флажок. Три флажка – дисквалификация на два года. Меня проверяли раз шесть или семь за два года. Плюс в Bellator нас тестируют. Ездил на пресс-конференцию перед боем с Бейдером, у меня опять же брали тест. Когда приезжаешь на бой, проверяют. Наверное, так у всех в организации. По крайней мере у всей нашей команды так.

— Твой первый тренер Виталий Бондаренко сейчас как‑то участвует в подготовке к боям?

— Мы общаемся семьями. Он спрашивает о плане подготовки, плане на бой, даёт советы, подсказывает. Сейчас он занят воспитанием молодёжи в посёлке. Есть успехи: ребята выигрывают разные турниры по самбо, панкратиону, грепплингу, ММА. Он хочет открывать ещё зал в Дубовом. Если у него какие‑то ребята появятся сильные, то им дорога будет открыта в наш клуб, а может, и в Fedor Team.

— Что главное тренер дал тебе и брату?

— Он заложил хороший фундамент в нас. Прежде всего бойцовские качества, любовь к тренировкам, преданность спорту. Ну и много навыков дал в борьбе и ударке.

Спортзал, где мы занимались дзюдо и самбо, находится на территории школы. Класса с пятого было две тренировки в день. Первая – с 7 до 8 утра. Потом мылись, завтракали и в 8:30 уже были на уроках. Вторая – после уроков. У Саныча всегда была мечта, чтобы кто‑то из пацанов томаровских дрался где‑то на высоком уровне. Теперь тот, кто нас с братом знает, знает, откуда мы, и название нашего посёлка Томаровка.

 

Бой с Рафаэлем КарвальоБой с Рафаэлем Карвальо / Фото: sportsnet.ca (архив)

«Поборю и запинаю»

— Почему из Белгородской области, кроме бойцов Fedor Team, больше никто не выступает в больших промоушенах?

— В Белгороде нет таких баз, как в Старом Осколе, где все условия создают для спортсменов. «Металлоинвест» платит нам зарплату, предоставляет жильё, тренировочную базу, оплачивает сборы и подготовку. 

К примеру, человек начал выступать. Если у него нет зарплаты и денег для жизни, то можно посидеть на шее у родителей до 20 лет. А дальше придётся идти куда‑то работать. Вот этот момент очень многих забирает из спорта. 

Плюс лень, наверное, много соблазнов. Девчонки, кто‑то где‑то алкоголь попробовал. И это всё со временем перетягивает на другую сторону. Другие компании появляются – и всё. А потом через много лет встречаешь где‑нибудь кого‑то из этих ребят, и он говорит: «Вот я был дурак, что бросил спорт. Сейчас бы, как и ты, может, выступал». Но ведь никто же не выгонял их. Наоборот, Саныч всё время ездил со всеми разговаривал, убеждал. 

Конечно, тяжело сначала, когда ещё не показываешь никаких результатов. Но многие же хотят всё и сразу, много денег. Такого не бывает. Нужно всё это заслужить.

— Ты помнишь, как заработал первые деньги боями?

— После армии месяцев пять вообще не было никаких денег. Родители, брат помогали. Потом в Невском мне сделали зарплату 12 тыс. рублей. Уже хоть что‑то своё, полегче: было на проезд до Старого Оскола, на питание. В своём первом бою я заработал 20 тыс. рублей. Турнир какой‑то был в Тамбове. Приехал домой, помог родителям. 

— Есть расхожая фраза: великими спортсменами становятся те, кто вышел из бедности. К тебе она подходит?

— Родители у меня, как и у многих спортсменов, небогатые всегда были. Обычные рабочие. Мы с братом никогда не были разбалованными, привыкли к любой работе. После 9-го класса несколько лет подряд летом месяц я был на сборах, а два месяца работал на стройке подсобником. Здоровье там подзасадил, конечно. Ну и привыкли мы всего добиваться сами, ни на кого не рассчитывая. А сейчас уже помогаем родителям. Это очень приятно.

 

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

 

— Витя, как старший брат, мог в детстве как‑то наказать тебя?

— Да я вроде бы особо не косячил. Таких проблем никогда у нас не было. Если что‑то и было, он всегда меня поправлял. Помог мне прежде всего в плане того, чтобы меня улица не сожрала. В нужные моменты подсказывал.

— Ты часто раньше дрался в школе или на улице?

— Нечасто, потому что все знали, что я занимаюсь борьбой, езжу на соревнования. Со мной драться никому смысла не было: по‑любому поборю и запинаю. Так что особо не приходилось. Когда подросли, знали, что, если кто‑то нас обидит из старших, у нас тоже есть старшие ребята-спортсмены, и тогда нашим обидчикам придётся иметь дело с ними.

— Если сейчас, предположим, друзья тебе позвонят и скажут: «Вадим, нужно подъехать помочь, разобраться», как ты отреагируешь?

— Бывают такие звонки. Но сейчас никто не дерётся. Подъехать‑то можно и просто пообщаться. А драка может закончиться заявлением в полицию от кого‑то, например. Стараюсь вообще не участвовать в таких мероприятиях. У меня семья. Или ударишь кого‑то сгоряча, или подстрелят из травмата, ножом пырнут. Как правило, всё решается мирно, разговором.

 

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать - Изображение Фото: Павел Колядин

«За большой гонорар готов драться в UFC»

— Расскажи про службу в армии. Ты же прыгал с парашютом?

— У меня четыре прыжка с парашютом. Служил я в спецназе, мне понравилось. И оружие всё повидал, и на учениях был. До армии я боялся высоты, но там переубедили. Прыгать страшнее с самолёта – скорость больше 330 км/ч, на вертолёте меньше – 140. 

— Я слышал, что американцы хотят снять про тебя фильм. Как ты думаешь, почему в США к тебе, как к бойцу, интереса больше, чем в России?

— Возможно, у нас меньше интереса вообще к ММА. В Америке интереснее меня раскрутить, чтобы потом дороже продать трансляцию боя. Они должны были, кстати, перед боем прилететь сюда и в Кисловодск снимать фильм. Но из‑за коронавируса ничего не получилось.

— Если бы тебе предложили выступать в UFC – самой сильной лиге – ты бы согласился?

— Оппозиция у меня и здесь неслабая. Фёдор договаривается по контрактам в Bellator, чтобы мы хорошо зарабатывали. Идти в UFC, чтобы заработать меньше? Это же наш хлеб, здоровье. В Bellator тоже можно заявить о себе. Но если подраться в UFC за больший гонорар – почему бы и нет. Тем более если здесь перебить всех и больше не с кем будет драться. Если выиграть пояс у Бейдера, потом, скорее всего, будет защита титула с Филом Дэвисом. И всё – дальше там соперников нет.

 

Вадим Немков: Поработали с Фёдором – и соперники начали падать - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

 

— Ты всего добился в боевом самбо – неоднократно выигрывал и мир, и Европу. Почему продолжаешь выступать?

— Хочется дальше прославлять Белгородскую область и показывать, что у нас были и есть сильные самбисты. Чтобы молодёжь из нашего региона смотрела на нас и готовилась какая‑то смена. Если мы с Кирюхой (Сидельниковым), Вальком (Молдавским) и Витьком (братом Вадима) уйдём из самбо, про нашу область забудут. А пока есть силы, я ещё молодой, могу долго драться, буду выступать.

— Смотрят ли твои родные и близкие твои бои и как к ним относятся?

— Батя всегда смотрит в прямом эфире, а жена и мама – в записи. Переживают, конечно. Мама всегда говорит: «Завязывай ты уже с этими боями, хватит». Но потом все рады, когда выигрываю. 

— Что у тебя в ближайших планах?

— Вот не могу никак доучиться. В «технологе» окончил экономический институт, в БелГУ – спортфак и пока не закончил магистратуру. Возможно, когда‑то буду тренировать, свой зал хотел бы открыть. Посмотрим. Пока думаю только о карьере и боях.

Беседовал Сергей Белых



Справка. Вадим Немков родился 20 июня 1992 года в Белгороде. Пятикратный чемпион России, двукратный чемпион Европы и четырёхкратный чемпион мира по боевому самбо, мастер спорта международного класса.

С 2013 года выступает в смешанных единоборствах (ММА). С 2017-го – в Bellator, одном из самых престижных бойцовских промоушенов мира. Под его эгидой провёл 4 боя и во всех победил. В трёх поединках белгородцу противостояли экс-чемпионы организации: англичанин Лайан Макгири, американец Фил Дэвис и бразилец Рафаэль Карвальо.

Всего в профессиональной карьере ММА Немков провёл 13 боёв. В 11 из них одержал победу.

Старший брат Вадима – Виктор Немков – тоже выигрывал чемпионаты мира и Европы по боевому самбо. В карьере ММА у него 29 боёв (23 победы). Большинство поединков провёл в организации M-1 Challenge. В прошлом году Виктор дошёл до четвертьфинала в американской Professional Fighters League, где спорным решением судей уступил дагестанцу Бозигиту Атаеву.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×