Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
02 января 2021,  10:37

Хоккейно-транспортные истории: чем занимаются в дороге игроки МХК «Белгород»

«Спортивная смена» собрала путевые заметки белгородского хоккейного клуба

Хоккейно-транспортные истории: чем занимаются в дороге игроки МХК «Белгород»Автобус МХК «Белгород»Фото: Павел Колядин
  • Статья

В 2017 году у белгородских хоккеистов появился свой автобус – раньше клуб ездил на арендованных. Это было и накладно, и неудобно, ведь автобус для игроков больше чем транспорт: бывает, что они проводят в нём двое суток. Чем же они всё это время занимаются?


Никита Канаплин, капитан МХК «Белгород»:

 

 
Никита Канаплин Никита Канаплин / Фото: Павел Колядин

«Автобус всегда идеально чистый, спасибо за это нашим водителям. Обычно мы приезжаем в другой город за день до матча. Укладываемся как можем, чтобы поспать. Бывает, слушаем музыку из колонки или смотрим фильмы по телевизору.

Часто играем в «Уно» или «Мафию». Как‑то Илья Егоров предлагал сочник за то, чтобы люди поверили, что он не мафия и не выгоняли его. Вообще в автобусе все друг другу помогают, делятся.

Наша недавняя поездка была для меня рекордной: Белгород – Серов – Пермь – Глазов – Белгород, это около 5 200 км. Уехали 5 декабря, вернулись 16-го. До Казани домчали с хорошим настроением, там переночевали и после завтрака отправились в Серов. Прибыли только утром следующего дня. В пути дошло до того, что надоело всё: игры, музыка, фильмы, разговоры… Единственное развлечение – остановились поесть в Пензе. В Серове разложили форму и целый день спали. Там небольшая, но неприятная разница во времени – два часа, поэтому многие были вялыми,и сыграли мы плохо (0:2).

 

Никита Канаплин Никита Канаплин / Фото: Павел Колядин

 

В Пермь выехали утром – снова целый день в замкнутом пространстве автобуса. Вечером тренировка, раскатка, игра (уступили в овертайме, 2:3), а наутро поездка в Глазов. Это недалеко, километров 300. Хорошо, что тренеры дали нам выходной. В день матча проснулся и подумал: «Где я?» Настолько уже привык к переездам. Перед игрой поговорили по душам, решили, что без победы в Белгород не вернёмся, иначе зачем за тысячи километров ехали! Такая установка и отдых сработали, мы здорово сыграли (4:2). Сразу после матча поехали домой: в дороге в течение полутора суток с остановками на еду в Пензе и Тамбове.

Обычно стараемся отправляться в путь на ночь. Основная масса спит, но кто‑то делает это днём. Некоторые ложатся на пол: это очень удобно. Стараемся не мешать друг другу. За каждым хоккеистом забронировано место, у нас нет такого, что все бегут и пытаются занять сиденье поудобнее. Меняют места очень редко: я как три года назад выбрал своё, так на нём и езжу.

При мне мы ещё никого не забывали и ни разу не ломались, у нас очень опытные водители. А вот когда я играл в юношеской лиге за Череповец, было дело: сломались зимой, ночью, в поле. Было страшно, мы сильно замёрзли. Водитель дотянул до какой‑то парковки, сам нашёл неисправность и всё починил. Пока он что‑то там варил, мы грелись, играя в догонялки».

 


Владислав Мезинов, администратор команды:

Владислав Мезинов Владислав Мезинов / Фото: Павел Колядин

«Сейчас я на гостевые матчи не езжу, а лет пять назад катался с командой. Тогда мы нанимали автобус: иногда попадался хороший, иногда очень хороший – без сарказма. В молодёжной лиге были команды из Литвы, Эстонии, Беларуси. Хоккеисты могли забыть форму, но паспорта не забывали: всем же хотелось съездить за границу. В Беларуси жили в Раубичах на базе сборных этой страны по зимним видам спорта, там шикарные условия. Тогда мы ощутили и разницу между нашими и европейскими дорогами: в России фильмы на DVD мы смотрели с трудом, диск скакал, а после выезда из страны всё пошло хорошо. Сейчас российские дороги улучшились, как и культура вождения.

В 2017 году администрация Белгорода подарила нам «Мерседес». Он комфортабельный, раскрашен в клубные цвета (раньше мы ездили без опознавательных знаков). В автобус берётся 28 игроков, два тренера, начальник команды и доктор. Коллектив у нас хороший, ребята культурные и воспитанные. Тренеры с ними очень серьёзно работают, делают из них не только хоккеистов, но и хороших людей, ведь немногие будут играть на высшем уровне.

Группу поддержки в автобус не берём: болельщики не должны пересекаться с игроками во время тренировочного процесса. Они могут не найти точку соприкосновения: хоккеист настраивается на игру, а фанат, сам того не осознавая, его отвлекает. В идеале у болельщиков должен быть свой микроавтобус».

 


Андрей Романов, главный тренер:

 

Андрей Романов Андрей Романов / Фото: Павел Колядин

«Сейчас у нас просто лучший автобус. А когда я игроком ездил по Высшей лиге, бывало не до шуток. Ехали в Кирово-Чепецк из Нижнего Новгорода, сломались в лесу, а мороз больше 20 градусов. Покрышки жгли, чтобы согреться. А летом, помню, ехали из Алушты, и сломался кондиционер – включился обогрев. Жара 40 градусов, а у нас ещё и отопление шарашит!

Однажды по дороге из Москвы сломались под Тулой. Дальше добирались на рейсовом автобусе. Народ, конечно, понервничал, когда мы, 25 человек с баулами, стали загружаться.

Ещё памятный случай был в 2011 году, когда команда отказывалась ехать из Белгорода в Набережные Челны – это 1 500 км. У автобуса сломалась рама, её заварили, но плохо. Знающие люди сказали, что она может лопнуть, а автобус – перевернуться. Ребята забастовали и потребовали другой транспорт. Руководство хотело отменить поездку, но потом нашёлся какой‑то вариант. В итоге нам пригрозили, что если не выиграем, то получим по шапке. Там ещё и команда соперников была на последнем месте. Мы приехали практически к игре. Два периода толком не могли двигаться, но в третьем всё‑таки забили.

Раньше у нас в автобусе лежаки были, их делали из деревянных щитов. Старички на них отдыхали, человек восемь точно помещались. Потом ГАИ это запретила. Сейчас каждые два часа останавливаемся на пять-семь минут: водителям надо какие‑то карточки заполнять, а игрокам – кому в туалет, кому ноги размять».

 


Коллега Романова по тренерскому штабу Александр Щинов добавляет:

 

Александр Щинов Александр Щинов / Фото: Павел Колядин

«Дальние выезды – это тяжело, всё время сиди. Массажиста у нас нет – надо запасные ноги иметь. Зато сейчас можно их под сиденье протянуть, в проходе лечь – в нашей молодости и таких возможностей не было.Как‑то ехали из Рыбинска, перед нами фура с картошкой перевернулась – легла поперёк дороги, всё рассыпалось… Я заснул. Просыпаюсь часов через пять, а там всё картошку собирают».

 


Сергей Кизимов, старший администратор:

 

Сергей Кизимов Сергей Кизимов / Фото: Павел Колядин

«В конце 1990-х – начале 2000-х с нами ездила повар Люда. Она гречку готовила прямо в автобусе! Замочит её, кипятком зальёт, тряпкой замотает, сверху сядет и говорит: «Буду варить». И варит так минут 40, самой смешно. Люда сидела на заднем сиденье, а ей миски по салону передавали.

У нас был холодильник, мы возили с собой картошку, мясо – Люда готовила даже в гостиницах. И ладно если это дешёвая гостиница в маленьком городе, а когда приезжали в приличный отель в условном Санкт-Петербурге и начинали выносить печки и мешки с продуктами, народ просто офигевал. Зато готовила Люда вкусно – никто не ел так, как мы. Все были сыты и довольны.

Сейчас пытаемся кормиться в кафе при гостиницах. Можно и в придорожном остановиться – риска отравиться нет, сегодня везде готовят более-менее нормально. Но одно дело – накормить пару водителей, а другое – 40 человек. Меню согласовываем заранее, стараемся, чтобы ребята хорошо ели. Мы всё время на связи с поварами: в дороге всякое может произойти, поэтому только за час до приезда точно говорим время.

Когда ездили на арендованном автобусе, гаишники часто останавливали. Всех будили: «всем пристегнуться». Сейчас автобус расписанный – особо не трогают. В 2019 году где‑то под Чебоксарами навигатор дал сбой – завёл в какую‑то деревню, чуть ли не к бабушке во двор заехали. Поворачиваем – бабуля с вёдрами идёт. Она обернулась, а сзади мы. У неё шок был».

Записал Александр Куликов

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×