Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
03 апреля 2021,  15:20

Ошибается не ребёнок, ошибается его мозг: как справиться с дислексией

Читателей «Белгородской правды» консультирует логопед-дефектолог Анна Беликова

Ошибается не ребёнок, ошибается его мозг: как справиться с дислексиейФото: istockphoto.com
  • Статья

Сможет ли человек с загипсованной ногой пробежать стометровку? Или впервые в жизни взять в руки скрипку и сыграть на ней? Что за ерунда, скажете вы, но именно так чувствуют себя дети с дислексией – нарушением способности к овладению навыками чтения, – когда учителя и родители требуют от них практически невозможного.

С такими детьми занимаются часами, но, как показывает опыт, безрезультатно. Помочь может только специалист, уверена руководитель белгородского логопедического центра «Академия речи», логопед, дефектолог Анна Беликова.

Прыжки по строчкам

Чтение дислексиков – кошмар учителей и сплошное расстройство родителей. Одни дети искажают слова, другие меняют местами слоги, путают буквы, теряют смысл прочитанного. Но не спешите обвинять их в невнимательности.

Специалисты создали компьютерную программу, которая показывает, как видит текст ребёнок с дислексией, чтобы взрослые понимали, насколько им тяжело. Поневоле схватишься за голову: буквы мелькают, меняются местами, прыгают по строчкам.

«Дети с дислексией очень специфично воспринимают и зрительный образ, и смысл текста. Дислексия – это проблема функционирования головного мозга, особенность восприятия информации. Ошибается не ребёнок, а его мозг», – объясняет Анна Беликова.

 

Логопед-дефектолог Анна Беликова Логопед-дефектолог Анна Беликова / Фото: из личного архива

 

Почему же большинство детей правильно видят и воспринимают буквы, а другие, вроде такие умницы в дошкольном возрасте, в школе, к ужасу родителей, не могут правильно прочесть простейшее слово?

«Причиной может быть родовая травма, сложная беременность с проблемами внутриутробного развития, агрессивные роды. Плохо для формирования мозга, когда ребёнок пропускает определённые этапы развития, например не ползает, – говорит Анна Юрьевна. – Может повлиять чрезмерная нагрузка: многие родители оказывают детям медвежью услугу, стараясь как можно раньше научить их читать, да ещё не всегда по верной методике».

У всех по‑разному

Вы открыли книгу и громко прочли предложение. Что может быть проще? Но, оказывается, для этого наш мозг совершает ряд операций. Он видит графемы и сопоставляет их с фонемами, удерживает в мысленном представлении графическую и акустическую последовательности, сопоставляет их с лексическим значением. Моторные участки коры дают сигнал артикуляционным органам. Очень непросто, правда? А если в каком‑то звене этой и других цепочек есть сбой? Тогда простейшее задание для ребёнка становится неразрешимой проблемой.

«Физиологические причины дислексии могут находиться во многих участках мозга и по‑разному проявляться. Специалисты выделяют пять основных типов, – рассказывает Анна Беликова. – Например, при семантической дислексии ребёнок вроде бы читает технически верно, но прочитанные слова не понимает. При оптической он смешивает сходные графически буквы и взаимно их заменяет. Такой ребёнок не отличит Л от Д, Т от Г».

Если вы сто раз объясняли ему, как правильно, а он всё равно читает «сыплёнок» вместо «цыпленок» либо «том», а не «дом», то речь наверняка идёт о фонематической дислексии, при которой заменяются схожие по неким параметрам звуки: например, Д-Т, Б-П, Ж-Ш.

«Физический слух и зрение у такого ребёнка в порядке, но компоненты акустического сигнала он не различает, поэтому путает пары слов», – объясняет специалист.

Кроме того, существует аграмматическая, тактильная дислексия, да и множество типов в иных классификациях. 

«О дислексии говорит немало ошибок: неправильное деление предложения, разрыв в середине читаемых слов, чтение справа налево, изменение окончаний, суффиксов и многое другое. Задача логопеда – найти нарушенное звено, корректировать его и выстроить цепочку, необходимую для правильного выполнения задания», – говорит Анна Беликова.

Под гнётом упрёков

Три раза читая одно и то же слово, дислексики могут делать разные ошибки. И как родителям, не знающим об их особенности, не считать их разгильдяями, которые не хотят учиться? В школе их ругают, одноклассники высмеивают. Дети не понимают, почему так отличаются от сверстников, живут под гнётом упрёков, с чувством постоянной вины и неполноценности.

«А ведь им нужен лишь иной подход в обучении, помощь специалистов, которые владеют необходимыми методиками, – утверждает Анна Беликова. – Как показывает практика, постоянных занятий в течение учебного года (8–9 месяцев) достаточно, чтобы скорректировать дислексию и далее учиться без проблем».

 

Ошибается не ребёнок, ошибается его мозг: как справиться с дислексией - Изображение Фото: istockphoto.com

 

Но знают ли об этом родители? Год назад Российская ассоциация родителей и детей с дислексией провела социологическое исследование, в котором участвовали около 35 тысяч человек. Оказалось, что более 60 % родителей никогда не слышали о дислексии и твёрдо уверены, что их ребёнок двоечник, потому что лодырь. Но опрашивающих поразило другое: 20 % педагогов тоже о ней не слышали, а те, кто слышал, не всегда знают, как помочь. А ведь учеников-дислексиков, считают специалисты, минимум 1–2 в каждом классе.

Не упустить время

«Многое зависит от опыта педагога. Я убедилась в этом, работая школьным логопедом. Хороший учитель понимает: неуспеваемость – это не ошибки воспитания. И если лет 10 назад было мало литературы и понимания, что такое дислексия, она практически никем не диагностировалась, то теперь учителя часто советуют родителям обратиться к логопеду, – говорит Анна Юрьевна. – Но это должен быть квалифицированный специалист. Работа с дислексиками не может быть похожей на занятия по русскому языку, в этом случае успехов ждать не стоит».

Главное – не упустить время, чем раньше ребёнок начнёт работать над проблемой, тем быстрее он её преодолеет. Если первоклассники охотно выполняют многочисленные задания логопеда, то подростки воспринимают их как дополнительный русский, мотивировать их достаточно сложно, поэтому и достижения намного хуже.

«Кроме занятий с логопедом, ребёнку требуется помощь нейропсихолога, ведь речь идёт о нарушениях функций мозга. Именно поэтому дети-дислексики чаще всего этакие увальни: их движения разбалансированы, они, как правило, не танцоры и не спортсмены, им в принципе сложно сконцентрироваться на какой‑либо работе», – говорит Анна Юрьевна.

Но зато это творческие люди, которым очень нужна поддержка.

«Родители рассказывают, как меняются дети после наших занятий, как повышается их самооценка, с каким удовольствием они идут на уроки того же русского языка, которых так боялись, – говорит Анна Беликова. – Дети не должны чувствовать, что у них есть какие‑то особенности, они хотят быть такими же, как все, и мы им в этом помогаем».

Елена Мирошниченко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×