Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
04 мая 2022,  11:03
 1826

Жить в заботах о других. Как белгородские волонтёры помогают беженцам с Украины

«Белгородской правде» об этом рассказал Евгений Бакало

Жить в заботах о других. Как белгородские волонтёры помогают беженцам с УкраиныФото: Алена Черепанова
  • Статья
  • Статья

Евгений – за рулём. Вместе с ним мы отправляемся к тем, кто больше всего сейчас нуждается в помощи волонтёров.

А мячик можно?

Пока добираемся до первого адреса: временного пункта размещения беженцев на территории АСК «Вираж», – он рассказывает одну из ситуаций.

«Женщине 82 года, дочь живёт в Турции, она оплатила все расходы, чтобы мама перебралась к ней из Харькова. Мы просчитали все этапы: трансфер до Белгорода, Москва, Шереметьево. Но вот незадача: вчера пенсионерка испугалась открыть дверь перевозчику. Договорились, что сегодня дочь уговорит её по видеосвязи», – говорит Евгений.

По его словам, они работают с неорганизованными беженцами – так называют тех, кто не проходит пункт временного размещения.

«Люди получили на границе эмиграционную карту, а далее – незнакомый город, русских денег нет, телефон не работает, они испуганы, измотаны мучительным переходом, – продолжает собеседник. – Волонтёры связываются с родственниками, помогают наладить связь через местных мобильных операторов, покупают билеты. Недавно отправляли целую семью – мама, папа, четверо детей, кошка и собака. Спустя время они позвонили и поблагодарили, рассказали, что сейчас в Мценске, занимаются оформлением документов. Дети пошли в школу».

 

Евгений Бакало Евгений Бакало / Фото: Алена Черепанова

 

Тем временем мы доезжаем до временного пункта. Нескольких минут хватает понять, что волонтёрам здесь рады. 

«Женя, можешь привезти детский крем с ромашкой, под подгузники нужно. А сами подгузники единичку? А футбольный мяч?» – просит встретившаяся сотрудница.

На что получает ответ:

«Запрошу в группе. Думаю, поможем».

И помогают. Находят. Привозят. Чем‑то люди делятся, что‑то покупают на свои кровные.

«Наши власти очень хорошо помогают беженцам, на складах всё есть. Но бывает, например, что люди приехали в зимней обуви, а им нужны самые простые тапочки, чтобы дойти до душа. Или нужно ушить одежду из гуманитарной помощи, да порой просто приметать пуговицу. Тогда отзывается наш волонтёр Сусанна – в своём ателье она собрала нитки, иголки, передает всё это на «Вираж». Сразу везём десяток пар резиновых тапочек», – говорит Евгений.

Вещей не брали

Едем к беженцам, которые остались жить в Белгороде. В дороге говорим о волонтёрстве. С чего всё началось?

«Сначала это были детские смены на православных слётах. С 2017-го от Союза писателей возил гуманитарку на Донбасс. Работали по детдомам и многодетным, с семьями, чьи отцы погибли. Когда в феврале началась спецоперация, понял, что пора активизироваться. Создал волонтёрскую группу в «Телеграме», в ней более 300 участников. Помощь идёт с разных городов страны. Выкладываем фотоотчёты, чеки. Недавно делали девочке-подростку сломанные в дороге очки. Окулист, оптика – всё это нужно организовать. Когда видим, что люди уже справляются, переключаемся на других», – рассказывает спутник.

Рядом с моим сиденьем – пакет с тушёнкой, прислали из Оренбурга. Евгений добавляет сахар, печенье, чистящие средства, зубную пасту, и мы направляемся к дому Константина, который встретил нас на улице. В Белгороде он живёт с 2014-го. Уехал из Донецка ещё с той мобилизации.

«Жильё не хочу светить. На прежней съёмной квартире, как начались события на Украине, хозяйка потребовала выехать, – объясняет Константин. – В марте этого года в Белгород смогли приехать родственники».

За те дни, пока они добирались, от переживаний Евгений похудел на 15 кг.

«Тогда гуманитарного коридора мы не нашли, люди сами в «Телеграме» сбивались в группы, а потом объединялись в автомобильные колонны. Вещей не брали, чтобы больше людей выехало, – продолжает он. – Самыми страшными участками маршрута были леса, которые никем не контролируются и обстреливаются. С ВСУ можно договориться, с нацбатом нет: не все машины доехали…»

Пятеро его родственников приехали без вещей, помогли волонтёры, они же привезли продукты. Мужчины обсуждают варианты трудоустройства, затем мы прощаемся и едем на следующий адрес, где живёт семья с четырьмя детьми из харьковского посёлка Циркуны.

 

Жить в заботах о других. Как белгородские волонтёры помогают беженцам с Украины - Изображение Фото: Алена Черепанова

Это наша самотерапия

Звонок – и за дверью радостный топот. Два малыша виснут на шее волонтёра, улыбается даже шестимесячная Есения, довольна четырнадцатилетняя Маргарита. Сфинкс Габа усаживается на моём плече, теперь можно и поговорить.

Хозяйке, пусть и съёмной квартиры, есть что рассказать.

«Кругом были танки, стрельба, в доме не было света и всего два градуса тепла. Муж впихнул меня в машину односельчанина и сказал: «Спасай детей». Трудно было оставить животных: беременные кролики, декоративные птицы – они мне тоже как дети. Я преподаю в детском клубе языки, математику через общение с животными. Нигде в Харьковской области такого не было», – рассказывает Вера-Ника Кароконстантин.

Двенадцать мучительных остановок на блокпостах, далее база МЧС. Дети ослабли и простужены. Больница. Вера-Ника показывает записки со словами поддержки, которые ей написала волонтёр Наталья. Их она находила в пакетах с одеждой, игрушками, сладостями, которые та принесла в больницу. В пункте временного проживания ей предложили отправиться в один из далёких городов, от чего она отказалась: ведь в часе езды от Белгорода, на Украине – муж, поэтому пока здесь снимают жильё. Но не хватает самых простых продуктов.

«И тут пришли волонтёры: Наталья, Максим, Анна, Александр, Евгений. Мне хочется им поплакаться – а они говорят по делу. Потом я поняла, что волонтёры уже насмотрелись немало слёз и нужно держать себя в руках, чтобы они могли максимально быстро помогать с первичными потребностями», – говорит Вера-Ника.

Потом приехал муж. С лёгким ранением, уставший, неухоженный, с поседевшей за короткое время бородой, но главное – жив, и теперь семья воссоединилась. Сейчас он дистанционно занимается дизайнерскими проектами, а Вера-Ника ведёт онлайн-занятия для своих учеников.

«Дети из моего села разъехались, но нужно закончить с ними учебный год. И им, и мне очень нужны эти уроки – это возвращение к обычной, нормальной жизни».

Евгению приходит сообщение, что из Украины удалось выехать ещё одной семье. Волонтёры несколько дней курировали её, переписываясь в соцсетях. Он срочно отправляется в сторону пункта Нехотеевка.

— Тяжело постоянно жить в заботах о других?

— Сейчас, к сожалению, немало тех, кто «пылесосит» в Интернете новости, не проверяя их. Тех, кто смотрит политические шоу и спорит в соцсетях. И тех, кто залез под подушку от страха и кричит «Всё пропало!». Волонтёры выбрали другой путь – сопричастности, понимания и действия. Наша работа – наша самотерапия. Многие так и говорят: дайте мне ещё задание, я не хочу оставаться в стороне. Мы хотим и готовы помогать, встречать и провожать беженцев поневоле. Это вселяет нам надежду и придаёт силы.

Елена Мирошниченко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×