Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
27 апреля 2022,  14:27
 1283

«Там душа осталась». Многодетная семья с Украины нашла надёжный тыл в Алексеевке

Белгородская область радушно принимает всех беженцев. Однако Марина, её муж Валерий и их дети всё равно мечтают вернуться домой

«Там душа осталась». Многодетная семья с Украины нашла надёжный тыл в АлексеевкеФото: pixabay.com
  • Статья
  • Статья

В Алексеевку Марина с семьёй приехала из Рубежного Луганской области. Сейчас они живут у её своего двоюродного брата Александра и его жены Инны в селе Подсереднем Алексеевского округа. На руках у женщины – годовалый Артём, рядом прильнули дочери: 15-летняя Саша и 8-летняя Милана.

Откуда вмятины на машине

Семья Марины и Валерия почти месяц живёт под Алексеевкой. Местные сначала отнеслись к приезжим настороженно, спрашивали, откуда, как приехали, почему вмятина на машине. Нет, не от пули – камушек отскочил от колеса, ещё в 2014-м, когда бежали к родственникам в Воронежскую область. А как в этот раз пуля или что‑то другое не попало – одному Богу известно: дорога под Старобельском простреливалась. Гнали, что есть мочи…

А потом сельчане пошли с подарками. Несли картошку, продукты, даже девочкам школьную форму – всё от души.

— Почему вы сразу не уехали? – спрашиваю Марину.

— Не могли мы сразу. Как дом бросить? Вы понимаете меня? Там жизнь вся моя, там душа осталась, – отвечает она.

А потом во дворе появились гаубицы, следом въехали танки, став около стены их девятки так, что казалось, ещё чуть, и она подвинется от их напора. На ствол одного из них они смотрели всё время, заходя в кухню. Он был прямо перед окном их первого этажа. Как‑то Валерий крутился около плиты, когда танки стали стрелять. Ударная волна была такой силы, что варившийся на плите борщ разлетелся по всей кухне, стёкла повылетали.

С украинскими военными Марина говорила один раз. Она вышла из квартиры, услышав автоматную очередь в подъезде. Солдаты стреляли по дверям квартир на этажах выше, из которых уехали люди. Они хотели там расположиться.

— А нам что делать? – спросила женщина.

— Уходить отсюда.

— Куда уходить?

— Куда хотите. Любую квартиру выбирайте в городе свободную. А лучше уезжайте.

Не ушли. Окна кое‑как закрыли плёнкой и заткнули одеялами. От следующих ударов прилетавших неподалёку снарядов это всё отваливалось. Старшая Саша ушла в подвал детского сада – в холоде, сырости дети спали в одежде под несколькими одеялами. Марина не могла туда пойти: заболела Милана.

9 марта погас свет, пропала вода. За ней Валерий ходил в моменты тишины к церковному колодцу. Еды пока хватало. Потом пропал газ. Вскоре на здание, в подвале которого сидели, стали сыпаться «грады», люди стали оттуда уходить. Говорили, что на другом конце города стоял автобус, который отвозил в сторону Днепра. Правда, нет, никто не знал, да и как добежать туда под прилетавшими снарядами?

Сложное решение об отъезде было принято в пару секунд – когда в город пришли бойцы ЛНР. они сказали, что надо уходить, отдали свои пайки, окружили спереди и сзади и повели прочь из расстрелянного города. Сначала в село Пшеничное, потом в Варваровку. Всё время пешком. 

А муж в это самое время в кромешной тьме, наощупь передвигаясь по квартире, выхватывал попадавшие под руку вещи из шкафов. Что смог унести и что влезло в машину – то и привёз.

«Лишь бы стены целы остались»

Уже в Подсереднем Марина и Валерий обратились за помощью обратились в соцзащиту. Дали одежду, выплаты по 10 тыс. рублей на каждого им тоже оформили.

Валерий устроился на работу водителем.

Спасибо главе Подсередненской сельской администрации Людмиле Забаре: она отнеслась к приезжим с участием.

Девчонок сразу в школу местную определили.

— Сейчас потеплеет, поедем огород сажать в Красное городище. Это в Волоконовском районе. Я всегда там летние каникулы в детстве проводила, у бабушки. Сейчас там дядя мой живёт, мамин брат. Летом в основном там и будем. А там, может, всё наладится, съездить бы домой, двери вставить, – говорит Марина.

 – Вы хотите вернуться? – удивляюсь я.

 – Хочу. Лишь бы стены целы остались. Каждый день смотрю фотографии Рубежного в соцсетях. Кадыровцы выставляют. Цел наш дом – я видела! Хотя, если там будет не ЛНР, мы туда не вернёмся, конечно. Я русская, у меня мама русская, – отвечает собеседница.

А там остались родные: брат Валерия, отец и бабушка. Только связи нет.

По материалам газеты «Заря»

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×