Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
19 октября 2020,  14:50

«Как‑то начинаю подыматься». Белгородец Евгений Степаненко ежедневно побеждает судьбу

«Белгородские известия» рассказывают о том, как живётся мужчине без ног в хуторе Дубовом Прохоровского района

«Как‑то начинаю подыматься». Белгородец Евгений Степаненко ежедневно побеждает судьбуЕвгений Степаненко за рулём своей «Волги»Фото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Евгений Степаненко знает в Прохоровском районе каждый закуток – довелось в своё время поколесить по здешним местам. Вот уже полтора года он живёт в Дубовом.

Жизнь его наполнена сельскими заботами: домашняя живность, огород. Степаненко 50 лет – для мужчины не возраст. Но обычные хлопоты даются ему сложнее, чем кому‑либо, потому что у Евгения Васильевича нет ног.

Свой парень

Родом он из Ростовской области, в Белгород приехал в конце 1980-х в гости, да так и остался. Учёбу в Суздальском сельхозтехникуме не закончил, но успел получить азы профессий – тракториста, водителя, сварщика. С таким набором всегда был при деле. Да и общительность по жизни помогала. Всегда лёгкий на подъём, кажется, Степаненко был своим парнем для всех, кого знал.

«У меня записная книжка вся исписана была – половина Белгорода в ней, я ж в такси работал, – объясняет он. – Потом прорабом в Валуйках, в «Сельхозхимии», ездил по всем деревням. Всегда с людьми, и тут в одночасье – хлоп и сел».

Хотя случилось всё не одним часом. Лет 20 назад упавшей на ноги тяжестью Евгению Васильевичу повредило сухожилия. Перестал ощущать ступнями боль, холод.

«Сосуды стягивало, не мог долго ходить, – вспоминает он. – Но потом расхожусь, и ничего. От чего только меня не лечили!»

В конце концов врачи решили, что правую ногу необходимо ампутировать.

 

Взял кредит и приехал

Даже лишившись ноги, он таксовал в Белгороде. А после развода с женой и вовсе жил в машине. В сельхозсезон подрабатывал в хозяйствах – на комбайне, тракторе. А потом опять садился на такси.

Года через три после первой ампутации Степаненко получил пожизненную 2-ю группу инвалидности. Ещё через пару лет ампутировали левую ногу – сначала до колена, перевели на 1-ю группу. А потом ему вновь пришлось лечь на операционный стол.

«На пруду рыбачил, упал с коляски, кость вылезла. Приезжаю в Прохоровку, мне говорят: ой, вам неправильно сделали в Белгороде. Ну вы же один институт оканчивали, говорю. Я откуда знаю, правильно или нет?! Я ж под наркозом лежу! В общем, ампутировали выше колена».

Ещё недавно здоровый крепкий мужик в 40 с небольшим остался без ног. Заключение медико-социальной экспертизы он поначалу толком и не прочитал.

«Я поскитался по городу, по квартирам, – пожимает он плечами. – Что делать? Спиваться или куда‑то клониться? Взял кредит и приехал сюда. В то время хотелось уединиться. Встречались такие, кто жалел: ой, как ты будешь? А это на психику действует. Искал тихое место и чтоб денег хватило на дом. Как‑то начинаю подыматься».

 

Евгений Степаненко живёт на хуторе Дубовый полтора года Евгений Степаненко живёт на хуторе Дубовый полтора года / Фото: Вадим Заблоцкий

И корову подоить, и дров наколоть

Мы останавливаемся в самом начале Вишнёвой – единственной улицы в Дубовом. Здесь нас встречает Наталья Козлова – с ней Степаненко познакомился, когда таксовал в Прохоровке. Год живут вместе.

Евгений Васильевич пересаживается в коляску, приглашает нас во двор. Сараи, объясняет, остались от прежней хозяйки. Кое‑где подлатал постройки, сейчас нужно бы их утеплить. С глиной помогла районная администрация. Теперь нужно думать, как раздобыть песок.

Сараи не пустуют – хозяева держат птицу, другую живность. Степаненко даже завёл голубей – это увлечение у него с детства. Год назад купили стельную корову. Теперь в хозяйстве корова и бычок. А на столе – сметана, молоко, масло и творог.

Овощи на столе – тоже со своего огорода: около 20 соток земли.

«Здесь до нас бабушка жила, она лет шесть огород не сажала, – говорит Наталья Валерьевна. – Целина была! Мы с Женей вышли траву рвать – он в один конец огорода, я в другой, на середине встретились».

Хозяйка этим летом ушла на пенсию. Пока она работала, Евгений Васильевич старался управляться сам. Брал бензопилу, садился на землю и выпиливал-выкашивал заросли на обочине у дома. Умеет всё: живность покормить, корову подоить, дров наколоть. Убрать-отнести не может, но здесь на подхвате Наталья Валерьевна.

 

«Как‑то начинаю подыматься». Белгородец Евгений Степаненко ежедневно побеждает судьбу - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

В Тверь и обратно

Труд – не единственное вложение в домашнее хозяйство. Животине нужен корм. Тонна зерна, говорит Степаненко, стоит 10 тысяч рублей. И одной тонной в зиму не обойтись. Тюк сена – 500 рублей, а их нужно минимум восемь. При этом почти вся пенсия Евгения Васильевича уходит на уплату двух кредитов, на руки остаётся 4 тысячи рублей – так будет ещё ближайшие четыре года. На житьё в основном пенсия Натальи Валерьевны.

«В этом году идут лишь затраты, – говорит она. – Но ничего, бычок подрастёт, продадим – поменяем окна».

Газа на хуторе нет, отопление электрическое – Степаненко получает льготы по оплате. Зимой – надежда на печку. Удобства во дворе – это уже мелочи.

Знакомый перекупщик нашёл для Степаненко подходящую по цене крепкую «Волгу». Евгений Васильевич приладил ручное управление. Автомобиль выручает здорово: и по полю за кукурузой, и на рыбалку. В прошлом году ездили на нём в Тверь, к отцу Натальи Валерьевны, и обратно – тысяча вёрст в одну сторону. Хотя бензина ГАЗ 3110 ест немало: чтоб съездить в Белгород, тысяча уходит только на бензин:

«Копейка появится – начинаешь выезжать, – говорит Евгений Васильевич. – Потом опять сидишь».

 

Наталья Козлова и Евгений Степаненко вместе живут год Наталья Козлова и Евгений Степаненко вместе живут год / Фото: Вадим Заблоцкий

«Жень, помоги»

Ездить и в Белгород, и в Прохоровку приходится. Например, нужно выяснить, полагаются ли ему протезы. Есть только на правую ногу – получил по квоте после первой ампутации.

Сейчас средства передвижения – две коляски, полученные через Фонд социального страхования. На ходу лишь одна, комнатная. На ней Степаненко вынужден передвигаться и по улице. Пока сухо – терпимо. А как задождит, начнётся грязь, колёс не намоешься. Да ведь и не рассчитана комнатная на такую нагрузку. Уличная же сломалась ещё несколько месяцев назад.

«В начале лета я обратился в Прохоровку в соцзащиту по поводу коляски, – объясняет Степаненко. – Мне сказали: новую выдать не можем, заберём вашу, отремонтируем. И вот до сих пор едут за ней».

Пустые обещания, признаётся Евгений Васильевич, раздражают больше всего. И обидно, что друзья подрастерялись:

«Я в Журавке в хозяйстве работал инженером. И все фермеры вокруг, чуть что, сразу ко мне: «Жень, помоги». То сеялку им, то веялку… А сейчас, когда мне помощь нужна, никто не придёт. Когда‑то человек с тобой в дёсны целовался, а теперь отвернулся. Я раз психанул, хотел уехать – туда, где никто меня не знает. А потом перекурил, плюнул, и с утра всё сначала, за работу».

По Звёздной в Дубовый

В составе Призначенского сельского поселения – 16 хуторов. Когда ехали к Степаненко, нам пришлось бы попетлять в поисках Дубового. Поэтому Евгений Васильевич встречал нас на трассе через хутор Басенков. Дальше мы ехали уже на его «Волге».

«Если бы вы ехали в Дубовый по навигатору, он привёл бы вас к указателю, – объясняет Евгений Васильевич. – Но та дорога на хутор грунтовая, к тому же она делает лишний крюк в пару километров».

 

Грунтовая дорога на Дубовый Грунтовая дорога на Дубовый / Фото: Вадим Заблоцкий

 

В Дубовый можно добраться быстрее и по асфальту – через хутор Бехтеевка, по улице Звёздной. Можно, но сложно, говорит хозяин.

«Сейчас сухо, все ямы видны, – рассказывает он, пока мы движемся по Звёздной. – А после дождя здесь едешь как по минному полю. Обочины не кошены, деревья почти смыкаются».

Между тем этой дорогой, говорит Евгений Васильевич, дети идут к школьному автобусу.

Улица длинная, одометр отсчитывает что‑то около километра. У развилки улица Звёздная на несколько десятков метров уходит вправо, а вот асфальт заканчивается. Дороги, можно сказать, здесь нет вообще. На сигнал автомобиля выходят местные жители:

«Нам бы хоть щебёнкой отсыпали дорогу, – в один голос просят они. – Сюда и скорая, и автолавка отказываются ехать, а такси на 50 рублей дороже берёт».

Дорога будет

Попрощавшись с Евгением Васильевичем и Натальей Валерьевной, мы отправляемся в Прохоровку, в районное управление соцзащиты – именно здесь располагается местное представительство регионального отделения ФСС РФ. Главный специалист Наталья Попова заверила нас, что в ближайшее время вопрос с коляской для Евгения Степаненко будет решён.

А что касается дороги в Бехтеевке, то заместитель главы администрации района по экономическому развитию, финансам и бюджетной политике Галина Ворона сообщила «Белгородским известиям», что ремонт дороги в хуторе запланирован уже на следующий год.

Нелли Калиева

 

Р. S. 18 октября Евгению Степаненко вручили новую коляску.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×