05.12.2016, Понедельник 17:43
8 февраля 2016 г. 13:46:50

Олимпийский чемпион рассказал «БелПрессе», почему связующий – самое проблемное амплуа в волейболе

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Вячеслав Зайцев: Жить без волейбола – это никуда не годится!
Фото Владимира Юрченко

Легендарный связующий советской сборной вернулся в тренерский штаб «Белогорья» летом 2015 года. Сегодня он передаёт свой опыт пасующим игрокам молодёжки и «Белогорья-2» и может предположить, кто достоин занять место в основном составе.

– Вячеслав Алексеевич, как состоялось ваше возвращение в «Белогорье»?

– Жизнь сложилась так, что я перебрался в Белгород насовсем. Да, я получаю пенсию и олимпийскую стипендию. У меня она достаточно приличная, и, в принципе, можно прожить. Но жить без волейбола – это никуда не годится! Поэтому я работаю. У нас давно сложились хорошие отношения с Геннадием Яковлевичем [Шипулиным] – это человек, который знает свою работу от и до. Он мне предложил: хочешь – будешь консультантом, хочешь – работай с молодёжью. Я ответил: «Решать вам», – потому что на сегодняшний день, я считаю, он один из лучших организаторов в России. И в начале лета он меня подключил к первой команде с просьбой помогать Богомолову и Брусенцеву со связками – Антипкиным и Лесиком. Я согласился с большой радостью. Потом основу стал тренировать Хамутцких, и Шипулин попросил меня контролировать работу пасующих во второй команде, и в первую очередь – в молодёжной, с которой занимается известный тренер Павел Иванов. Я опять же с радостью согласился, потому что там есть перспективные ребята, которых, будем надеяться, через несколько лет мы увидим уже в первой команде.

– Кто эти ребята?

– В первую очередь я говорю о пасующих. Одного зовут Егор (Егор Казбанов, связующий «Белогорья-2» – прим. авт.) – длинный, рыжий, очень перспективный пацан. Он на Хамутцких похож – такой же худой, больше двух метров. Надо брать во внимание, что он пасует только второй год. Но он злой! Он слушает, он впитывает. Когда ошибается – злится. Всё время надо его успокаивать, двигать в правильном направлении. Есть другие, 15–16-летние ребята. Они ещё ходить не умеют, их кормить надо! Но всё равно каждый божий день по две тренировки. Они работают. Один – 205 ростом, я его прозвал Бланже – был такой голландский пасующий. У того руки над сеткой торчали, ему практически прыгать не надо было. Но надо с ним работать, заниматься. Моя работа сводится к тому, чтобы поставить ребятам технику, тактику. Надо помогать им расти, чтобы они и психологически были готовы. Потому что на сегодняшний день проблема связок – вообще грандиозная проблема у всех.

Егор Казбанов на тренировке.
Егор Казбанов на тренировке.
Фото Владимира Юрченко

– А как вы оцениваете основных связующих «Белогорья»? Насколько, по-вашему, проблемны Антипкин и Лесик?

– Много зависит от связующего. На мой взгляд, процентов 90. Если главный тренер ставит какую-то задачу, связующий должен её выполнять. Когда я пришёл, действительно, со связками была не очень приятная обстановка, потому что они иногда воспринимали все инициативы в штыки. Я им пытался доказать, что надо пробовать что-то новое. Сейчас, думаю, Шипулин и Борода (Вадим Хамутцких – прим. авт.) всё-таки убедили Антипкина, и вы сами видите, что игра поменялась. Стали больше заигрывать первые темпы, особенно в контратаке.

К сожалению, многие клубы в России уповают сегодня только на силовое нападение: дайте мне повыше, и я забью. Но повыше – уже не проходит. Мы это наблюдали и на Кубке мира, и на чемпионате Европы. Даже такие команды, как Словения, меняют игру. И я уже не говорю про итальянцев или французов, которые играют совершенно другой волейбол, очень быстрый. Нужны взаимодействие и контакт всех игроков, но в первую очередь – контакт главного тренера со связкой. Чтоб связующий понимал, что главному не просто так что-то приснилось, что он хочет делать именно так. И тут, конечно, играет роль харизма Шипулина. У него каждый день в голове появляется новая идея. И меня очень радует, что Борода ощущает очень сильную поддержку с его стороны. У него есть авторитет. И тот же Антипкин, с которым он год до этого проработал в Сургуте, стал его воспринимать.

Может быть, меня Антипкин с Лесиком не воспринимали. Может, думали, что я говорю что-то не так. Но в принципе мы говорили всё одинаково. Просто Антипкин и Лесик – люди уже опытные, возрастные, в их игре очень трудно что-то поменять. У них уже въелась своя техника и тактика, своё мышление, которое очень трудно перебороть. В какой-то момент они могут поменять игру, а в основные моменты возвращаются к старому. То есть они читаемы – будем так говорить. С молодыми в этом плане гораздо проще: мозги ещё не замусорены. Работаем над головой, чтобы они учились думать.

– Получается, в «Белогорье» сложилась уникальная ситуация, когда в штате сразу два тренера – специалисты по связкам. В других клубах российской суперлиги такого ведь нет?

– Конечно, нет! Кто? Студенты, которых учат физкультуре? Чему их там учат? Вот мы проходим тренерские курсы: я им рассказываю-показываю, а они глаза округляют: «Мы первый раз об этом слышим». А что, вас этому не учили? «Нет, – говорят, – нам просто мячик бросают – и иди пасуй». Ну что это за дела? Люди, которые тренируют, не знают нюансов работы с пасующими игроками. Вот кто у нас из пасующих тренером стал? В основном нападающие становились тренерами. Это сейчас Борода пошёл по этой, так сказать, извилистой дорожке. А работа эта, я вам скажу, не сахар. Это и нервная нагрузка, и ответственность. Как говорится, выигрывает команда, а проигрывает тренер.

Я почему говорю об этом? Много лет муссировалась эта тема: волейбольная федерация хотела организовать курсы для молодых пасущих игроков. Они всё хотели, хотели, да так ничего и не сделали. Единственный раз, два года назад, тогдашний главный тренер всех сборных молодёжных мужских команд страны Сергей Шляпников позвал меня в Анапу и пригласил 12 пасующих. Мы там две недели работали. Я был в шоке с того, что увидел. Надо было начинать всё с нуля: учить их ходить, ставить руки, перемещаться, пасовать… Сейчас Геннадий Яковлевич придёт в норму – попытаемся организовать такие курсы в Белгороде.

– Вы долгое время работали в Италии. Там всё по-другому организовано?

– В Италии работала и до сих пор работает система: там есть люди, которые персонально занимаются игроками. Персонально. Регулярно проводят просмотры, семинары, ездят группы тренеров, которые представляют федерацию и собирают игроков из разных регионов, набирают перспективных молодых. Охотятся за иностранцами. Европа единая, у них лимита нет. Откуда взялся Травица? Сербия. Откуда Зайцев? Россия. Ковар – Чехия. А этот Джианелли (связующий итальянской сборной – прим. авт.), который появился вдруг откуда ни возьмись: раз – и нарисовался 19-летний пацан, который и на Кубке мира, и на чемпионате Европы практически разорвал всех. Потому что в Италии людей выращивают. Они дают им возможность играть. У нас, к сожалению, этой возможности нет. У нас молодым считается кто? Дебютант команды – 30 лет. Это неправильно. Я считаю, надо рисковать. Пусть основной пасующий пусть будет опытный, возрастной, но второй должен быть обязательно молодым.

Фото Владимира Юрченко

– По-вашему, команде пошла на пользу смена итальянца Травицы нашими пасующими?

– Могу сказать одну вещь: итальянский менталитет отличается от русского. Его как научили, он так и играет. Я сам работал в Италии, вывел четыре команды из серии А2 в А1, в суперлигу. Этого можно было добиться только за счёт комбинационной игры, за счёт взаимодействия главного тренера с пасующим. А Травица… Да, у него была хорошая стабильная передача. Но она тоже была читаема. В первый год, когда он только приехал и начал свою игру показывать, всё получалось. Но постепенно к нему привыкли…

Помню, на свадьбе моего сына Драган ко мне подошёл и спросил: «Есть предложение из Белгорода. Соглашаться?» Я говорю: даже не думай, собирай сумку и уезжай! Там хороший коллектив, руководитель, обстановка. «Я боюсь, – говорит, – там другой город и морозы». Да ты ж серб, а не итальянец – нормально, привыкнешь! И я в своё время Шипулину сказал, что это лучшее приобретение пасующего игрока. Но потом – не знаю, по какой причине, – с ним пришлось расстаться. Предполагаю, что Геннадий Яковлевич хочет сделать команду всё-таки без иностранцев. На следующий год, возможно, в команде вообще не будет легионеров. Ну зачем они нужны? Платить бешеные деньги?

– То есть Грозер в команду не вернётся?

– Не знаю. Вот Жигалов где? Жигалов в аренде и очень прилично сейчас играет. Данилов здесь. Баранов, хотя уже возрастной. Зачем платить большие деньги, когда есть молодые пацаны, которым нужен только опыт? Я понимаю, что нужен результат. Живём в такое время, где есть результат – есть всё. Не знаю, вернётся ли Грозер. Если экономическая ситуация изменится в лучшую сторону, значит, вернётся. Да, он хороший парень, и спасибо ему, что помог нам выйти на Олимпийские игры, так как он сыграл против России на отборочном турнире в полуфинале. Если он за Россию – пусть тогда российский паспорт получает!

– А ваш сын Иван (лидер итальянской сборной и московского «Динамо» – прим.авт.) не собирается получать российский паспорт? Вам бы хотелось видеть его в «Белогорье»?

– Это не от меня зависит. Все дела ведёт его агент. В России его хотели пять клубов, в том числе и «Белогорье». Всё зависело от суммы контракта. Я – честное слово – не знаю, какой контракт у него сейчас. Но вижу, что он доволен. У него родился сын, семья живёт с ним в Москве, всё нормально. Но ему надо ещё играть и выигрывать. Потому что батька-то выиграл золото, а он-то пока нет – только серебро (смеётся). Я все свои золотые медали ему подарил. Говорит: «Понял, буду стремиться!»

Иван и Вячеслав Зайцевы.
Иван и Вячеслав Зайцевы.
Фото Юрия Бограда

Справка. Вячеслав Зайцев – олимпийский чемпион (1980), серебряный призёр Олимпийских игр (1976, 1988), двукратный чемпион мира, двукратный победитель Кубка мира, семикратный чемпион Европы. Много лет был капитаном питерского «Автомобилиста» и сборной СССР. В 1992 году начал карьеру тренера. Работал в Швейцарии, Италии, тренировал мужскую и женскую молодёжные сборные России, женскую команду московского «Динамо», «Белогорье» и «Металлоинвест», калининградский «Динамо-Кристалл», воронежский «Кристалл». В 2013 году принят в волейбольный зал славы как один из лучших волейболистов ХХ века.


для комментариев используется HyperComments