• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
14 мая 2016 г. 14:16:24

Почему в Белгородской области запретили охоту на волков

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Серый. Дерзкий. Жестокий

Уже несколько лет в Белгородской области запрещена охота на волка, но в Красной книге этот хищник почему-то не значится. До запрета волчья охота у нас была популярной, видимо, потому, что человеку приходится иметь дело с настоящим хищником, сильным и осторожным, которого очень трудно добыть. Охотники и охотоведы называют волка «профессором».

Круговорот волков в природе

Волки создают пару на всю жизнь, они очень внимательны друг к другу и к потомству. Тем не менее родители никогда не защищают своих детёнышей. По человеческому разумению, волк знает, что если он погибнет, то род прекратится, а вот детей можно и других нарожать. Позднее, правда, матёрые могут отомстить, такие случаи бывали. Если же погибает один из родителей, то второй обязательно вырастит малышей. Когда погибают оба родителя, волчат выращивают старшие братья и сёстры. В стае железная дисциплина, чётко соблюдается иерархия. Главных двое – матёрая и матёрый. Часто вожаком бывает самка.

Большим знатоком волчьих повадок в Белгородской области считают Сергея Москвитина. Несколько лет Сергей Александрович работал в охот-управлении и хорошо изучил жизнь хищника, даже освоил волчий язык – вой.

«Как образуется стая? Обычно волчица ищет себе спутника жизни. Если поблизости нет достойных, то она уйдёт за многие десятки километров и приведёт самца в ту местность, которую она выбрала. Они приглянулись друг другу, ушли от своих стай, наметили собственную территорию размером примерно в 20-25 квадратных километров. Вскоре после волчьей свадьбы, так называют в народе период гона у волков, волчица строит логово, причём несколько в разных местах. В одном из них она и приносит потомство. На этой территории волки кормятся, ставят отпугивающие врагов пахучие метки, ревностно охраняют её, здесь выращивают детей. В первый год малышей называют прибылыми. Когда молодняк подрастает, часть остаётся с родителями, часть организовывает собственные пары и уходит, а часть погибает. В основном волки обзаводятся семьёй на третий год жизни. Волков второго года жизни, оставшихся с родителями, называют переярками. Когда новая пара принесёт потомство, они становятся матёрыми», – рассказал наш собеседник.

Иногда волчица перестраивает себе под логово старые барсучьи норы, может сделать логово в терновнике. Главное условие – наличие поблизости воды. Второе условие, говорит Сергей Москвитин, – наличие доминирующей высоты: чтобы у зверя была возможность выходить на высотку, видеть округу, наблюдать за обстановкой, только потом отправляться охотиться, после охоты также оценивать обстановку (нет ли «хвоста») и идти к логову.

Найти логово очень трудно. Около своего жилья волки не озорничают, в округе они никогда не тронут ни зайца, ни косулёнка, не говоря уже о домашнем скоте.

«В Вейделевском районе в 300 метрах от деревни есть небольшой овражек, там жил выводок волков, и никто об этом не знал. Пока волчата маленькие, волки уходят на охоту за 5-10 километров от логова, там охотятся и приносят добычу. Но как только прибылые подросли, матёрые начинают их водить, и в этот момент волки могут нанести большой вред. Если они попадут в отару овец, то обязательно наделают беды, режут всех подряд. Люди считают, что таким образом волки учат детёнышей охотиться», – продолжает Сергей Москвитин.

Волчата появляются на свет примерно в конце апреля, когда уже есть чем кормиться: косулята, байбачата, зайчата и прочие «деликатесы». В логове волчица живёт с детьми в первые дни их жизни. Как только прибылые подросли, родители перестают их нянчить.

Осенью семья собирается и всю зиму ходит стаей. Они кочуют, на одном месте живут два-три дня и идут дальше. Круг – полторы-две недели, потом возвращаются. В это время стая охотится только для пропитания, лишнего не убивает. На отдых взрослые волки ложатся обычно в труднодоступных местах, где их сложно обнаружить, но так, чтобы у самих был хороший обзор.

Наступает время гона, обычно это случается в середине – конце января, начинаются волчьи свадьбы. Матёрые всю родню отгоняют, уединяются, чтобы произвести потомство. Получается большая семья, например, девять прибылых, два матёрых и три-четыре переярка. Только охотники уничтожат большую часть хищников, как они снова народятся. Так «круговорот волков в природе» и идёт из года в год.

На языке стаи

Вой – способ общения волков. Воем они зовут стаю собраться вместе и идти на охоту, преследовать кого-то или сообщают: «Я добыл», – и так далее. В августе матёрые уже начинают водить волчат, обучать. Это хорошее время «поговорить» с серыми. Люди учатся волчьему языку не ради праздной забавы, такое умение облегчает охотнику поиск хищников.

«Я начинаю выть, они отзываются, обычно сначала подают голос волчата. Лают вразнобой, заливаются, а потом где-нибудь дальше завоет волчица, в другом месте – волк. Например, подаю сигнал: идём на охоту. Волки отозвались, собираются в стаю, совсем маленькие остаются в логове, остальные идут за мной. Или я завою, а они понимают: не наш – и тогда отвечают: друг, что ты здесь делаешь? Бывало, я водил их по три часа, они меня даже видели», – говорит Сергей Москвитин.

Считается, что волк очень осторожный и если он распознал, что выл человек, то сразу убегает. Об этом пишут специалисты, тем поразительнее, что однажды волки бродили вокруг нашего охотоведа на расстоянии 100-150 метров и не ушли.

История произошла вот какая. Был в стае громадный самец, голос грубый, только он один понимал, когда воет не волк. Сергей Александрович с ним всегда соперничал.

Волчата уже выросли, начали резать косуль, нужно было хищников истребить. В конце августа Москвитин поставил на номера стрелков и попытался воем привлечь волков, они отозвались, но не идут. Решил подождать, один охотник говорит: «Наверное, не придут, стемнело».

«Ночи в августе бывают холодные, луна яркая. Думаю, дай-ка ещё раз попробую, завыл, смотрю, а они уже стоят вокруг меня и как завыли! Я-то знаю, что они меня не тронут, но у человека в такие моменты просыпается животный страх, волосы на голове дыбом встают, – вспомнил пережитое Сергей Александрович. – Они воют как в трансе, а матёрый понял: что-то не то. Ушёл и воет издалека, зовёт стаю. Стая ушла. Я продолжаю выть, мол, я добыл, идите сюда, у меня еда. Волчата, чувствуется, аж подпрыгивают, есть хотят, мать на них рыкает, успокаивает, нет – они отворачиваются от отца, идут ко мне. Матёрый уходит всё дальше, воет, а стая – ко мне, но совсем близко не подходит, чувствует людей. И так длилось больше трёх часов…»

Через несколько дней того матёрого всё-таки застрелили, стая его очень долго искала, и когда охотовед завыл голосом самца, как они обрадовались! Как они выли! А это оказался человек...

Не съем, так понадкусываю

Волки охотятся стаей. Люди удивляются их организованности, смекалке, ловкости и силе.

Лет десять назад в 20-х числах марта в наших лесах ещё было много снега. Его покрывал наст. Волку передвигаться по наледи легко, он растопыривает пальцы лап, и давление на наст становится меньше. А оленям и косулям в тот год пришлось туго: под копытами снежная корка ломалась, животные увязали в полуметровых сугробах, ранили ноги. А если, например, косуля животом касается снега, то она идти не может, переохлаждается и гибнет. Чтобы спасти копытных, егеря с помощью техники делали в лесу дороги, разбрасывали сено. Косули и олени свободно ходили к подкормочным площадкам, и всё было бы хорошо, если б не серые хищники.

«Рано утром я ехал по заказнику в Корочанском районе. Издалека заметил спешащих куда-то ворон, направился за ними. На дороге вижу жуткую картину: лежит самка оленя, брюхо разорвано, а рядом – неродившийся оленёнок. Дальше проезжаю – вторая олениха лежит. Это орудовала стая из пяти волков, – рассказывает Сергей Москвитин. – Они, пользуясь беззащитностью копытных, спешили заготовить себе пропитание. Понимали, что скоро весеннее солнышко растопит наст, и олени и косули станут трудной добычей».

Опытный охотовед по следам воспроизвёл картину случившегося. Волки учуяли хлебное место, трое заняли позиции в засаде на дороге, двое загоняли жертву. Оленихи бежали по дороге, волки на них прыгали и резали. У волка, говорит Сергей Александрович, нижние и верхние клыки работают как секатор. Если жертва попала на зуб, то волк обязательно вырвет кусок плоти.

Пропал смысл жизни

Впрочем, плохо бывает и волкам, так плохо, что жить не хочется. Старый егерь Фёдор Погорельцев как-то сказал Сергею Москвитину: имей в виду, что земля три года помнит, где убили волка. Он не поверил: да брось, дед, сказки мне рассказывать...

И вот случилось так, что в одном лесу побили волков. Три года прошло, хищников действительно не было, и вдруг егерь говорит: ждите, скоро придут.

«Зимой действительно появляется пара волков, он взрослый, а она молодая, красивая такая. Как правило, волка приводит волчица. Она определяет место, где будет их территория обитания. Вот волчица привела самца, а мы их выследили. Косульку одну зарежут, съедят и уходят. Через полторы недели, – вспоминает Сергей Александрович, – снова появляются, опять косульку зарежут, причём, съедают дочиста. А больше не трогают, потому что понимают – они будут здесь жить, нельзя нарушать природное равновесие».

Охотники пару выследили, обложили флажками, поставили номера и пугнули, а снег глубокий лежал. По следам было видно, что первой шла волчица, но, подходя к флажкам, наверное, учуяла человека, пропустила вперёд волка. Волк и напоролся на стрелка, тот стреляет по волку, а волчица кинулась убегать и попала под этот выстрел. Волк ушёл. Дело к вечеру. Егеря говорят: он же будет сейчас её искать, надо подвыть, давайте засаду сделаем. А сил уже никаких нет. Раненую волчицу дострелили и ушли.

Волк, правда, всю ночь выл, искал волчицу. Вместо того чтобы дальше уйти от опасного места, он жил здесь полтора месяца. За неделю зарезал 15 косуль и бросил. Даже не ел их.

«Когда мы разрушили семью, он потерял смысл жизни, потерял связь с территорией, – рассуждает Сергей Александрович. – Он потерял подругу, полтора месяца резал этих косуль и искал её. Потом как-то прошла пороша, и егерь видит след. Делает засаду типа загона, без флажков, и матёрого добыли. Волк был громадным».

Опасен ли волк для человека? Может броситься на человека раненый или больной зверь. В Валуйском районе как-то волк напал на доярку, но тот был бешеный, она его вилами заколола.

Сам себе лаборатория

Питаются волки обычно свежим мясом, в трудные времена не брезгуют и падалью. А вообще, они всеядные – едят арбузы, яблоки, подсолнухи и другие вегетарианские «блюда». Не притронутся лишь к тому, что опасно для здоровья. Чтобы понять, вреден продукт или нет, человек обращается в лабораторию, а волка природа наделила даром распознавать опасность, исходящую от пищи. Даже маленькие волчата уже понимают, что можно есть, а что нельзя.

Несколько лет назад, когда в нашем регионе ещё не было мощной лаборатории, как, например, сегодняшняя Белгородская межобластная ветеринарная лаборатория, мы морщились, но ели американские куриные окорочка. Детёныши же волка, проголодав две недели, к ножкам Буша даже не притронулись.

Дело было так. Люди с ружьями на рассвете обложили волчий квартал флажками. Думали, в загон попала вся семья, но оказалось, что матёрых там не было, а с волчатами находилась только старшая сестра – переярок. Решили их уничтожить, но в крапиве выводок найти было трудно.

Поставили стрелков на номера, опытный егерь-волчатник стал на самый верный лаз. Охотник всю ночь не спал, солнышко поднялось, пригрело, и он сел на пенёк, положил ружьё на колени и задремал.

«Вдруг слышу выстрел. Всё, думаю, добыли, иду на звук. Подхожу – сидит этот егерь расстроенный. Я, говорит, чувствую сквозь дрёму, что на меня кто-то смотрит, поднимаю глаза, а на тропе в 10 метрах стоит молодая волчица. Я знаю, что у меня есть ружьё, но ничего не могу сделать, а просто любуюсь ею, как заворожённый. Потом очнулся, хватаю ружьё, бах – а она уже ушла в сторону. Охоту пришлось прекратить, – продолжил рассказ Сергей Москвитин. – Мы надеялись, что матёрые волчат уведут, потому что флажки были разложены прямо по крапиве и практически не видны. Но прибылые просидели две недели».

Вдоль флажков появилась тропа – матёрые ходили вокруг, но преодолеть препятствие не решились. Волчата голодали. Жалко их стало Сергею Александровичу, он раздобыл говяжьих костей, просроченной колбасы и американских окорочков и поехал кормить волчат. Положил в загоне еду кучками. Прошло дня три, пошёл посмотреть, поели или нет. Костей уже не оказалось. Остались колбаса и ножки Буша. Ещё через несколько дней – колбаса исчезла, всё-таки съели. Ножки же как лежали, так и лежат, волчата и через две недели даже не подошли к этой еде.

Куда делся зверь

Волк и человек – прямые пищевые соперники, тем не менее живут рядом тысячелетия. В России волков очень много, в некоторых регионах приходится с ними постоянно бороться. А в Белгородской области этот хищник почти перевёлся. Причина? Территория у нас маленькая, а экономика интенсивная, дорожная сеть хорошо развита. Возможности охотника очень расширились: снегоходы, мощное оружие с нарезным стволом, хорошей оптикой, можно стрелять очень далеко – вот и отступил хищник.

Если в Белгородской области в 1995-1996 годах добывали по 120-130 волков в год, то сейчас их всего около двух десятков, и все они обитают в восточной части региона.

Восстановить популяцию волк способен очень быстро, поэтому сильно размножаться у нас ему не дают. Если волки появляются в охотничьем хозяйстве – это беда. Один волк в год 50 косуль точно съест. А если там появляется выводок из 10 волчат, то они всех косуль в хозяйстве порежут.

В сознании людей волк – опасный, вредный зверь, но в то же время без него природа станет беднее, пищевая цепочка нарушится, пострадают другие виды животных.

В благополучной Швеции волк исчез совсем. Радости у шведов этот факт не вызвал, они хотят завезти серого хищника из России…


для комментариев используется HyperComments