• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
28 августа 2015 г. 12:51:16

В Белгородской области ищут инвесторов для реставрации памятников истории и культуры

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Рубль наследие сбережёт
Усадьба княгини Ластовской, ул. Везельская, 144. Фото Марии Литвиновой

Благое дело идёт бонусом к низкой арендной плате за исторические здания и освобождению от налогов на недвижимость.

Вправе, но не обязаны

Потрескавшиеся, «пьяные» от времени кирпичные стены с местами отвалившейся штукатуркой. Шифер на крышах серо-зелёный от покрывших его лишайников. Ржавые, покривившиеся водостоки. Сквозь заросли кустарника просвечивают фасады с обшарпанными колоннами и забитыми жестью окнами. Прямо скажем, картина неприглядная. И всё это в десяти минутах ходьбы от центра Белгорода.

Два заброшенных здания на улице Пушкина как осколки прошлого в теле многоэтажной застройки микрорайона. Не снесли их по одной простой причине: это памятники архитектуры – объекты культурного наследия регионального значения.

Более века тому назад здесь жил и работал мировой судья Курчанинов. Краеведы причисляют дом и канцелярию к редким типологическим образцам зданий общественной и гражданской архитектуры конца XIX века. Как же так вышло, что они не реставрируются и с каждым годом всё больше приходят в упадок?  

Федеральный закон утверждает, что область вправе содержать и ремонтировать подобные здания за счёт средств своего бюджета. Соответствующий региональный закон в числе источников финансирования мероприятий по сохранению объектов культурного наследия называет как целевые средства областного бюджета, так и добровольные отчисления и пожертвования юридических лиц и граждан. В том же законе прописано, что и органы местного самоуправления «вправе за счёт средств своих бюджетов принимать участие в финансировании мероприятий по сохранению и популяризации объектов культурного наследия». Вправе, но не обязаны. Удобная формулировка. Хотя, конечно, и областной бюджет, и бюджеты муниципальных образований не резиновые. А область между тем владеет 143 зданиями, являющимися памятниками архитектуры и истории, большинство из которых – 109 – являются муниципальной собственностью. При этом около 20 объектов культурного наследия (в том числе упомянутые выше дом и канцелярия мирового судьи Курчанинова) не используются и нуждаются в реставрации.

Казалось бы, ситуация тупиковая. Однако прошлой осенью федеральные законодатели дополнили текст Закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25 июня 2002 года статьёй о льготах по арендной плате для физических и юридических лиц, берущих объекты культурного наследия, находящиеся в неудовлетворительном состоянии, в аренду.

Канцелярия мирового судьи Курчанинова.
Канцелярия мирового судьи Курчанинова.
Фото Марии Литвиновой

Сыр не бесплатный, но…

В Белгородской области в августе 2014 года постановлением правительства утвердили положение об особенностях предоставления в аренду памятников истории и культуры, находящихся в неудовлетворительном состоянии. В нём прописали срок аренды подобных зданий – от 5 до 49 лет, конкурсно-аукционный порядок заключения арендных договоров и льготный размер арендной платы: 1 рубль за 1 м² объекта культурного наследия в год.

В самом договоре должны содержаться сведения о рыночной величине арендной платы. В довесок к этому документу арендатору придётся подписать охранное обязательство, разработанное региональным управлением культуры. В нём, в частности, запрещается проводить работы, изменяющие внешний и внутренний облик объекта культурного наследия (если они являются предметом охраны). А вот содержание памятника истории и культуры в надлежащем техническом, санитарном  и противопожарном состоянии, напротив, вменяется арендатору в обязанность.

Без большого оптимизма

На сайте областного департамента имущественных и земельных отношений вывешен список льготных объектов культурного наследия с инвестиционными паспортами. В них, кроме характеристики недвижимого имущества и земельного участка, приведены сведения об инфраструктуре, прописаны условия передачи зданий в аренду и основные параметры обязательств по восстановлению объектов. Однако и в облимуществе, и в облкульте с сожалением признали, что пока предложение спроса не вызвало. В провинции потребность в квадратных метрах под бизнес не так остра, как в столице.

Для примера, в Москве и Подмосковье эксперимент по сдаче в аренду памятников архитектуры на льготных условиях запустили ещё в 2012 году. Спустя два года местные информагентства озвучили, что объём капитализации реставрационных работ составил более 15 млрд рублей, половина из которых – средства частных инвесторов.

В других регионах пошли по тому же пути. Например, власти Вологодской области тоже ввели льготную плату за аренду объектов культурного наследия. Там установили понижающий коэффициент для арендаторов в зависимости от завершения ремонтно-восстановительных работ. Однако, судя по отсутствию информации об успешности проекта в Интернете, нигде дело дальше бумаги не пошло.

«Большого оптимизма по поводу этой схемы у нас нет. Инвесторы, возможно, найдутся, но не в таком массовом порядке, как в столице», – отметил референт начальника департамента имущественных и земельных отношений Белгородской области Виталий Охрименко.

По словам Виталия Федотовича, и управление культуры, и департамент имущественных и земельных отношений заинтересованы в том, чтобы объекты культурного наследия брали в аренду и реставрировали. Ведь эти здания, по сути, являются народным достоянием и лицом населённых пунктов области.

«Но мы понимаем, что это будет нелёгкой заботой для инвесторов. Поэтому обещаем им всемерную помощь и поддержку: готовы консультировать, подсказывать, буквально за руку с ними ходить по всем инстанциям», – утверждает Охрименко.

Реставрация или имитация?

Реставрация объекта культурного наследия – дело нелёгкое, небыстрое и, по словам моих собеседников из регионимущества и облкульта, весьма затратное. Стоимость реставрации, по словам Виталия Охрименко, напрямую зависит от конструктивных особенностей здания, от вида и степени сохранности строительных материалов, из которых оно построено. Взять тот же дом Курчанинова. Внутри он деревянный, но обложен кирпичом. Одно это существенно усложнит и удорожит работу. Проще говоря, ремонт более-менее современного объекта обойдётся раза в 3–4 дешевле, чем реставрация старого здания. Особенно если речь идёт о восстановлении таких сложных элементов декора, как, например, лепнина.

Вместе с тем в регионе накоплен достаточный опыт реконструкции памятников истории и культуры. Например, в областном центре удалось привести в надлежащий вид здание на ул. Преображенской, 38 (дом Селиванова), которое является памятником архитектуры федерального значения. С 1999 года в нём располагается Литературный музей. Стены почистили до кладки, вновь прорезали заложенные когда-то окна, сделали кровлю железной (такой она была изначально). Однако полностью избежать потерь декоративных элементов и орнаментов не удалось.

Дому купца Селиванова повезло: его удачно отреставрировали.
Дому купца Селиванова повезло: его удачно отреставрировали.
Фото Вадима Заблоцкого

В Губкине три года назад отреставрировали двухэтажное здание земской школы, являющееся памятником архитектуры. В своё время в нём размещалась горнорудная экспедиция во главе с Иваном Губкиным. Поэтому в здании сделали музей КМА.

По словам начальника производственной группы по охране и использованию памятников истории и культуры при региональном управлении культуры Андрея Кулабухова, первоначально существовал проект, по которому наружные стены здания предполагалось оштукатурить, что осовременило бы его и одновременно упростило работы по реконструкции. Но потом удалось найти архитектора, который сохранил старую кирпичную кладку, поработав буквально с каждым её кирпичиком.

Однако у белгородского архитектора и краеведа Павла Альбощего свой взгляд на сохранение объектов культурного наследия:

«У нас (в Белгородской области) памятники архитектуры профессионально не реставрируются. Для этого нужно привлекать специалистов-реставраторов с лицензией на подобную деятельность, а также местных краеведов и архитекторов. Вместо этого делают только реконструкцию исторических зданий – некий евроремонт, при котором утрачиваются важные декоративные элементы, такие как, например, лепнина, меняются фасады, внутренняя планировка».

По словам Павла Сергеевича, качественная реставрация здания, безусловно, стоит недёшево, но при этом не настолько дорого, как утверждают чиновники:

«Дороговизна – удобное оправдание. На самом деле никто даже не пытался хоть по одному зданию просчитать примерную стоимость реставрации. Проще и дешевле сделать имитацию, при которой от объекта культурного наследия по сути ничего не остаётся».

Новоивановскую деревянную мельницу можно взять в аренду.
Новоивановскую деревянную мельницу можно взять в аренду.
Фото Оксаны Придворевой

Где тонко

Безусловно, в идеале объекты культурного наследия должны именно реставрироваться. Однако, если выбирать между полным разрушением памятников архитектуры и максимально профессиональной их реконструкцией, наверное, предпочтительней будет последняя. Но вдруг арендатор окажется недобросовестным? Если он арендует здание и будет им пользоваться, оттягивая его реконструкцию, или же проведёт её только для галочки, с нарушениями? Оказывается, эти риски тоже учтены.

В договоре аренды прописываются сроки ремонтных работ, а управление культуры, в свою очередь, расписывает их по этапам в зависимости от срочности. В первую очередь все объекты культурного наследия нужно защитить от дальнейшего разрушения, т. е., например, починить протекающую крышу. Если арендатор без объективных причин будет срывать сроки, аренду ему насчитают по рыночной стоимости – до устранения нарушений. А за нарушение охранного обязательства, соблюдение условий которого будет контролировать управление культуры, предусмотрен штраф, и немалый. То есть безнаказанно сделать перепланировку или кардинально изменить внешний вид памятника архитектуры не получится.

Есть и ещё один тонкий момент. Он касается гарантированного Конституцией РФ доступа к культурным ценностям. В соответствующем законе говорится о том, что доступ не должен приводить к невозможности современного использования здания. Однако на практике это может стать проблемой: вряд ли арендатору понравится, если на «его» территорию будут наведываться стихийные экскурсанты и мешать рабочему процессу. Так что региональному управлению культуры ещё придётся придумать, как не допустить конфликтных ситуаций по этой линии.

Благородная традиция

В белгородском списке объектов культурного наследия, которые местные власти готовы отдать в аренду на льготных условиях, значатся здания и сооружения, построенные много лет и даже столетия назад. Это и Новоивановская деревянная мельница с амбарами (Волоконовский район), и усадьба М. С. Балабанова с домом и парком (Корочанский район), несколько зданий земских и церковно-приходских школ, а также жилые дома, построенные в XIX – начале XX века. Все они являются своеобразными островками прошлого, ещё не поглощёнными временем.

Вкладывая средства в их восстановление, любой бизнесмен приобретает нечто большее, чем просто место для развития своего дела. Он, по сути, становится хранителем кусочка истории, и только одно это обеспечит ему благодарность потомков. Во многом именно благодаря тому, что на Руси всегда были в чести благотворительность и меценатство, до нас дошли имена коммерсантов прошлых лет. Тогда люди понимали, что благие дела помогают упрочить их место в бизнесе и подкрепляют деловую репутацию.

Нынешним бизнесменам сейчас тоже предоставляется такой шанс. И если они им воспользуются, разрушающиеся объекты культурного наследия в Белгородской области из зданий-бомжей превратятся в благообразных старичков, достойно доживающих отпущенный им век.


для комментариев используется HyperComments