• 58,53 ↑
  • 69,33 ↑
  • 2,17 ↓
23 марта 2017 г. 13:17:32

«ОнОнас» пообщался с особенными студентами белгородского медколледжа

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Помни меня. Почему незрячие массажисты считаются лучшими мастерами
Студенты ориентируются в аудитории спокойно и уверенно. Фото Вадима Заблоцкого

Каждый год медколледж БелГУ набирает 10–12 человек на обучение медицинскому массажу. Это бюджетная специальность, созданная специально для студентов с ограниченными возможностями по зрению. Мы понаблюдали за их работой и узнали, как складывается жизнь выпускников после учёбы.

Большинство людей, скорее всего, так и не узнает, что массаж им делал слабовидящий человек. Ребята ориентируются в аудитории настолько спокойно и уверенно, что поначалу кажется, будто ошибся классом. Так же и на работе: когда кабинет хорошо знаком, нет никаких проблем с передвижением.

В аудитории восемь человек – в основном парни. Поделившись на две группы, студенты рассматривают позвоночник здорового человека и позвоночник курильщика. Преподаватель Марина Малыхина проверяет знание теории, а затем предлагает перейти к практической части.

Вот девушка держит за руку своего спутника, помогая ему подойти к столу (ребята женаты и вместе решили получить образование). Студенты разоблачаются до пояса и укладываются на столы, пока их партнёры обрабатывают руки антисептиком.

Любое обучение массажу происходит только на живом человеке, более-менее натуралистичных макетов не существует. Ребята часто меняются партнёрами, чтобы не привыкать к одному строению тела, а учиться понимать разные особенности телосложения. Часто на занятия приходят ученики других факультетов и преподаватели колледжа.

За 2 года и 10 месяцев обучения студенты осваивают разные виды медицинского массажа: классический гигиенический, лечебный, точечный из китайской традиционной медицины и спортивно-рефлекторный.

Колледж заключает договоры с медучреждениями, где студенты проходят практику. Кто‑то остаётся работать там, кто‑то затевает частный бизнес.

«Одна наша студентка открыла свой кабинет, – сообщает Марина Малыхина. – Она потеряла зрение уже во взрослом возрасте на фоне сахарного диабета, но смогла справиться с этой трагедией. Отучилась, вернулась домой в Губкин и успешно работает на себя уже не первый год».

Евгений Пинчук поступил в колледж после другого высшего образования:

«По первому я горный инженер. У меня зрение утрачено частично с 10 лет, однако я учился в обычной школе, сам ходил в вуз, ездил на практику в Крым, Питер. Это очень интересная специальность, я планировал и дальше работать, но, к сожалению, оказалось сложно: приходится иметь дело с чертежами и проводить уйму времени за компьютером, а это для меня уже большая проблема. Чтобы не выпадать из социума, стал искать призвание в другом месте.

Евгению Пинчуку инвалидность по зрению не помешала устроиться массажистом в городскую больницу.
Евгению Пинчуку инвалидность по зрению не помешала устроиться массажистом в городскую больницу.
Фото Вадима Заблоцкого

Мне кажется очень важным, что зрячие и слабовидящие учатся вместе, в общежитиях вуза комнаты тоже общие. Ребята помогают другу в быту, вместе добираются до учёбы, много общаются. А интернаты – это тотальная изоляция, что сильно отражается на умственном и психическом состоянии человека. Как правило, выпускникам интернатов не особо удаётся в дальнейшем вписаться в общество.

Что касается работы, то трудоустроиться после выпуска очень сложно, такое ощущение, что в городе засилье массажистов. Когда мы проходили практику, я постоянно ездил в больницу, сидел там во внеурочное время и из кожи вон лез, чтобы меня заметили. Сейчас работаю массажистом во второй городской больнице.

С другой стороны, я бы не сказал, что моя инвалидность была преградой. Для работодателя гораздо важнее профессиональные качества. У нас, в больнице, много инвалидов по разным заболеваниям, все отлично справляются. Однако большинство моих одногруппников всё‑таки работают в частном порядке, и у меня тоже есть клиенты помимо больницы».

Средний срок работы массажиста, по мнению Евгения, 15 лет.

«После этого лучше переходить на другой вид работы, например обучать других или заниматься детьми: это требует меньше физических и психических сил. Массаж должен выполнять здоровый человек, а к нам очень быстро привязываются заболевания: страдают суставы, сосуды, идёт сильная эмоциональная нагрузка плюс работа в реанимации или центрах реабилитации, где полно опасных заболеваний».

У слабовидящих обострены тактильные ощущения, которые так необходимы в массажном деле.
У слабовидящих обострены тактильные ощущения, которые так необходимы в массажном деле.
Фото Вадима Заблоцкого

Во время сеанса массажа пациенты расслабляются настолько, что начинают говорить, плакать, делясь c человеком, который готов слушать, своими проблемами.

«С этим сталкивается любой медик. Это может быть довольно тяжело, и больше устают не руки, а психика. С телом всё обстоит гораздо проще, когда правильно оборудовано рабочее место, когда привыкаешь нагружать мышцы ежедневно».

Когда человек лишается зрения, остальные органы чувств обостряются, в том числе и тактильные ощущения, которые необходимы любому массажисту.

«Мы получаем больше информации не зрительно, а пульпаторно. Возможно, в каком‑то смысле незрячие действительно лучшие массажисты. Работая с мышечной системой человека, чувствуешь его напряжение, не только физиологическое, но и чисто ментальное. Можно понять, какие внутренние проблемы мучают человека, и, расслабляя его тело, помочь ему расслабиться душевно».


для комментариев используется HyperComments