• 59,36
  • 69,72
  • 2,33
15 февраля 2017 г. 17:05:17

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Под колпаком ВАДА. Легкоатлетка Елена Молодчинина о допинг-контроле, мотивации и тренировках в подвале
Фото из личного архива Елены Молодчининой

Подготовку старооскольской спортсменки к чемпионату России по лёгкой атлетике, который стартовал в Смоленске 15 февраля, притормозил банальный насморк.

«Может, перерыв и на пользу пойдёт, до этого сильно нагрузилась», – успокаивает себя Елена.

Не сКОМПЛИВИТировать себя

Кто‑то усмехнётся: «Подумаешь, насморк». Но для спортсмена высшего эшелона – это уже проблема, лечение даже самых смешных недомоганий требует от них большой осторожности. А вдруг в лекарствах запрятался допинг!

«Вот пример, – улыбается спортсменка. – На прошлой неделе ещё один допинг нашли, знаете где? В витаминно-минеральном комплексе «Компливит». В нём, оказывается, содержится запрещённый кобальт».

Заболела у человека голова, что он обычно делает? Глотает таблетку цитрамона. А если это спортсмен, он этого уже скоро не сможет себе позволить. В данном препарате имеется безводный метилксантин, который в будущем году WADA собирается внести в список запрещённых субстанций.

«Скоро нам дышать запретят, – горько шутит Елена. – Я состою в пуле РУСАДА (Российское антидопинговое агентство – прим. авт.), меня проверяют практически каждый месяц – приезжают, берут все анализы, и ко мне никогда не было претензий».

Как рассказала Молодчинина, есть специальная программа, где спортсмены оставляют все свои данные, в том числе сообщают о своём местонахождении, вплоть до того, где ночуют. Агенты РУСАДА могут приехать в любое время, брать анализы, и, как правило, всегда неожиданно. А если тебя нет в указанном месте, то на первый раз тебя предупреждают, на второй – дисквалифицируют.

«Всё очень строго, не спрячешься, – говорит Елена. – Когда у меня начался кашель, все препараты, которые мне прописал доктор, проверила на сайте РУСАДА, там есть такая вкладка «Проверить лекарство», чтобы, не дай бог, не обнаружился какой‑нибудь «компливит». Даже если что‑то рекомендует спортивный врач, я всё равно там проверяю. Если вдруг чего, вопросы будут не к врачу или тренеру, а к спортсмену».

Елена Молодчинина.
Елена Молодчинина.
Фото Владимира Бабича

Выиграю, а дальше что?

В первом классе Молодчинину определили в школу искусств на танцы. Она училась играть на фортепиано. Как‑то на школьных соревнованиях её увидел тренер Евгений Дручинин и пригласил заниматься бегом на средние дистанции. Через год Лена оказалась у Николая Власова, тренировавшего многоборцев.

«Пошло хорошо, в 17 лет я уже стала кандидатом в мастера спорта, а в 2010 году отобралась на чемпионат мира среди юниоров и поехала в Канаду. Представляете: чужой стадион, народу – тьма и все говорят на иностранных языках. Жуть. Растерялась, хоть плачь, – вспоминает Елена. – И тут выводят нас на первый вид – барьеры. Поднимаю голову – а дорожка‑то та же, барьеры и колодки те же и те же 100 м и 10 барьеров. И как‑то сразу успокоилась, словно опять в свою тарелку попала».

В Канаду россиянка приехала фавориткой – с лучшим результатом сезона в мире, но после первого дня получила травму, не позволившую завершить соревнования.

В 2013 году Молодчинина на Кубке Европы по легкоатлетическим многоборьям в Таллине взяла серебро в составе команды. Через два года во французской Обани в таком же турнире поменяла серебро на золото. Этот старт дорого обошёлся спортсменке, она получила травму, после которой восстанавливалась целый год.

Вновь серьёзно о себе старооскольчанка заявила в сентябре прошлого года в Адлере на командном чемпионате России по многоборьям, где заняла второе место (и первое в молодёжной категории), уступив лишь зимней чемпионке России Александре Бутвиной.

В январе спортсменка выиграла чемпионат ЦФО в пятиборье.

«В своём виде выступала одна, старт прошёл в тренировочном режиме, аккуратно отработала все виды. В середине февраля здесь же, в Смоленске, пройдёт чемпионат России. Предположим, я его выиграю, дальше что? – спрашивает сама себя Елена. – Нас, россиян, из‑за допинговых скандалов ни на Европу, ни на мир не пускают. Ко мне по допингу никогда не было никаких вопросов, и даже таких спортсменов не выпускают. То, что происходит сейчас в лёгкой атлетике, обнуляет мотивацию. Самое сложное на тренировке – заставить себя работать, когда не хочется, жалеешь себя, и лишь большая цель впереди помогает работать через не могу. Нас такой мотивации лишают. Летом основной старт – чемпионат Европы, сборников предупредили, что, скорее всего, нас опять не допустят».

  • Елена Молодчинина.

  • Елена Молодчинина.

В свете фар

Елена Молодчинина отучилась на спортфаке и на экономическом факультете БелГУ. С сентября прошлого года – заместитель директора в родной СШОР-1. И по‑прежнему тренируется: как говорит, месяц – на сборах, месяц – дома. На сборах условия оптимальные: отличные тренировочные базы, врачебный контроль, массаж, баня, питание. Дома – другая песня.

«На стадионе «Труд» только дорожки, остальное всё разбито  – ни раздевалок нормальных, ни душа, ни туалета, ни света, ни отопления. В сентябре-октябре часов в шесть вечера уже темно. Стадион не освещается. Николай Васильевич (Николай Власов – заслуженный тренер России – прим. авт.) подгоняет свою машину, включает дальний свет, и мы тренируемся, – описывает домашнее житьё-бытье Елена. – Зимой занимаемся в школьном подвале. Хорошо, есть манеж в Губкине, иногда ездим туда потренироваться. И при этом все хотят хороших результатов».

По словам Молодчининой, спортсмены, их родители, руководство спортшколы лет пять уже пишут письма во все инстанции с просьбой построить легкоатлетический манеж в Старом Осколе, но пока ничего не сдвинулось.

«Это даже странно: в городе, воспитавшем участников и призёров чемпионатов Европы, мира, Олимпийских игр, до сих пор нет манежа», – удивляется Елена.

Молодчинина ещё не собирается вешать шиповки на гвоздь, но о будущем уже задумывается:

«Не зря же я окончила спортфак. Может, стану тренером. Только я хочу заниматься не с большими спортсменами, как мой наставник, а с детками – ослабленными, с лишним весом. Сегодня это уже какая‑то беда: по последним данным, ожирение наблюдается у 30 % населения. С этим надо что‑то делать».


для комментариев используется HyperComments