04.12.2016, Воскресенье 23:21
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
22 мая 2015 г. 13:11:04

Как корреспондент «ОнОнаса» стала главной занудой «на деревне»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Пинг-понг с ЖКХ
Фото Елены Байтингер

Как в каждой бочке мёда есть ложка дёгтя, так даже в самом уютном дворике можно встретить нечто, разрушающее гармонию пространства: развалившаяся клумба, осыпающая драгоценным чернозёмом пешеходные дорожки, внежанровые формы живописи на стенах, яма на тротуаре, об которую ободраны носки всех туфель и ботинок. Что же делать, если однажды вас одолело желание причинять добро и наносить пользу путём облагораживания жизненного пространства? Поделюсь, как меня захватила идея привести свой двор в порядок и что из этого вышло.

Пресса без цензуры

Дом, в котором ты живёшь, занимает особенное место в твоей душе. Он – с цветущими вишнями за окном, с тоненьким поскрипыванием качелей на детской площадке; стопа помнит след каждой ямки на тротуаре, по которому не спеша прогуливаешься с вислоухим псом вечерами. Но что это? Что за омерзительный в своей натуралистичности тотем с человеческий рост изображён на крыльце? А чем исписана вся дверь? Всматриваюсь и вижу перед собой интерактивную районную газету а-ля «СПИД-инфо», где можно почерпнуть самую необходимую и актуальную информацию на сегодня. Вот робкие объявления от начинающих Пабло Эскобаров с развёрнутым меню. Вот предложения услуг такого характера, о которых я даже фантазировать стесняюсь. Тут же несколько отзывов о живущих в этом доме и на этой планете людях, а также невыплаканные слёзы по разбившим сердце неверным девушкам и неучтивым юношам.

Походив через этот портал какое-то время, я устала вытряхивать из своей головы непотребные мысли и образы и решила – хватит это терпеть. Мой дом должен быть местом отдыха и уюта, которое немыслимо без чистоты. Прогулявшись с фотоаппаратом вокруг дома, я запечатлела свой подъезд, зародыши граффити на фасаде дома, довольно длинную галерею от фанатов Джексона Поллока, занимавшую всю стену небольшого торгового центра, и, достаточно распалив себя этим процессом, вытащила остро отточенное оружие филолога и отправилась на поиски справедливости. По дороге к этой самой справедливости я, видимо, пропустила какой-то указатель, потому что чуть позже выяснилось, что на самом деле я вышла на тропу войны.

Кто протрёт электролампочку?

Первым делом я освежила в памяти факт, что содержание и ремонт жилых домов, тротуаров, детских площадок и зелёных посадок у дома – словом, всего, что составляет жилое пространство помимо вашей квартиры, находится в ведении управляющей компании, РЭУ, ТСЖ – это можно уточнить, взглянув на платёжные квитанции. За это мы, кстати, ежемесячно платим примерно половину от всей суммы коммунальных платежей.

Существует документ, в котором указано, что именно и в каком виде должна делать УК, и называется он «Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда». Там можно обнаружить много любопытного: например, что дверные и оконные ручки должны регулярно «очищаться до блеска», в жару тротуар должен поливаться водой не реже двух раз в сутки, заусенцы на поручнях лестницы – шлифоваться и, при необходимости, проводиться «протирка электролампочек». Там же указано, что загрязнения поверхности фасадов должны устраняться по мере выявления, причём красить стены должны в соответствии с колерным паспортом, то есть в цвет дома. Кроме того, жилищно-коммунальная служба обязана регулярно проверять не только техническое состояние вверенных ей объектов, но и их внешний вид и чистоту.

Похоже, колерный паспорт куда-то затерялся.
Похоже, колерный паспорт куда-то затерялся.
Фото Ольги Алфёровой

Имейте в виду, что за невыполнение условий и сроков содержания жилых домов управляющая компания несёт ответственность не только перед богом и совестью, но и перед законом. В Кодексе административных правонарушений есть статья за «Нарушение правил содержания и ремонта жилых домов». В соответствии с ней, ответственное лицо может быть оштрафовано на сумму до 5 тыс. рублей, а сама обслуживающая компания – до 50 тыс. рублей.

Письмецо в конверте, погоди, не рви

Приведение двора в порядок я начала с писем при помощи сайта «РосЖКХ». Это общественный проект, удобный и простой в обращении: выбираешь нужный тебе раздел, кратко описываешь проблему, сервис автоматически составляет заявление и отправляет его – остаётся только ждать результата.

В середине декабря целый ворох писем разошёлся в разные стороны: в них были просьбы покрасить исписанные фасады трёх домов, образующих мой двор, привести в порядок крыльцо и дверь подъезда, отскрести слои устаревших объявлений. Сгоряча я написала во все существующие органы, не только через сайт «РосЖКХ», но и через интернет-приёмные, прося одних – содействовать, других – устранить, а третьих – покарать. После всего содеянного я затаила дыхание и принялась ждать, что же из этого выйдет.

Под Новый год пришли ответы из управления жилищного надзора и департамента городского хозяйства администрации города, которые вселяли, как оказалось, преждевременный, оптимизм. В письмах сообщалось, что управляющей компании выдано предписание выполнить мои просьбы и привести в порядок стены и подъезд. Мусоля в руках волшебные бумажки, через пару недель я поняла, что ничего не происходит: стены остаются грязными, а мы продолжаем получать самые горячие новости о личной жизни и моральных устоях прекрасных обитательниц наших домов. «Доколе?» – крутился в голове вопрос и оставался без ответа, ведь в предписании не был указан срок его исполнения. Вновь полетели письма с просьбой внести большую определённость в наши взаимоотношения со службой ЖКХ.

Так выглядел подъезд в начале битвы за справедливость.
Так выглядел подъезд в начале битвы за справедливость.
Фото Ольги Алфёровой

Довольно быстро пришло письмо, где был обозначен день икс. Итак, в начале февраля все указанные двери и фасады должны были явить общественности свой истинный лик. В конце февраля обнаружились лишь новые рубрики в нашей живой стенгазете. И тут-то я начала помаленьку свирепеть, понимая, что путь воина света тернист и порой весьма нуден. Я накатала кляузу в управление жилищного надзора, где, плохо сдерживая нервозность (это была уже третья серия писем), пожаловалась на бездействие и безынициативность управляющей компании, потребовала проверить указанные мною факты и наказать согласно букве закона.

Первые «подснежники»

Следующей страницей этой истории стало общение с управляющей компанией. Позвонив по телефону в приёмную УК и назвав исходящие номера полученных писем, я выяснила имя и телефон исполнителя предписаний. Приятная в общении женщина была взволнована моим недовольным тоном: с её слов, все проблемы были решены в срок, и у неё даже есть подтверждающие это фотографии. Сотрудница управляющей компании пообещала мне лично проверить, как обстоят дела в реальности, и действовать в соответствии с этим. И случилось маленькое чудо – буквально на следующий день я встретила на крыльце деловитого человека со скребком, который старательно отковыривал неказистое папье-маше из просроченных объявлений со стены. К обеду дверь в подъезд торжественно воссияла серо-немаркенькими боками как символ первой маленькой победы. Фасады же домов как будто стыдливо прикрывали свои каракули «фиговыми листочками» свежей краски. Цвета эти вряд ли фигурировали в колерном паспорте, и всё же эти розовый на бордовом и желтоватый на белом сияли и радовали глаз, как майский цвет.

А вот на торговом центре всё ещё сохранялась многометровая галерея художников, работающих в жанре некоего абстрактного анархизма. Окрылённая эффективностью метода телефонных звонков с его характерными «Ну вы же понимаете», я позвонила человеку из администрации, который отвечал на мои письма и выдавал предписания. Выяснилось, что ТЦ – это не жилое здание, а значит, за его содержание отвечает собственник магазина, нанимающий людей для ремонтных работ. Моё заявление было передано в комитет по управлению Западным округом ещё в феврале, однако никаких ответов оттуда мне не приходило. Нужные мне сотрудники-исполнители оказались неуловимы. Лишь спустя неделю регулярных звонков я умолила женский голос в трубке записать номер моего мобильника и передать просьбу перезвонить мне. На следующий день раздался звонок исполнителя по делу с известием о том, что заявление не только рассмотрено, но по нему выдано предписание устранить художества на ТЦ до 1 апреля.

Фасаду ТЦ удалось остаться незамеченным для строгого ока жилищного инспектора.
Фасаду ТЦ удалось остаться незамеченным для строгого ока жилищного инспектора.
Фото Ольги Алфёровой

Вероятно, вы уже догадались, чем я занималась 2 апреля? Правильно, я вновь звонила в комитет и роптала, что надписи находятся в добром здравии и даже потихоньку плодятся. Мой собеседник искренне недоумевал, почему я так переживаю, настойчиво предлагал зацитировать содержание надписей и картин, от чего я, ужасно стесняясь, отнекивалась, сыпала неуклюжими эвфемизмами, так и не поняв, для чего была необходима такая точность в деталях. Просрочку же в исполнении объявили согласованной в связи с «нелётной» погодой и уверили, что, как только тёплая южная весна вступит в свои законные права, я смогу насладиться безмятежностью однотонной стены.

Тем временем в гости к нашему дому приехала долгожданная жилищная инспекция. Она нашла, что состояние фасадов и крыльца вполне удовлетворительное и соответствует нормам. Тут я немного растерялась, но скоро утешилась философскими измышлениями о том, что всё дело в разности эстетических взглядов. И вообще, о вкусах не спорят.

Тем более печалиться было некогда – нужно было заниматься остатками крыльца. Гигантский символ жизненной силы в жанре примитивной живописи гордо сиял ярко-оранжевым цветом, служа надёжным ориентиром для друзей, которые плохо ориентировались в моём районе. По этому маяку мой дом и опознавали, что, признаться, было не слишком-то лестно. Взвесив КПД писем и звонков, я снова набрала уже отпечатавшийся в памяти раскалёнными символами номер сотрудницы управляющей компании. Меня уже узнавали по голосу и поражались неслыханному занудству. Тем не менее через пару дней после этого контрольного звонка крыльцо получило свой фиговый листок и друзья снова стали плутать по району.

Дверь отмыли, объявления отскребли, неприличный символ почти закрасили.
Дверь отмыли, объявления отскребли, неприличный символ почти закрасили.
Фото Ольги Алфёровой

Почему не стоит поджигать урны?

Итак, мне потребовалось больше трёх месяцев, чтобы исполнить примерно половину своих запросов – закрасить дверь и фасады жилых домов. Торговый центр и дорожки оказались более неприступными крепостями, но я не сдавалась.

Стоит ли рассказывать, что своей кипучей активностью я разбудила какие-то тёмные силы коммунального хозяйства, которые ополчились против меня? А может, я просто стала внимательнее к таким вещам? Переехав в квартиру в новеньком доме – не старше пяти лет – я наслаждалась образами горных ручьёв, навеянными стекающими по стенам журчащими потоками, которые пропускала непрочная, грохочущая кровля во время дождя. Я медитировала на размеренно падающие капли из трубы с горячей водой. Я разглядывала истерзанные почтовые ящики, которые уже не в силах были удержать в себе бумажные внутренности, и поэтому они обильно устилали пол подъезда. Раз за разом я звоню и пишу письма, пишу письма и звоню. Не то чтобы это очень увлекательно, о нет! Причина моей настырности очень проста: я хочу жить в чистом и красивом дворе, городе, мире. А ещё – в безопасном.

Как это взаимосвязано? Напрямую: явные признаки беспорядка и несоблюдения людьми принятых норм поведения провоцируют окружающих также забыть о правилах. При этом есть малое количество людей, которые не будут мусорить ни при каких условиях, и примерно столько же, которые будут это делать независимо ни от чего. Подавляющее же большинство чутко реагирует на окружающую обстановку.

Нидерландские учёные провели серию экспериментов, которые показали, что люди чаще нарушают принятые нормы поведения, когда видят, что другие тоже так поступают. При этом «дурной пример» распространяется стремительно: видя, что нарушается одно из правил, люди позволяют себе нарушать и остальные, а чувство безнаказанности пробуждает тягу к более серьёзным преступлениям. В одном из экспериментов вход на парковку был загорожен забором, но в нём оставалась большая дыра. Рядом с дырой был знак «Вход воспрещён, обход в 200 м справа» и табличка «Запрещается пристёгивать велосипеды к забору». Когда велосипедов не было, в дырку пролезала только треть водителей, а когда они были пристёгнуты – целых 82 %.

Теория дала отличные результаты и на практике: в Нью-Йорке борьба с преступностью начиналась с регулярной покраски и отмывки вагонов метро, контроля оплаты проезда и поддержания улиц в порядке. В итоге к концу 1990-х годов Нью-Йорк стал одним из самых безопасных мегаполисов Америки.



Как действовать, чтобы привести свой двор в порядок, смотрите в инфографике.


для комментариев используется HyperComments