• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
27 октября 2016 г. 16:30:52

Журналист «Белгородской правды» разбирается, почему в аптеках перестали готовить недорогие, но эффективные лекарства

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Кошелёк или здоровье
Фото Вадима Заблоцкого

Каждая простуда лично мне обходится примерно в тысячу рублей. Последний бронхит стоил около двух, потом выяснилось, что вообще-то лечить надо фарингит – и это потянуло ещё на полторы. Каждый поход в аптеку – стресс. Жаба давит переплачивать за лекарства. И не меня одну. Народ в Интернете пачками тиражирует «секреты лечебных снадобий» и сравнительные таблицы дорогих лекарств и их дешёвых аналогов с комментариями в духе «плати меньше, знай, как нас дурят». Но всегда ли экономия полезна для здоровья и сколько выгадывает больной, покупая не то, что доктор прописал, а что дешевле?

Интернет-«знатоки»

Моя знакомая, будучи в командировке в Японии, простудилась. Осмотревший её врач выписал рецепт, с которым она пошла в аптеку, где фармацевт при ней приготовил лекарство. Простуда прошла за два дня, а её скромный командировочный бюджет даже не чихнул.

Ещё каких‑то лет десять назад подобные аптеки, где готовили свежие и, главное, действенные мази, капли и настойки, были почти в каждом российском городе. Сейчас они практически исчезли, в Белгороде осталась только одна такая аптека. И то, что раньше стоило копейки, к примеру тот же протаргол, теперь продаётся по 260 рублей, но заводского разлива.

Закон «Об обращении лекарственных средств» запрещает изготавливать в аптеках лекарственные средства, зарегистрированные в России. Хотя по действующему законодательству регистрируется не лекарство, а определённая форма определённого состава для конкретного лекарства в конкретной упаковке. Тем не менее практически ни одна аптека не возьмёт на себя смелость заняться фармацевтикой.

«Сейчас запрещено делать в аптеках лекарственные прописи, которые есть в продаже заводского производства, хотя у таких препаратов, конечно, и срок годности дольше, и производство чище, да и прочие условия соблюдены, но и цена выше, – поясняет доктор фармацевтических наук, профессор, декан фармацевтического факультета БелГУ Ирина Спичак. – Требования к условиям изготовления лекарственных препаратов в аптеках такие же, как и к фармзаводам, и эта деятельность становится для маленьких аптек нерентабельной. Сейчас изготавливают лекарства исключительно аптеки крупных больниц».

Пытаясь сэкономить, люди обращаются к Интернету. А там «знатоки» формируют списки лекарств, в которых одинаковое активное вещество, и противопоставляют, например, дифлюкану за 400 рублей – флуконазол за 14, иммуналу за 300 рублей – экстракт эхинацеи за 150, панангину за 130 рублей – аспаркам за 40, санорину за 140 рублей – нафтизин за 30, нурофену за 100 – ибупрофен за 15 рублей. И так до бесконечности.

Фото Вадима Заблоцкого

Разница в цене

Все лекарства делятся на оригинальные, выпущенные страной-разработчиком, и дженерики. На создание одного препарата его разработчик тратит до миллиарда долларов. Сначала будущее лекарство испытывают на грызунах и кошках – доклинические исследования. Если всё в порядке, то далее подключают добровольцев – клинические исследования.

«Это здоровые люди, но они соглашаются испытывать лекарства за вознаграждение, – продолжает Ирина Спичак. – На первой стадии участвуют несколько десятков человек, на последней, третьей – несколько тысяч. Это самая дорогостоящая и длительная часть испытаний. Средний срок 3–5 лет».

Чтобы довести лабораторный образец будущего лекарственного препарата до рынка, уходит 10–15 лет, а из десяти препаратов, которые проходят клинические исследования, до аптеки доходит только один. Отечественных оригинальных препаратов на рынке около 10 %, например кагоцел.

Он выводился на рынок 15 лет.

В России под эти исследования Минздрав выделяет сертифицированные лаборатории. В Белгородской области в разработке лекарств участвует лаборатория БелГУ. Только после всех испытаний разработчик может зарегистрировать лекарственное средство с доказанным клиническим эффектом и всеми побочными действиями. То есть всё, что написано в длиннющей простыне, начиная от дозировки и заканчивая влиянием на способность водить машину, было реально испытано на людях.

Получив патент, разработчик старается окупить свои затраты, заработать на будущие разработки и исследования и, конечно, получить прибыль. Всем этим и объясняются высокие цены на оригинальные препараты. По прошествии определённого времени, обычно около 20 лет, разработчик может продать патент. Компании, у которых нет денег на свои разработки, покупают рецепты у производителей, и после этого их продукция становится дженериками. Они стоят в разы дешевле, поскольку уже не надо тратиться на все исследования, а называться могут как угодно, хоть «лохеин». Кстати, название реальное, правда, это не лекарство, а биологически активная добавка (БАД).

Тут есть одно но. Дженерик повторяет оригинальный препарат по составу, но технологию производства никто никогда не продаёт. Её покупатели лицензии подбирают сами, и не всегда попадают в цель. К примеру, оригинальный аспирин немецкого фармацевтического концерна работал, а его первые дженерики – нет. Выяснилось, что оригинальный аспирин по химическому строению был левовращающийся эзомер, а воспроизведённый – правовращающийся. Мелочь, а неприятно.

Фото с сайта extrafm.lt

Мнение экспертов

Мы взяли из Интернета одну из сравнительных таблиц и попросили директора сети аптек Оксану Мантулину проанализировать возможную взаимозаменяемость:

«Дифлюкану противопоставляют флуконазол. Но многие ли пациентки знают, что флуконазол убирает симптом болезни, а не её причину? Женщины закупают флуконазол пачками, но грибок адаптируется и легко переносит малые дозы препарата, которые пациентка регулярно употребляет. В результате вместо лечения женщина приобретает хроническую молочницу. Оригинальному аспирину, который выпускает немецкий концерн, противопоставляют ацетилсалициловую кислоту за 3 рубля. Растворимый аспирин лучше всасывается и не приводит к язве желудка. Иммунал нельзя приравнять к экстракту эхинацеи, потому что последний – это не лекарство, а биологически активная добавка, эффективность которой не доказана клинически. Между зовираксом и ацикловиром большинство выбирают второй.

Между ламизилом и тербинафином – первый, потому что грибок – заболевание сложное, требует длительного лечения и мало кто рискует экспериментировать с лекарством за 53 рубля, – продолжает Мантулина. – Фастум и быструмгель и кетопрофен – я здесь не вижу особого различия в эффекте, поэтому вполне можно покупать российский, он дешевле. Нейромультивит и пентовит по эффекту не сравнимы и отличаются составом так же, как нурофен и ибупрофен – у первого больший ассортимент лекарственных форм и выше биодоступность. Особенно это актуально, когда лечить нужно ребёнка. Если малыш не пьёт таблетки, то лекарство можно дать в сиропе или ввести его свечой. Между панангином и аспаркамом, я считаю, разница в цене и так невелика: первый 140 рублей 50 таблеток, а аспаркам – под 100 рублей в розницу. Нафтизин и санорин я вообще не сравниваю, потому что нафтизин вызывает привыкание и не помогает вылечить насморк.

Зачастую дженерики уступают по качеству оригинальным препаратам, зато они дешевле. Но есть очень хорошие российские производители, у которых требования к качеству на уровне мировых, и лекарства производятся в соответствии с требованиями мирового стандарта GMP (качественная производственная практика).

Если вы не можете позволить себе дорогое оригинальное лекарство, не нужно самостоятельно искать заменители в Интернете. Лучше скажите об этом доктору, и он постарается подобрать что‑то менее затратное. Или спросите специалиста в аптеке – он предложит препараты в разной ценовой категории и в соответствии с рекомендациями врача», – советует Оксана Мантулина.

Фото с сайта doktor77.ru

Татьяна Михайлова, завотделением лечебной физкультуры и спортивной медицины областного Центра медицинской профилактики, кандидат психологических наук:

«В аспирине действующее вещество – ацетилсалициловая кислота, и как вы ни назовите само лекарство, эта кислота останется основным действующим веществом. Но политику диктуют фармацевтические корпорации. Представитель одной из них как‑то заявил мне, что их дорогой препарат лучше, потому что у них производство чище. Но и дешёвый препарат, раз он продаётся в аптеках, тоже прошёл сертификацию и лицензирование. Просто в дешёвых лекарствах нет затрат на рекламу и красивую упаковку.

Я считаю, что при выборе препарата начинать надо с простого. Если он не пошёл, такое тоже возможно, пробуйте более дорогие аналоги, причём постепенно. Сама я, покупая лекарство, спрашиваю в аптеках по названию действующего вещества, а не торговой марки».


для комментариев используется HyperComments