• 63,92 ↓
  • 67,77 ↓
  • 2,44 ↓
8 декабря 2015 г. 12:37:41

Как не превратить диалог власти и предпринимателей в разговор слепого с глухим

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Государство vs бизнес
Фото Вадима Заблоцкого

Дорасти до большого бизнеса малому предпринимательству мешают дороговизна кредитов и, как следствие, невозможность получения средств на развитие. Так считает большинство участников опроса, проведённого Гильдией предпринимателей малого и среднего бизнеса. В хвосте проблем оказались проверки, составление отчётности и коррупция в органах власти.

Копейка рубль принесёт

«Дорогая страховка, высокая залоговая база, дорогое обслуживание в банке и, конечно, общая экономическая ситуация в стране не способствуют развитию бизнеса, беспокоят предпринимателей и высокие неналоговые сборы», – озвучила результаты опроса представитель Гильдии предпринимателей Анастасия Гладкова.

Деньги дорогие не только в Белгородской области. На недавней всероссийской конференции, которую проводили Агентство стратегических инициатив (АСИ) и газета «Ведомости», этот вопрос тоже был в числе наиболее значимых.

«На первом месте недостаток финансовых инструментов для поддержки малого и среднего предпринимательства, высокая стоимость кредитов, на втором – отсутствие личной и финансовой ответственности чиновников, мотивации работать на результат, – рассказал участник конференции, предприниматель Алексей Суворов. – В числе сдерживающих факторов рост налоговой базы, зависимость судов от исполнительной власти, подключение к энергоресурсам и неопределённость фискальной политики».

О том, что ставки кредитов непомерны, предприниматели говорят давно, но как раз этот аспект остаётся до отчаяния стабильным. На проходившем в мае форуме малого и среднего бизнеса бизнес-омбудсмен Андрей Минаев озвучивал итоги опроса Промсвязьбанка: 85,9 % предпринимателей хотели бы снижения процентных ставок.

Да что предприниматели! Банки и сами плачут, что каждый рубль им обходится в копеечку, но повлиять ни ситуацию в стране они не в силах. Ключевая ставка 11 %, депозиты под 5 % никто не принимает, поэтому российский бизнес может только мечтать о европейских 5–7 % годовых.

«Маржа, которую мы зарабатываем, ненамного выше, чем у банковских структур за рубежом, просто стоимость денег изначально у них существенно ниже, – разъяснил ситуацию директор Белгородского регионального филиала Россельхозбанка Алексей Киселёв. – Каждый рубль нам стоит денег. Весной мы привлекали депозиты под 24 %, а зимой вообще доходило до 29 %, чтобы удержать денежную массу в нацвалюте. Банки, по сути, выполняли государственную задачу, связанную с денежно-кредитным регулированием».

Ещё одним фактором, влияющим на размер ставок, банкиры называют неблагонадёжных заёмщиков: люди обращаются за деньгами, смутно представляя на чём, собственно, они будут зарабатывать. Риски невозврата, конечно, закладываются в процентные ставки.

Не интересны

«Сейчас брать кредиты не под что. Проекты, которые бы окупали такие проценты, единичны, покупательская способность упала в два раза», – констатирует предприниматель Вячеслав Саломасов, работающий в сфере телекоммуникационных услуг.

В этой ситуации банки вынуждены идти к тем, кто раньше им был не особо интересен, – малому и микробизнесу. Но, снижая планки по суммам и срокам займа, пересматривая условия их выдачи, тем не менее, большие финансовые институты по-прежнему далеки от реалий. Минимум, который определило государство для микробизнеса, сам бизнес называет заоблачным: 120 млн рублей выручки в год. Отталкиваясь от этих критериев, строятся и все остальные расчёты, включая кредитную политику.

«Разрыв в понятиях у нас с банками колоссальный, – констатирует Андрей Александров, он работает в сфере компьютерных услуг. – Я бы хотел видеть линейки кредитов для тех, у кого нет даже миллиона выручки в месяц. Для того чтобы «мелочь» могла масштабироваться: кто-то открыл вторую, третью парикмахерскую или магазинчик. Вот это и есть микробизнес».

Вот и получается, что те, у кого выходит меньше 10 млн рублей выручки в месяц, банкам не интересны.

«У нас сеть магазинов канцтоваров, мы работаем с НДС, а это значит, что белая вся входящая и исходящая бухгалтерия. У меня 15 сотрудников, у них вся зарплата белая, это огромная статья расходов по пенсионному фонду. Денег остаётся мало, бизнес малорентабельный, и я для банкиров не интересна», – констатирует предприниматель Елена Золотарёва.

Деньги есть, желающих нет

Одной рукой государство забирает, а другой даёт в виде господдержки. Но исполнительный директор Белгородского областного фонда поддержки малого и среднего предпринимательства Олег Колесников констатирует: денег много и условия замечательные, а люди не идут.

«У нас по займам ставки от 5 до 14 %, причём для начинающих без залога до 500 тыс. рублей, отсутствие понижающих коэффициентов, если есть залоговое обеспечение, кредитование до 5 лет, – рассказал он. – Мы вводим и новые продукты. С 2016 года можно будет оформить инвестиционный заём до 5 млн рублей при ставке 12–14 % на приобретение оборудования, которое может стать залоговой базой. Есть займы для сельхозников: до 1 млн рублей под 5 % сроком до одного года. Но предпринимателей мало, нет повторных обращений к нам, хотя это очень выгодно».

По его словам, в этом году по грантам выдали 13 млн рублей, по лизингу – 25,5 млн рублей, на субсидирование процентной ставки – 13 млн.

Важный момент: желающий получить деньги на развитие обязан зарегистрироваться в качестве предпринимателя, создать новые рабочие места. Новоиспечённый предприниматель уже всем должен: налоговые, неналоговые сборы, отчисления в пенсионный фонд и прочее. Он полноценный участник рынка, и обязательств с него никто не снимает. Плюс отчётность: куда потратил выделенные государством деньги, на что, покажи чеки. Понимая это, молодые-креативные не стремятся в вольное плавание.

«Только 6 % молодых людей хотят идти работать в малый бизнес, а раньше было и 30, и 50, и 70 %, – привёл статистику бизнес-омбудсмен на том же форуме. – Молодёжь хочет работать в госсекторе, корпорациях, понимая, что там больше зарплата, есть соцпакет и возможность быстро обогатиться без особых усилий и рисков».

Как развиваться

В России малый бизнес производит только 20 % ВВП, в нём занято 10 млн человек. При этом ключевые сферы деятельности в основном там, где прибыль можно получить при минимальных затратах: торговля и сфера услуг. К примеру, в Италии малый бизнес составляет 80 % ВВП и занято в нём столько же процентов экономически активного населения. В Японии в эту сферу вовлечено 70 % работающего населения, они формируют 60 % ВВП. В США – 50 % и столько же работающего населения.

В Белгородской области в этом секторе занят практически каждый четвёртый трудоспособный житель. На 1 января 2015 года зарегистрировано 72,5 тыс. малых и средних предприятий. Многочисленные рейтинги ставят регион в лидеры по условиям ведения бизнеса, но сами бизнесмены и исследователи видят массу неразрешённых проблем.

«Деятельность многих предприятий малого и среднего бизнеса нельзя признать достаточно эффективной, значительная доля предприятий этого сектора имеет невысокую производительность труда, использует недостаточно квалифицированный персонал, не имеет возможности вкладывать средства в охрану труда, собственное развитие. Причина – недостаточность оборотных средств, низкая доходность, изменение законодательства и принятие административных решений, ухудшающих положение предпринимателей», – констатируют в своём исследовании о состоянии малого и среднего бизнеса в Белгородской области авторы из БГТУ им. В. Г. Шухова: доктор экономических наук Юрий Селивёрстов и кандидаты экономических наук Александр Левченко и Наталья Королёва.

«Нужен экспертный совет или коалиционный общественный орган, который бы разработал дорожную карту развития малого бизнеса и выработал решения для отдельных его проблем», – предлагает Анастасия Гладкова.

Для взаимодействия бизнеса и власти уже есть АСИ, его ветвь – Национальная предпринимательская инициатива, региональная экспертная группа, советы предпринимателей на уровне муниципалитетов, общественные представители, бизнес-омбудсмен... Словом, формы для взаимодействия есть, но самого взаимодействия мало. Похоже, у предпринимательского сообщества явный кризис доверия к ним.

«Экспертный совет, о котором мало кто слышал, есть, и работа по поддержке ведётся, только людьми, работающими не в малом бизнесе, а с малым бизнесом, – подвела итог Анастасия Гладкова. – Все: и кадровики, и чиновники, и банкиры – знают как надо, могут дать много дельных советов и много рассказывают, как они работают в этом направлении. Только отчего-то не растёт малый бизнес. Может, стоит серьёзно задуматься и понять, что эти схемы не работают и имеющиеся структуры и механизмы, скорее, мёртвые, чем живые?»

Правительство ставит задачу нарастить долю занятых в малом бизнесе до 50 % населения, а значит, на местах нужны такие условия, которые бы не отпугивали потенциальных предпринимателей, а стимулировали. И лучше всех о них могут рассказать сами бизнесмены. Поэтому сторонам вынужденно или добровольно, а точки соприкосновения искать придётся.


для комментариев используется HyperComments