• 59,41 ↓
  • 69,64 ↓
  • 2,29 ↓
15 марта 2017 г. 18:39:58

«БелПресса» изучила систему языковой подготовки от детского сада до вуза и нашла её слабые места

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Дую, но плохо. Почему у белгородцев слабый уровень знания иностранных языков
Урок английского в школе № 19. Фото Алёны Антоновой

После школьного курса иностранного языка составлять из слов предложения умеют не многие, а говорить – так вообще единицы, хотя если заглянуть в аттестаты, то там у многих стоит «отлично». Специалисты объясняют, в чём могут быть причины этой проблемы.

Детские сады

В каком возрасте начинать осваивать иностранный язык? Обычно вопрос возникает, когда ребёнка пора отдавать в детский сад. На самом деле ответ прост: чем раньше, тем лучше.

«Хорошо, если родители начинают заботиться об обучении ребёнка ещё лет с пяти. У детей в этом возрасте очень хорошая память, − считает Ольга Прохорова, директор института межкультурной коммуникации и международных отношений БелГУ. – Должен быть интерес и у самого ребёнка, потому что из‑под палки ничего нельзя вытащить. Если есть возможность, то лучше водить его в языковые группы. Там он приучится работать в коллективе, а выполнение заданий дисциплинирует».

В Белгородской области детских садов, где целый день звучала бы английская речь, нет. А вот иностранный как дополнительное занятие найти несложно: это предлагают больше половины садиков в регионе – 413, причём 175 из них находятся в сёлах. По данным регионального департамента образования, детей, которые изучают иностранные языки в дошкольных учреждениях, около 38 тысяч. И лишь 17 % обучаются на платной основе.

Программу, которой пользуется большинство белгородских детсадов, разработали доцент регионального института повышения квалификации и профессиональной подготовки специалистов Наталья Епанчинцева и доцент БелГУ Ольга Моисеенко. На занятиях воспитанники получают элементарные навыки общения на иностранном языке, разучивают песни, в игровой форме знакомятся, узнают, как говорить на английском свой возраст и адрес – в общем делают всё то, что раньше занимало долгое время в первом классе школы, а у некоторых – в пятом-шестом.

 

Фото Алёны Антоновой

Школы

В школах ученикам по‑прежнему доступны немецкий и французский, но английский занимает лидирующую позицию. Из 134 тыс. школьников области, изучающих иностранные языки, 126 тыс. выбрали английский. К немецкому интерес падает, его стали изучать реже: даже если поехать в Германию, там второй рабочий язык населения – английский.

Предмет «иностранный язык» в школах преподаётся на базовом и углублённом уровне. В начальных классах на углублённое изучение выделяют три часа в неделю, с пятого – по пять часов. На базовом уровне у младших школьников есть два часа в неделю, у средних и старших – три. По данным департамента образования, этого вполне достаточно, чтобы освоить язык на функциональном уровне.

Однако практический опыт репетитора по английскому языку Ярослава Почернина показывает обратное: после выпуска молодёжь начинает с уровня elementary − самого низкого. Ярослав считает, что это связано с тем, как преподают английский в школах:

«Дело в том, что детей в школах не учат говорить вообще. В учебниках, которые были пять лет назад, были какие‑то тексты и задания по ним. На говорение чаще всего упражнений в этих книжках нет, а если и есть, то на уроках их пропускают, уделяя больше времени грамматике. Над произношением почти не работают, не работают и над ритмом, без которого заговорить хорошо практически невозможно. Поэтому, выпускаясь из школ, дети не могут и двух слов связать по‑английски».

Роль педагога подчёркивает и преподаватель школы иностранных языков «ИнтерЛингва» Валентин Доборович:

«Чтобы обучение для детей было более эффективным, учитель должен задать себе вопрос: работа это для него или профессия? Если работа, то он просто приходит, отрабатывает свои часы по программе и уходит. А если профессия, то он будет работать круглосуточно, искать возможности совершенствовать свой язык, и ученики будут получать свежие знания. В любом деле, не только в языке, успех зависит от системы и мотивации. А мотивировать как? Нужно дать почувствовать человеку, что у него что‑то получается, тогда он будет сам хотеть знать больше».

Валентин Доборович.
Валентин Доборович.
Фото из личного архива

 

В областном центре дефицита учителей как такового нет. На начало 2016/2017 учебного года в муниципальных школах было 35 открытых вакансий учителей иностранного языка – 26,3 % от всех вакансий по предметам в общеобразовательных организациях. Между тем в сельской местности, а также в малокомплектных школах области такая проблема существует. Её решают просто: учителей других предметов заставляют проходить курсы повышения квалификации, и они вынужденно преподают иностранные языки. А к началу учебного года 2016/2017 нашли ещё один выход: стали нанимать молодых специалистов и перераспределили часы.

Поступление в вузы

Английский язык не самый популярный предмет для ЕГЭ, но интерес к нему среди выпускников растёт. К 2020 году этот экзамен обещают сделать обязательным, включив в него аудирование, чтение, написание письма и устную речь. По мнению Ольги Прохоровой, необходимость сдавать выпускные экзамены дала определённый толчок:

«За последние годы сделан большой прорыв. Недавно моя коллега ходила в 12-ю гимназию и была приятно удивлена высоким уровнем знаний детей. Да, там углублённое изучение языка, но и в целом могу сказать, что абитуриенты, которые поступают на факультет межкультурной коммуникации и международных отношений, имеют высокие баллы по ЕГЭ».

С 2014 года белгородцев, которые сдали ЕГЭ по английскому на 81–100 баллов, стало больше на 26 человек. Однако стобалльников по предмету в регионе не было уже давно. В среднем выпускники сдали английский в 2016-м на 64,6 балла.

Прохорова утверждает, что студенты БелГУ стали лучше владеть иностранным языком. Этому поспособствовала программа иноязычного образования, которая появилась в университете несколько лет назад: студенты на первом курсе проходят тестирование по остаточным знаниям, и в зависимости от уровня владения языком их делят на небольшие группы. Одни изучают предмет на продвинутом уровне. Преподаватели делают упор на говорение, приглашают студентов на встречи с носителями языка с целью полного погружения в языковую среду. А те, кто имеет низкий и средний уровень, доучивают правила школьной программы. Кроме того, студенты могут по желанию выезжать на летнюю языковую школу, где с ними работают преподаватели из других стран.

Ольга Прохорова.
Ольга Прохорова.
Фото Алёны Антоновой

После вузовского курса языка выпускник должен уметь читать специализированную литературу, писать на эту тему и связывать предложения на конференциях, не говоря уже об элементарных вещах: уметь заказать кофе за рубежом или объяснить иностранному гостю на английском, как проехать в то или иное место здесь, в России. Однако в жизни всё не совсем так. На самом деле одного изучения языка в вузе недостаточно, если это, конечно же, не факультет иностранных языков.

«Два-три раза в неделю занятий иностранным мало. Это должен быть постоянный процесс. Нужно пользоваться дополнительными средствами, подкреплять постоянно свои знания. Для этого можно использовать приложения на телефон, которых сейчас полно», − советует репетитор Почернин.

О репетиторстве

Кстати, одним из действенных способов подтянуть язык или вовсе выучить его с нуля является обучение с репетитором. Благодаря Интернету такие услуги стали доступнее: если раньше нужно было ездить на дом, то теперь можно заниматься через скайп.

Ярослав Почернин начал заниматься репетиторством работая в одной из школ Белгорода:

«Что греха таить: не хватало мне тех денег, что платили в школе, особенно когда появилась семья и квартира. В какой‑то момент я стал зарабатывать репетиторством в два, а то и в три раза больше. У меня появилось много заказов, и я уволился».

В первой половине дня Ярослав преподаёт английский язык на предприятиях, во второй – у него дистанционная работа с учениками, прежде всего из Москвы и Питера. Для связи и передачи учебных материалов репетитор использует скайп. Также у него есть дистанционные ученики из Белгорода, которые не хотят ездить на дом, особенно зимой.

Ярослав Почернин.
Ярослав Почернин.
Фото Алёны Антоновой

 

«Мои ученики убедились, что организация преподавания через Интернет ничем не уступает встречам в реальности, вполне возможно, что даже выигрывает. Находясь дома в комфортной обстановке, человек в общении раскрывается больше».

Большинство репетиторов оказывают свои услуги нелегально. Из‑за этого отсутствует полная статистика о размере рынка и его структуре. Однако, как объяснил Почернин, сейчас зарегистрироваться очень легко: у него это заняло вместе с походом в налоговую 20 минут.

«Спрос на услуги репетитора иностранных языков очень большой, особенно на дистанционные занятия. За одно занятие курса elementary специалисты из Москвы берут 3 тыс. рублей, тогда как репетиторы из провинции – гораздо меньше, поэтому заказов у меня очень много».

Что меняется

Образовательные учреждения всё чаще используют коммуникативный подход, который предполагает обучение через общение. Учитель и ученики постоянно ведут диалог на языке, который изучают, и на начальном уровне обучающиеся погружены в иностранный. Изменились учебники, в работе всё больше применяют компьютер. Но всё это неэффективно без хорошего учителя.

«С первой и до последней минуты урока студенты должны разговаривать на иностранном языке. Преподаватель должен быть как дирижёр в оркестре: командовать, контролировать, помогать – аранжировать всё. Он не за столом с книжкой должен сидеть, а быть среди учеников и активно с ними работать, − поясняет Валентин Доборович. – И только после такого обучения людей можно выпускать за рубеж, где они будут чувствовать себя комфортно».

Фото Алёны Антоновой

 

Развиваться преподавателю помогают дополнительные курсы, выезды за рубеж. Ярослав Почернин рассказал, как выглядели уроки английского языка в Германии, где он учился по обмену:

«Преподаватели каждое занятие прикрепляли на доску картины с какой‑либо ситуацией. Учащимся задавали вопросы касательно картины, на которые нужно было отвечать только на английском. Потом дети уже сами тянули руки и начинали добавлять детали, которых было очень много. Через какое‑то время все уже настолько ушли от картины, что разговаривали вообще о чём‑то отдалённом. Когда стал взрослее, я, конечно, узнал, что это обычный приём на говорение, который сейчас также использую в работе».

Особую проблему составляет подготовка сельских учителей. Три года назад школа «ИнтерЛингва» организовала ряд бесплатных учебных мероприятий для учителей из районов, пригласила туда преподавателей из Великобритании. Но это разовая акция, и пока ещё специалисты считают, что в районах знания по иностранному языку даже у учителей всё ещё остаются на низком уровне.

«Прежде чем научить студентов, школьников, нужно научить учителей, перенастроить их на новую программу», – заключает Доборович.

Впрочем, возможно, средний уровень знания иностранного в Белгородской области не высок, поскольку нет спроса на специалистов, свободно говорящих на другом языке. В областном центре занятости подсчитали, что за 2016 год всего у 102 вакансий из 93 тысяч обязательным условием было знание английского языка. В основном такие требования предъявляют предприятия, имеющие зарубежных партнёров. Например, обязательно знать иностранный необходимо было для вакансии художника-конструктора и sap-программиста.

«Если мы не знаем других языков, то нас очень легко обмануть, – говорит Ярослав Почернин. – Нужно понимать, что многие новшества рождаются не у нас. Особенно это касается гуманитарных наук, таких как социология, психология – это всё перенималось из других стран».


для комментариев используется HyperComments