Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
29 апреля 2020,  19:00

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию

«БелПресса» узнала у отельеров, сколько они смогут продержаться без гостей

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию
  • Статья

Запрет на работу в связи с распространением коронавирусной инфекции не затронул гостиницы и хостелы. Однако в условиях, когда никто никуда не едет, они остались без работы. Правительство официально признало гостиничную сферу пострадавшей.

Каждый четвёртый отель

Фатальный исход гостиничному бизнесу некоторые эксперты предрекали уже в первую неделю самоизоляции. По прогнозам гендиректора управляющей компании «Росинвестотель» Кирилла Иртюги, около четверти мини-гостиниц рискуют не пережить кризис по причине отсутствия финансовой подушки. По его мнению, даже если пандемию удастся остановить до лета, потери рынка будут колоссальными, потому что ещё 3–4 месяца люди будут избегать путешествий.

Если пандемия продолжится и летом, то небольшие отели, которые не смогут уладить вопросы с арендой, закроются совсем.

Эксперты консалтинговой компании JLL предрекли гостиничному рынку существенное падение во II квартале. По их мнению, апрель и май работающие гостиницы Москвы и Питера проведут с минимальным уровнем загрузки в пределах 5–10%. Что уж говорить об отелях и хостелах в провинции? В апреле белгородские гостиницы заполнились на 1–5 %.

Вслед за отменой конференций, спортивных соревнований и любых массовых мероприятий отменились брони на май и даже июнь. В таких условиях отельеры опасаются, что долго не протянут.

 

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: Владимир Юрченко

Хостел «Квартира 31»: Я провалился в бешеный минус

Хостел «Квартира 31» в районе БелГУ открылся в 2015 году одним из первых в Белгороде. Инвесторы вложили в него больше 20 млн рублей. Новый формат размещения оказался востребованным, и в 2016 году владельцы «Квартиры 31» открыли второй хостел – недалеко от вокзала.

В конце марта привычная хостелам всего мира оживлённая атмосфера, наполненная встречами, эмоциями и говором на всех языках мира, сменилась тишиной и страхом перед неизвестностью. Гостиницу у вокзала временно закрыли, она уже в марте ушла в минус.

В гостинице у БелГУ на 37 мест три гостя, заселившиеся ещё до начала коронавируса в России. Всех их расселили по разным комнатам, в коридоре поставили антисептики.

«У меня всегда была заполняемость на 90 %, – рассказывает управляющий Вадим Квачёв. – Апрель провалился в бешеный минус, просто в бешеный: комуслуги, интернет, охрана, пожарная сигнализация, аренда, зарплата – на один хостел в месяц нужно тысяч 250. Три гостя съедут в начале мая, и что делать дальше я не знаю. У меня одна бронь на конец мая, и до июля ничего, как и в других хостелах. Сейчас я работаю только ради коллектива».

У Вадима девять сотрудников. Он понимает, что распустить их нельзя, потому что потом будет очень тяжело найти новых, но когда наступит это самое «потом» – не знает. 

 

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: предоставлено владельцами хостела

Хостел Full House: Ещё месяца-два – и можно закрываться

Дмитрий Зареченский – единственный работник и собственник хостела Full House в Белгороде. Название переводится как «Полный дом», но его дом на 25 гостей пустует второй месяц.

«Отмены бронирования начались в конце марта, – рассказывает Дмитрий. – Первыми были спортсмены, когда в области появился первый больной, а после объявления нерабочей недели отказы повалились волной, в день было по 3–4 отмены. В апреле никого не было, на май тоже нет, остались единичные брони на лето, да и они очень сомнительны».

Full House работает два года и до пандемии всегда был заполнен на 80 %. В бизнес Дмитрий вложил больше 1 млн рублей, из которых 500 тыс. ещё не выплатил банку. Общие потери оценивает как «очень большие, на сотни тысяч рублей». Ежемесячно коммунальные платежи и аренда съедают 50–60 тыс. рублей.

«Гостей‑то мы можем принимать, но никто никуда не едет. В таком режиме, как сейчас, я протяну 2–3 месяца, а потом можно закрываться, – уверен он. – Вся надежда на лето: если даже я выйду в ноль – это будет очень хорошим показателем по нынешним временам. Я смогу покрыть все расходы и не нарастить новых долгов».

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: www.booking.com

«Континенталь»: 10 млн потеряли только на проживании

В одном из крупнейших отелей Белгорода из 138 номеров заполнены 6.

«В апреле загрузка – 5 %, а рассчитывали на 57 %, – рассказывает управляющая отелем Наталья Алтухова. – На май отменилось много заявок от туристических фирм и несколько конференций, заявки на лето зависли. Никто не знает, что будет дальше».

Только на проживании за март и апрель отель недополучил около 10 млн рублей. Ежемесячно на коммунальные платежи, налоги и зарплату для 56 человек нужно больше 1 млн рублей и 2 млн – за аренду здания. Собственных резервов хватит максимум до середины мая.

«Что будет дальше – я не знаю, – честно признаётся Наталья. – Обещали отсрочку по налогам, мы очень рассчитываем на неё. Ситуация непонятная: до 30 апреля налоговая не работает, мы не можем ни подать документы, ни проконсультироваться. С 1 мая можно подавать заявку на кредит на зарплату в размере МРОТ, обещали, что выплаты начнутся с 18 мая. Эти деньги нам бы помогли». 

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: continentalbelgorod.ru

 

После кризиса, по мнению Алтуховой, тяжелее придётся небольшим гостиницам, рассчитанным на туристов: в условиях неизвестности люди не станут тратить деньги на отдых. «Континенталь» же позиционируется как бизнес-отель.

«Строить пессимистические прогнозы мы не можем, потому что на то же банкротство наложен мораторий, нам просто придётся выживать, – говорит она. – У нас договоры со многими агентами и фирмами. Когда деловая жизнь начнёт оживать, к нам поедут командированные. Мы рассчитываем на своих постоянных клиентов».

На докризисный уровень прибыли отель сможет выйти не раньше осени. Летом деловая жизнь приостанавливается, и для бизнес-отеля это традиционно слабый сезон, поэтому все надежды на осень. Хотя в этом году свои коррективы может внести работа на удалёнке: сейчас это необходимость, но через несколько месяцев она может перерасти в привычку.

 

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: continentalbelgorod.ru

«Атлас» из Ракитного: Мы ничего не получим

В едином реестре малого и среднего предпринимательства по Белгородской области зарегистрированы 139 малых, средних и микропредприятий, у которых в видах деятельности значится предоставление мест для временного проживания, в том числе деятельность гостиниц.

Правительство внесло гостиничный бизнес в перечень пострадавших и пообещало поддержку. Льготами могут воспользоваться те юрлица и ИП, у которых указанный в Едином государственном реестре (ЕГРЮЛ) основной код вида деятельности (ОКВЭД) входит в правительственный список таких отраслей. У многих компаний основной указанный ОКВЭД не совпадает с фактическими видами деятельности, да и сам подбор кодов для списка очень ограничен. Поэтому многие ничего получить так и не смогли. Об этом пишет РБК, ссылаясь на жалобы представителей «Опоры России» и Общероссийского народного фронта (ОНФ). ОНФ направил в Минэкономразвития письмо с просьбой разобраться в ситуации, считая причины отказа формальными.

Пока Минэконом читает письма, семья Мозговых из Ракитного думает, где взять 130 тыс. рублей на очередной транш по кредиту. Два года назад они открыли гостиницу «Атлас» на 40 мест, вложив в неё больше 15 млн рублей. Основной контингент – спортсмены и командированные.

«Гостиница не работает, денег нет, всё плохо, – коротко характеризует ситуацию Павел Мозговой. – У нас кредит по 130 тыс. в месяц. Банк даёт отсрочку по основной сумме, но проценты надо платить, то же самое рефинансирование. А насчёт другой поддержки нам уже сказали, что мы ничего не получим. У меня раньше был продуктовый магазин, и главный ОКВЭД на него».

Про перспективы он думать не хочет, да и сохранится ли бизнес – не знает.

 

Номер для спортсменов в «Атласе» Номер для спортсменов в «Атласе» / Фото: Владимир Юрченко

«Амакс»: размещение медиков – единственный доход

Трёхзвездочный «Амакс» решил, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, и заключил контракт с горбольницей № 2 на размещение медиков.

Людям, которые работают с коронавирусными больными и не хотели бы подвергать опасности заражения своих родных, отель предоставляет одноместные номера экономкласса до 31 декабря 2020 года. Проживание с трёхразовым питанием обойдётся в 2 160 рублей в сутки. При полной загрузке это позволит отелю заработать 9,5 млн рублей. Сейчас в нём проживают 30 врачей.

«Медики живут в отдельном крыле с отдельным входом и отдельным лифтом. Мы кормим их в номерах, еду приносим в одноразовой пластиковой посуде. Даже горничные у них отдельные. Медики никак не соприкасаются с другими помещениями гостиницы и с другими постояльцами, никаких поводов для волнения у гостей нет, – пояснили в отеле. – Остальных гостей мы тоже кормим в номерах».

Сейчас из 270 номеров 30 заняты медиками и 5 – сторонними гостями. В апреле загрузка упала на 90 %, на май осталось одно бронирование. Контракт на проживание медиков – единственная возможность обеспечить зарплату для 80 работников отеля. 

 

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: www.booking.com

Спасательный жилет 

Чтобы бизнес ожил, нужно пустить в него саму жизнь. На «Букинге» сотни свободных вариантов размещения в Белгороде на любые даты. Ценник на сейчас и на июль – одинаков и, скорее всего, таковым останется. Главное сейчас не цены, а гости.

«Пока всё закрыто, нет никаких событий и соревнований – никто и не ездит. Нам говорят: селите командированных. Их нет! Никого нет! Даже если представить, что завтра все начали ездить, понадобится время на восстановление экономики и жизни, – констатирует Вадим Квачёв. – Все сидят без денег и тратятся только на еду, никаких поездок быть не может. Бизнес капитально поломан минимум на полгода. А где взять средства, чтобы продержаться? На двух хостелах только коммуналки под 60 тыс. в месяц, а ещё аренда. Арендодатели что мне могут сказать? Им же никто не помогает, они в такой же ситуации, как и я».

Дмитрий Зареченский смог договориться о рассрочке аренды на полгода. Переговоры не были лёгкими и не сняли с него финансовых обязательств, но дали призрачную надежду на то, что бизнес удастся сохранить.

«Сейчас мне это помогло, – говорит отельер. – Я получил кредитные каникулы. Банк очень быстро и без проволочек оформил рассрочку по кредиту и заморозил платежи основного долга. Если первоначально у меня кредит был на три года, то теперь его продлили на 3,5 года. Проценты за пользование деньгами продолжают начисляться в соответствии с изменившимися условиями. Кредит стал дороже, но у меня есть полгода, чтобы попытаться восстанавливать своё финансовое положение. Это единственная помощь, которую я смог получить. На горячую линию в ТПП не дозвонился, и попасть к ним внутрь не смог, поэтому от них никакой помощи не увидел».

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: Владимир Юрченко

 

«Континенталю» удалось договориться с арендодателем, но с налоговой не договоришься. 

«Пообещали отсрочку, но всё равно платить придётся, а сколько продлится нынешняя ситуация – неизвестно, и где эти деньги брать? Правильнее было сделать налоговую амнистию, хотя бы на самые сложные месяцы: март, апрель и май», – убеждена Наталья Алтухова.

Для «Амакса» спасательным жилетом могло бы стать разрешение на работу ресторана и сауны. Здесь готовы обеспечить все необходимые санитарные условия, только бы к середине мая начать работать. В целом процесс восстановления и выхода на докризисные уровни доходности для «Амакса» растянется минимум на полгода. Это при условии, что разрешат проводить спортивные соревнования и конференции. 

 

«Никто никуда не едет». Выживет ли белгородский гостиничный бизнес в пандемию - Изображение Фото: предоставлено владельцами хостела «Квартира 31»

Если бы раздавали деньги, вам бы это помогло?

Вопрос, конечно, из области фантазий, хотя в некоторых европейских странах так и сделали.

«Чтобы сохранить бизнес в течение ближайших шести месяцев, мне нужно 600 тыс. рублей. Если бы мне их выделили, это не просто бы помогло, а решило бы все проблемы и спасло бы бизнес от закрытия. Я бы не заработал ничего, но оплатил все налоги, аренду и коммунальные платежи», – говорит Дмитрий Зареченский. 

Вадиму Квачёву, по его словам, на полгода нужен примерно миллион:

«Так здорово придумали: бизнес не работает, а зарплату плати. Где мне взять деньги на зарплату, на содержание? Баклажка дезинфектора для рук вот стоит 2 900, я немного в шоке. Потому, если бы давали деньги, меня бы это спасло».

Павел Мозговой рассуждает несколько иначе.

«Какой смысл раздавать деньги предпринимателям, если у населения не будет средств воспользоваться их услугами и купить их товары? Если и раздавать деньги – то всему населению, а бизнесу они вернутся через товары и услуги, оживится вся экономика, – считает он. – Конкретно меня спасла бы отмена платежей за комуслуги и отсрочка по кредиту без всяких процентов как минимум на полгода. Если даже мы откроемся, нет гарантии, что к нам поедут. Часть организаций, которые отправляли командированных закроется, часть сократит расходы на поездки, и мы останемся без гостей. Я даже не уверен, будут ли у людей деньги на обеды в нашей столовой».

Ирина Дудка 


Все материалы «БелПрессы» о коронавирусе COVID-19 собраны здесь.

 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×